Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Когда мы были молодыми... (Воспоминания). Анатолий Калинин. СПб, 1999. Часть 8.

Когда мы были молодыми... (Воспоминания). Анатолий Калинин. СПб, 1999. Часть 8.

Глава 6. ВОСПИТАТЕЛИ. Продолжение.

Они внешне были абсолютно разные. И самое разительное несходство - в росте. Она была выше Константина Александровича более, чем на полголовы.
Уместно вспомнить, как наставлял Константин Александрович "нашего брата". "Наш брат" являлся типичным представителем послевоенного молодого поколения. Все мы в то время имели рабоче-крестьянское происхождение (в крайнем случае - из сов. служащих), пережили и голод, и холод, и беды войны, и горе потерь. Знанием отдельных элементов светского этикета могли похвастаться немногие.
Так вот, Безпальчев учитывал и этот фактор. Инструктируя увольняемых "на берег" или в другой подходящей ситуации он наставлял:
- В увольнении советую сходить в Оперу (или др.театр), там ставят то-то, играют те-то, очень интересно.
- В театре брать места только в партере, не далее 15-го ряда. Никаких галерок! Проверю! (И проверял)
- Если будете с дамой, непременно преподнесите коробку конфет или угостите хорошим шоколадом.
- В театре должны курить только вот такие папиросы (показывал длину рекомендуемой папиросы - сантиметров 10-15, сам же он не курил и курение, как таковое, презирал).
- Если это Вам не по карману, сходите в другой раз.



- Сопровождая даму по трапу (моряки!), если нельзя быть рядом, Вы должны: при подъемах находиться впереди, при движении вниз - сзади.
- Ваша дама на прогулке должна идти слева от Вас, чтобы не затруднять отдание воинской чести старшим по званию и освободить Вам левую руку. Это Вы должны ей деликатно объяснить заранее.
Елена Тимофеевна (1898-1988г) этот ритуал знала твердо и долгие годы в супружестве именно так сопровождала Константина Александровича. В светлой памяти моих друзей, воспитанников Рижского нахимовского училища, в которое они пришли в далеком 1945 году, Елена Тимофеевна осталась им Мамой.
Но вернемся к К.А.Безпальчеву.
Службу его на флоте "карьерой" не назовешь. Окончив престижный Морской кадетский корпус в 1915 году с "золотым значком" (золотой медалью) в звании "мичман" - первое офицерское звание - он прошел суровую морскую школу в должности вахтенного начальника на крейсере "Россия", который вел боевые действия в 1-ю Мировую войну на Балтике. Под его командованием комендоры зенитного плутонга сбили первый немецкий аэроплан, за что он был удостоен ордена "Св. Станислава 3-й ст."
А дальше - Революции, стихия стала править бал...

Помнится воспоминание Безпальчева:
« Октябрьская революция привела нас с Еленой Тимофеевной на Финляндский вокзал Петрограда. Флот уже был разрушен, я - без дел, без перспективы, без средств. Стояли мы на опустевшем перроне, с одним чемоданом личных вещей, в надежде хоть на чем-нибудь уехать в Финляндию, насовсем. Движение поездов уже прекратилось, надеялись на оказию. Пронизывающий холодный ветер разносил по пустому перрону прокламации и газеты с Манифестами и революционными призывами. Было зябко и тоскливо.



Вдруг приблизился революционный патруль: "Ваши документы, гражданин!" Я предъявил. "Пройдемте!" - Нас отвели в штаб какой-то революционной комендатуры и, на наше счастье, принявший нас комиссар оказался весьма интеллигентным, образованным, деловитым человеком. Выслушав печальную историю, спросил неожиданно: "А зачем Вам это?" - и, подумав, предложил: "А не хотите Вы стать военным советником по морским делам при..,?"
Я немедля согласился. А вскоре вышел Декрет о привлечении военспецов из "бывших" во вновь создаваемый Рабоче-крестьянский Красный Флот».
Вот такая незатейливая житейская случайность сохранила для нас этого замечательного человека.
Прошло десятилетие со времени выпуска из училища. Из "лейтенантов" я дорос до "капитана 3 ранга", стал слушателем ВСООЛК ВМФ - аббревиатура Командирских классов в Ленинграде.
Был выходной воскресный день. Не сойдясь интересами с супругой по поводу развлекательной программы, слегка расстроенный, одинокий, но гордый, я отправился в Центральный Морской музей. Это было не первое посещение. В редкие, случайные наезды в Ленинград я не раз уже побывал в нем. И всякий раз открываешь для себя что-то новое. В этот раз открыл неожиданно и новое, и необычное.



Украшение носовой части корабля, установленное на одной из лестниц музея. 1961 г.

Осмотрел в очередной раз ботик Петра, модели и детали первых боевых парусных кораблей. Подошел к нескольким группам экскурсантов, послушал, о чем им говорят и как. Увидел в стороне еще одну группу, подошел поближе. Вел группу какой-то контр-адмирал - нечастое явление в нашем музее, я заинтересовался.
О, Боже, да ведь это Безпальчев!
Я его не узнал. Это был внешне другой человек. Несколько позже он сам объяснил эту метаморфозу: оказывается, он сильно и долго болел. За время болезни потерял в весе 30 кг. А болезни и годы, как ведомо, людей не украшают, тем более - радикально изменились параметры фигуры.
Как жаль, что я не успел к началу экскурсии! Безпальчев уже живописал раздел развития флота в предреволюционный период. Мимо проносились общипанные стайки под предводительством бойких на слово экскурсоводш: "Посмотрите налево, Вы видите…. А сейчас посмотрите направо, перед Вами..," - и стайки улетали в даль.
Группа Константина Александровича обрастает, как снежный ком. Слышится его рассказ:
-…Большая Императорская судостроительная программа продолжает выполняться. Наряду с линейными кораблями, получает развитие и средний класс. Уже в 1913 году, накануне Мировой войны, на Балтике вступает в строй эскадренный миноносец "Новик". Вы видите перед собой макет этого корабля. Мировая кораблестроительная практика не имела ему аналогов. При скорости в 36 узлов, имея мощнейшее артиллерийское, торпедное и минное вооружение (коротко перечисляет основные технические и боевые характеристики), он стал не только образцом строительства этой серии в России, но и в других странах. Этому типу кораблей выпала честь после модернизации принимать активное участие и в Великой Отечественной войне.



Эскадренный миноносец типа “Новик”. Головной корабль серии построен Путиловским заводом и спущен на воду в 1911 г. Водоизмещение – 1260 тонн. Длина – 102,4 м., ширина – 9,5 м., осадка – 2,7 м. Энергетическая установка - 3 турбины общей мощностью 30 тыс. л.с.. Скорость – 36 узлов. Артиллерия: 4 – 105 мм., 4 пулемета. 4 надводных минных аппарата.

Сделав паузу в несколько секунд, и как бы с грустинкой, он продолжал:
- Я имел честь командовать кораблем типа "Новик" - эскадренным миноносцем "Петровский" на Черном море.

В 1929 году я получил назначение командиром "Петровского". В штабе флота, куда я прибыл для представления, меня принял Командующий Морскими силами Черного и Азовского морей Владимир Митрофанович Орлов (обращает внимание на портрет). Годом старше меня, до 1-й Мировой войны студент юрфака университета. В войну закончил трехгодичные гардемаринские классы, плавал на учебном корабле "Орел". Восторженно встретил революцию, вступил в партию большевиков, храбро сражался на фронтах Гражданской войны. 1926-30 гг. - командовал Черноморским флотом. 1931-37гг. - Начальник Морских сил РККА. Встретил меня Орлов озабоченным: "Прошу извинить, Константин Александрович, что не могу уделить Вам должного времени и внимания. Ваш корабль тонет. Поспешите на завод, машина Вам у подъезда!”
Это было сложное время. Совсем недавно отгремели бои Гражданской войны. Лучшие боевые корабли были уведены белогвардейцами, часть флота была затоплена под Новороссийском. В стране еще разруха, но на повестке дня стоит вопрос о восстановлении того, что уже не могло плавать. Строить новые корабли молодому государству было еще не по плечу. Тяжесть восстановления флота легла на плечи парней, пришедших по комсомольскому призыву из голодных украинских сел и городов. Вот по незнанию и неумению этих парней и случилось ЧП на "Петровском".
“Петровский” мы спасли. Через год из его труб уже взвивался легкий дымок, котельные машинисты поднимали пары, турбинисты обкатывали свои агрегаты, а вскоре мы вышли в море на ходовые испытания.
Какое счастье для командира дать собственными руками через машинный телеграф команду, которую сразу подхватят и немедленно исполнят несколько десятков умелых рук, приведут в действие нужные механизмы. Корабль обретет ход, управляемость.
Я даю "малый ход" - корабль идет, я даю "средний ход" - турбины набирают обороты, корпус эсминца возбужденно подрагивает, и я даю "полный вперед"!
Но что это? Турбины теряют обороты, поступает доклад о падении давления в котлах. Я разъяренный бросаюсь с мостика в котельное отделение, в мыслях мелькают эпизоды предстоящей расправы. На флоте потеря хода кораблем – ЧП! Это позорное пятно и "притча во языцех" на долгие годы.
В гневе я врываюсь в угольный бункер. И что вижу? На груде угля лежит молодой кочегар, потерявший силы и сознание от голодного обморока. Да, и на флоте есть было нечего. Мой воинственный пыл погас. Общими усилиями экипажа мы довели давление в котлах до "марки". В установленные сроки завершили испытания механизмов, а вскоре вошли и в боевой состав флота.



Однотипным эсминцем “Петровский” К.А.Безпальчев командовал с июня 1926 по февраль 1930 г.

Повествование по экспонатам с богатыми личными впечатлениями продолжилось.

Рассказал Константин Александрович о предвоенном строительстве флота, остановился на флотских "знаменитостях" того времени, портреты которых до сих пор украшают музей. Остановил внимание слушателей на академике, адмирале Акселе Ивановиче Берге, стоявшем у истоков новой отрасли знаний - кибернетики, товарищеские отношения с которым поддерживал еще с кадетских времен, о выдающейся морской династии Бутаковых, многих из которых он знал лично, а то и состоял в дружбе.
Интереснейшая беседа близилась к предвоенным годам:
- В 1940-м году я еще раз посетил Черноморский флот в составе комиссии с инспекционной задачей. Дела флота шли успешно. В боевой и политической учебе флот первенствовал, это, бесспорно, радовало. Меня встретили радушно, многие еще помнили. Показали успехи, не скрывали недостатков, без них не бывало, но настрой командования, “нижних чинов”, как говаривали ранее, не оставлял сомнений - им все по плечу.
Наконец, меня принял Командующий флотом. Адъютант любезно извинился, что Командующий не смог из-за занятости уделить мне внимание с самого начала. Я это понимал: у Командующего всегда в достатке важных и неотложных дел.
Наконец я в кабинете, представляюсь, ко мне подходит Командующий и с радостной улыбкой пожимает мне руку. Неформальность обращения как-то смущает, в лице - что-то до боли знакомое. Фамилия ничего не говорит. Начинается непринужденный разговор. А в мыслях одно: мы ведь где-то встречались...
И вдруг меня пронзило: так это же он - матрос Иванов с угольного отвала в бункере эсминца "Петровский"!
И ссылка на портрет со скупыми данными энциклопедического словаря: "Октябрьский (Иванов) Фил. Серг. (1899-1969), адмирал (1944), Герой Советского Союза (1958), Команд. Черном.флотом 1939-1940 и 1944-1948), один из руководит. обороны Одессы и Севастополя. В 1943-1944 Команд. Амурской воен.флотилией. В 1948-1953 1-й зам. Главнокоманд. ВМС СССР".
Разросшийся до громадных размеров “снежный ком” отметил окончание экскурсии долгими, несмолкающими аплодисментами, были многие благодарственные речи.
А в начале зала формировались новые “стайки”...
Из 17 лет, отведенных Константину Александровичу на годы “отставки”, большую часть он посвятил работе в Центральном Морском музее на общественных началах. Его путь в Музей закономерен.



Контр-адмирал К. А. Безпальчев в Центральном военно-морском музее (Ленинград) у макета крейсера «Россия»

Просветительская деятельность Безпальчева началась очень давно. Еще в 1923-1924 гг. он командировался Политуправлением ЧФ в Ростов, Екатеринослав (Днепропетровск), Киев, Харьков с циклом пропагандистско-агитационных лекций по истории и путях развития Военно-Морского флота страны. Если бы его знания истории ВМФ, увлеченность им, большие организаторские способности были использованы в должности, допустим, научного руководителя Музея или его директора – можно было бы ожидать заметный позитивный этап в его развитии.
История оставила нам отзыв неизвестной работницы архива Музея – благообразной интересной старушки-дамы:
- Константин Александрович был очень душевный человек. Просто прелесть! Очень грамотный, начитанный, интеллигентный в самом высоком смысле этого слова. Потрясающе хорошо знал историю флота, которую никто в Музее тогда не знал лучше его, да, пожалуй, не знает и сейчас. Он был очень деликатен, галантен, но иногда мог отпустить и “солёненькую” фразу.
Запомнилась страсть, именно - страсть, Безпальчева к парусу.
Кстати, не я первый пишу об этом. Любознательный читатель может найти интересный эпизод, относящийся, видимо, к концу 20-х годов, на стр. 45-46 воспоминаний Н.Г.Кузнецова "Накануне". Позволю себе привести этот эпизод полностью:
«Самый жизнерадостный из нас, Юрий Александрович Пантелеев, был природным рассказчиком. За основу фабулы своих рассказов он брал истинные события из прошлой флотской жизни, а она у него очень богатая! И так искусно сдабривал их вымыслом, что мы, затаив дыхание, слушали его часами. В тот вечер попросили Юрия Александровича рассказать, как он, будучи штурманом, объявил благодарность командиру эсминца. Передаю лишь смысл этого эпизода.
Однажды летом, когда крейсер стоял на бочке у Павловского мыска, и тихий, теплый вечер манил всех на Приморский бульвар, где играла музыка, на берег съехали командир корабля и командир отряда. Не устояв перед соблазном, в катер нырнул и старший помощник командира. Дежурным по кораблю остался штурман Пантелеев. Он поднялся на мостик, по-хозяйски оглядел рейд и, заметив парусную шлюпку, лихо ходившую между бочками в Северной бухте, крикнул на вахтенный мостик:
- Сигнальщики, чья шестерка?
- С "Петровского", товарищ дежурный, - последовал ответ.
Пантелеев, упиваясь властью, приказал поднять сигнал, выражая благодарность старшине шлюпки, а следовательно и командиру "Петровского". Эсминцем в ту пору командовал К.А.Безпальчев, человек строгий и любящий порядок во всем. По морскому уставу командира корабля могло благодарить только высшее начальство. Увидев сигналы, Безпальчев запросил по семафору, кто остался старшим на "Червоной Украине". Допытавшись, что самым старшим был дежурный по кораблю штурман Пантелеев, он пришел в ярость.



Крейсер "Червона Украина" в Севастополе.

Утром, когда возвратилось командование, Безпальчев на своем катере подошел к трапу крейсера и, быстро поднявшись на борт, разгневанный прошел в салон. Шуму было много».
О Ю.А.Пантелееве мы еще поговорим впереди, а пока вернемся в училище.
На 1-м курсе училища, наряду с другими предметами, была "Морская практика" - наука древняя, многообразная, интересная и очень нужная на флоте. За учебный год мы постигли "азбуку Морзе", световой и флажный семафор, значение флагов расцвечивания, вязание морских узлов, устройство шлюпки, такелажа и парусов. А к началу навигации на Даугаве мы имели уже и свой "флот" - несколько 6-ти весельных шлюпок, 10-ти и 12-ти весельных баркасов и катеров, разместившихся в спортивной гавани вблизи нынешнего "Московского" моста через Даугаву.
Началась морская практика на воде: “Уключины вставить! Весла разобрать!” “Внимание! Весла на воду!”, "Табань!", "Шабаш!", "Весла на валек!", - неслись по Даугаве команды.
Весельные приемы отрабатывались до автоматизма, исполнялись, как оружейные. Первые гребки невпопад, затем -лучше, еще лучше, хорошо, совсем хорошо... Ладоням рук сначала больно, затем - очень больно, затем - кровяные мозоли. Спустя какое-то время, ладони уже покрыты толстым слоем бесчувственной кожной корки. Слаженные взмахи весел, мощные гребки, шлюпка с каждым гребком уверенно набирает скорость. От одиночных, "спринтерских", галсов переходим к состязательным гонкам.
И все это под бдительным надзором и личным руководством самого Безпальчева К.А.
Скоро от весел переходим к парусам, а затем и сдача экзаменов по управлению шлюпкой на веслах и под парусом.
Кульминация "водной феерии" - выполнение двух поворотов шлюпки под парусом: фордевинд и оверштаг, с проходом у борта рассыльного катера в расстоянии не более 20 см. На катере - сам Батя.
Мне, грешному, первый проход не удался, расстояние получилось под 30 см. С палубы катера прозвучало властное и недвусмысленное: "Повторить!"



Второй заход удался на славу, расстояние до борта катера не превысило 5 см, начальство отреагировало одобрительно, и в душе шевельнулось приятное чувство успеха.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю