Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 10.

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 10.

Семнадцатые сутки под Панцирем.



Арктика.

Вот и все! Желоб Лены – позади! Прощай, Арктика! Прощай, Панцирь! А может быть, До свиданья?
Мы почти вышли из-подо льда… Теперь будет полегче… и в смысле нервов… и вообще…
Приятно все же сознавать, что скоро, совсем скоро над головой окажется Чистая Вода... Пласт толщиной каких-нибудь 50, 60, 80, 100... а может – 200 метров...
Московское время – 06.21...

Идем вперед, забыв Земли дыханье,
Не сбросив до конца Ледовый Панцирь,
В душе – любовь, мечты, воспоминанья,
В ушах – гудки метро знакомой станции
В глазах – глаза Любимой, как мгновенья
Под пологом осенней Баркаролы
Я думаю о свежести осенней,
И о хрустальной сказочной короне...



Времена Года. Золотая осень.

И вот Мы – в Гренландском море! Есть такая страна вечного холода – Гренландия...
Шляемся по квадратам... Слушаем море... Нам ничего не надо... Все хорошо...
Экипаж заметно повеселел, сбросив тяжесть Панциря... В душах – заметная легкость... Улыбки... Флотские побасенки в кают-компании... Словом – с Облегчением Вас, товарищи!
Отношение ко Мне в Экипаже заметно изменилось... Со Мной заговаривают... зовут в кают-компанию на просмотр очередного фильма… Часто – встречают улыбками.
С особым удовольствием посещаю пульт управления главной энергетической установкой... Управленцы встречают меня радушно, а Я не перестаю восхищаться Спокойствию, с которым они принимают доклады и отдают команды в энергетические отсеки...
Похоже, их забавляет Моя восторженность... Но я вижу – им приятна непосредственная искренность Незнайки...
Лукавства здесь нет: мне трудно представить Объем Знаний этих людей! А ведь Командир должен все это знать тоже...



Он-то наверняка знает... А Я? Ведь это – тоже Железо... Только еще в несравненно большем количестве, чем у штурманов... Мечты, мечты! Где ваша сладость? Ушли мечты, осталась ... Грустно, черт побери!
Московское время – 00.40... Опять вахта... Решаю задачку, которую задал ПэЭф... надо найти неисправность в схеме... Реле... резисторы... конденсаторы... Черт ногу сломит... Московское время – 03.45... Ранний завтрак, Я спешу на встречу с Ним! Сколько раз уже это было... И каждый раз – радость...
Я, кажется, понял: просто завтрак, обед и ужин – это редкие минуты отдыха... А этих минут было так мало...
Возвращаюсь к «верстаку»... Так ПэЭф и ЭсШа называют стол автопрокладчика... Очень точно!
Еще час мучений – и задача решена! Тайком спускаюсь в гиропост... ЭсШа смотрит результат... Эти мгновения – как вечность!
Он протягивает мне листки... «Все правильно... Только зачем столько лишней работы?» А черт его знает, зачем!
Радость переполняет Меня! Первый раз я Сам нашел неисправность! Сам! Сам!
ПэЭф равнодушен… «Несите зачетный лист...»
Еще одна запись... Еще одна ступенька к Признанию Экипажа!
Наклоняюсь к трубе: «Гиропост! Доложите командиру БЧ – время 07.45...»
В этот раз засыпаю сразу...

Возвращение на Чистую Воду.

Панцирь остался позади... Перестраховавшись на всякий случай, всплываем без хода... На индикаторах всех приборов – Чистая Вода! Ни тебе полыней, ни тебе льдин... Красота!
И вот – глубина 7 метров... Нас встречают: тот же самый ледокол, что провожал под Панцирь... А вот и самолет... Привет, ребята!
Мы – живы… Спасибо за то, что помогли выйти из-под Панциря…
Командир в рубке радистов общается с капитаном ледокола... ПэЭф и ЭсШа колдуют у КПФ-ЗК... А Я смотрю в перископ... Кручу в свое удовольствие... Туда – сюда...
Ледокол хорошо виден... Он небольшой, с ярко-оранжевой высокой надстройкой... Чтоб лучше было видно во льдах при проводках судов...
За ним – громадный айсберг... Вот еще один... А слева – еще... О, да их тут несколько!
Море – свинцового цвета... Чуть дышит... Нас почти не качает... Сзади – сплошная серая мгла... Так Арктика выражает напоследок свое недовольство…
Мне все-таки грустно... Ледяные поля и торосы, похоже, навсегда обосновались в моей Душе… Стали частью Меня... А я – частичкой Белого Безмолвия...



Белый айсберг плывет по волне,
В океан погруженный для верности...
На три четверти он – в глубине,
Только четверть всего на поверхности...
И любовь моя, тоже одна,
Все плывет сквозь года ледовитые...
Лишь на четверть, на четверть снаружи видна,
На три четверти в сердце укрытая...
(песня полярников)

Опять Я говорю с Ней... Ровно месяц прошел с тех пор, как Я поцеловал Ее на пороге квартиры №71...
Часто представляю Ее в Неизвестной Ее Жизни Без Меня... Наверное, острота гремихинских ощущений давно померкла на фоне ленинградской чудесной осени...
А Я ничего не забыл... И еще долго эти ощущения будут единственным шатким мостком к Ней... отсюда...
Пишу Тебе обо всем потому, что если все будет хорошо – читать это будет здорово... Там… В нашей уютной ленинградской квартире... Смешно и забавно...
А если Я не вернусь – Ты ничего вообще читать не будешь… Так что, нытиком я показаться не рискую…
Вчера радисты жестоко пошутили: «Ледокол почту привез!» Шутку не оценили, зато разрядились на бедолагах на все 100%... Сутки носа в центральном не казали…
В десятый раз перечитал Твою тетрадочку с письмами.. Ловлю себя на одной и той же идиотской мысли: вдруг еще одно письмецо обнаружится… которое пропустил, читая… Увы…
Часто вспоминаю Твой грибной суп… Очень хочется… Хоть ложечку попробовать…



Первый лейтенантский адреналин (продолжение).

Сон сегодня видел... Церковь... Люди... И частый - частый перезвон колоколов...
Открываю глаза... Колокол, точно,.. Перезвон... «аварийная тревога! Пожар в седьмом отсеке... Горит..»
Дифферент на корму заметный... Быстро всплываем...
Я впервые командую в гиропосту: «Приготовить средства индивидуальной защиты! Проверить резервное питание!»
Команды быстро выполняются...



Три длинных звонка... «Отбой аварийной тревоги!» Обошлось... Слава богу...
А вот на "К-8" в 1970 году не обошлось... (см. Атомная торпедная подводная лодка "К-8". 39 лет тому назад)
Ловлю в себе новое ощущение: сегодня я был частью Экипажа...
И - чувство радости... за ребят на пульте... Те, на «К-8», погибли... Спите, орлы боевые! Пусть Злая Пучина станет Вам мягкой купелью! Мы Вас помним... Всегда...
А Корабль тем временем вышел в Норвежское море... Пока я спал...
Совсем недалеко Мы уже от Дома!

Первые обобщения лейтенантского опыта (продолжение).

Мне несказанно повезло с лейтенантским Стартом! Что же должно было произойти такого, чтобы сработали все звенья в непростой цепи Лейтенантской Удачи?
Начальник отдела кадров раньше Меня не знал...
Стажировку я проходил не у нашего Командира, а совсем на другом Корабле...
Результатами по дисциплинам специальности в училище я не блистал... В дивизии об этом знали до Моего прибытия...
«Высоких» покровителей у Меня нет и никогда не 6ыло... Просить за Меня некому...
Но - самое Главное и до сих пор Мне совершенно непонятное: что же побудило Командира взять в Такой Поход недопущенного лейтенанта? Имея на Корабле в качестве только что назначенного старшего штурмана недавнего своего же командира группы?
Тем не менее, решение Командира еще как-то можно объяснить: все-таки я - из его Экипажа... Надо быстро вводить в строй молодого офицера, а автономка для этого (как я теперь понимаю) идеальный вариант...
А чем объяснить решение Командующего Флотом и согласие с этим решением Главного Штурмана Флота? Они что, не понимали, Куда идет Корабль?
Объяснение здесь напрашивается только одно: абсолютная уверенность этих людей в Командире и Экипаже! И этой уверенности не в силах был помешать лейтенант-Незнайка...
Так что, Я здесь совершенно не при чем... Командир попросил - ему не отказали... Вот и все...
Я понял еще, что работа с людьми у Меня получается.» Они Мне интересны... И у Меня есть, что им предложить...



Наша воля

И еще я понял, что Штурманское Дело требует особой подготовки и ответственности... Можно хорошо знать Железо, но не обладать Ответственностью за Безопасность Корабля... И тогда - горе Экипажу! Он становится заложником Единоличной Безответственности...
А можно - и наоборот... И второй вариант для Корабля -лучше... Хотя - хорошо бы и знать и быть ответственным! Тогда и голове болеть нет причин..
Я теперь твердо знаю: Ответственность у меня есть! Значит, и Железо я освою...
Хотя бы для того, чтобы стать отличным штурманом... иначе, кто же плохого пустит в Командиры?
А Командир - это Первый Штурман на Корабле... исходя из требований всех руководящих документов по линии БЧ-1...
Наш Командир, например, умеет определять Место Корабля с помощью всех средств навигации, которые есть на Корабле... А вот старпом - не умеет...
Значит, стать хорошим штурманом - это просто одна из обязательных ступенек к Командирскому мостику! И я начал восхождение по этой первой ступеньке...
Плохо ли, хорошо ли, - но начал... И теперь уж поднимусь на нее, будьте уверены!
А до конца автономки остались чуть больше двух недель... Поэтому - за работу, товарищи! И не поскользнитесь на ступеньке...

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю