Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 11.

Первый поход под лед (впечатления лейтенанта атомной подводной лодки). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). - Санкт-Петербург: «Слава Морская», 2006 г. Часть 11.

Первые ощущения успеха.



Над Нами - снова холодные волны Гренландского моря... Кто-то где-то решил - и вот Мы уже идем на север проторенной совсем недавно дорогой...
Я работаю, как машина... Мы - можем! Мы - должны! Мы будем! Эти слова - символ Моей Воли... Воли к победе!
Я прочно адаптировался К своему Сумасшедшему Режиму: все время накапливающаяся остаточная усталость и бессонные ночи стали Нормой Повседневной Лейтенантской Жизни... И эти нормы совершенно неожиданно сказались на моей работоспособности: она резко возросла!
Неудачи у ПэЭф Меня больше не повергают в уныние... Да, Вы Все пока знаете и умеете больше, чем Я Но кто из Вас способен продемонстрировать в конце автономки такую, как у меня, Волю к победе?
А Я демонстрирую Ее не только ПэЭф, но и Экипажу ежедневно... Неудача - повторный «заход»... неудача - еще раз попробуем... Еще... Еще... «Несите зачетный лист...» Этот финал тоже становится нормой Моих трудов...
Вопрос №15... №16...№17... №21... Одержимость Моя явно импонирует Экипажу, особенно - офицерам БЧ-5... Они конкретно и охотно помогают Мне в сдаче корабельных вопросов... И здесь дело уверенно идет к финишу...
А вот с ПэЭф все сложно... Он все время возвращает Меня к тем вопросам, которые сданы были ранее... Чуть - что не так — и «зачет» превращается в «незачет»... Поэтому к каждому вновь сданному зачету я каждый раз буквально прорываюсь сквозь Глыбу Суммарного Знания, приобретенного в виде «зачетов» ранее... Попробуйте стать на мое место - и Вам станет тоскливо до тошноты...
Но я не сдаюсь! Сегодня - еще одна (уже пятая!) попытка сдать комплексный зачет по системе курсоуказания... После отдельных зачетов по 64 переключателям...
Опять провал—Черт бы побрал это Железо вместе с ПэЭф! Все-таки в технике я - тупица... С тоской возвращаюсь в гиропост...
ЭсШа мне сочувствует... В глазах рябит от схем... Башка чугунная... Время бежит— Тупо пробегаю цепочку за цепочкой... Картинка никак не складывается... Еще один прогон... Еще один... Глаза слипаются...
Ладно... завтра продолжим...
Корабль тоже устал... Вот опять перезвон колоколов! Господи, что на этот раз?
«Аварийная тревога! Запах гари в центральном посту...» Спасибо, что не пожар...
Ловлю себя на мысли, что чувство Опасности притупилось... перешло в некое подобие привычки... Как ноющий все время зуб... Боль есть, но мозги уже не застилает...
«Отбой аварийной тревоги!» Молодцы ребята, быстро сработали...



Если посмотреть на разрез энергетического отсека атомной подводной лодки, где всё заполнено техникой, в этом плотнейшем сплетении электрических кабелей, гидравлики и воздуховодов трудно представить себе человека, многие дни, недели и месяцы несущего службу в этих энергонапряжённых, пространственно стеснённых условиях. И, тем не менее, подводники исправно выполняют свою святую обязанность, защищая морские рубежи нашего Отечества.

ПэЭф хмур и сосредоточен... «Несите зачетный лист...» я похоже, достал его сочетанием Тупости и Упорства...
Московское время - 00.55... Я снова на вахте... рассматриваю свой многострадальный зачетный лист... Глубокие изломы на сгибах... Сколько же раз за поход Я повторял эту процедуру! Развернешь в надежде, что окажется на одну подпись больше, чем было...
Ха -ха...
Остались всего три ячейки без росписей... Из 28... Вот так-то, уважаемый Читатель!
Никогда не предполагал, что заполненный зачетный лист может так радовать глаз! И за каждой росписью - лейтенантская кровь и слезы... Да заскорузлые мозоли на Многострадальной Заднице...
Кончается вахта... Наступает последний сентябрьский денек... 42 суток остались позади... А на пороге - октябрь...



Художник Леонид Афремов (Leonid Afremov).

Октябрь украсил парки Ленинграда,
Осенний дождь стучит по стеклам вновь...
И по аллеям милого Мне сада
Шагает тихо чья-нибудь любовь...
Шагает в такт дождю, под шорох листьев,
Идет туда, где был и Я с Тобой...
Какого черта, ну скажи на милость,
Ушел Я в море, за своей судьбой?
Ушел от старых, Мной любимых парков,
В края холодных северных ветров,
Туда, где неизвестно слово «жарко»,
Где любят Дело... и не любят слов...
Отсек молчит... ни говора, ни звука,
А в штурманской - спокойный полумрак
И я прошу... ну дай скорее руку,
Пойдем гулять в осенний сонный парк!
Пойдем шуршать осеннею листвою!
А то - почти два месяца вода...
Нас укрывает темной глубиною
И никому не добежать сюда...

Последняя неделя похода.

Автономка кончается... Сижу в гиропосту и слушаю Анну Герман... Любимая песня греет Душу как и и когда...



Думаю о Ней... Все время, когда способен Чувствовать... Нет, наверное, ни одной детали Нашей короткой совместной жизни, которую я не перебирал бы в Памяти раз по 10 - 15...
Сегодня Меня посещает странная мысль: Я боюсь возвращаться... Вдруг Она не приедет?
А почему Она должна приехать? Как попадет в погранзону без специального пропуска? Кто Ей этот пропуск сделает?
Убийственная логика! Но Душа Ее в упор не видит... В походе вообще наступает момент, когда Экипаж начинает вдруг жить ожиданием Дома... Контуры предстоящей встречи с Любимыми Людьми все явственнее и ощутимее...
Вот и Мои мысли — уже на причале... А вот и знакомая шапочка... Ура!!!
Грезы застилают мозги... И это неуправляемое состояние Внутреннего Мира таит в себе Беду для Экипажа.»
Командиру эти признаки давно уже заметны... Все чаще Он обходит Корабль, все жестче обращается с Экипажем...
Но не со мной... Сегодня Он не задает своего привычного вопроса: «А чем занимается мой недопущенный младший штурман?»
Потому что со вчерашнего дня я Допущен к самостоятельному управлению электронавигационной группой БЧ-1!
Поэтому и вопрос мне задается другой: «А ты что, устал?» Отвечаю, ценя Командирский юмор: «Готов к следующей автономке!» Командир задумчив: «А что, это мысль...» Вот так-то... Он в меня верит...
Московское время 01.35... Привычное и уже любимое время... На Корабле почти нет спящих... Шатуны бродят из отсека в отсек... То там, то тут - мимолетные разговоры...



Анекдоты «с бородой» имеют бешенный успех... Но я собран и деловит... Ответственность за безопасность Корабля теперь лежит на Моих Плечах полной мерой...
Но совладать с навязчивой идеей не могу... Знаю, что глупо хвататься за Несбывшееся... - но бессилен что-либо поделать»...
Общее состояние Ожидания Дома захватило и Меня... А вдруг? А если? А может все же? Размечтался, мать твою...
Помощник сделал мне поистине королевский подарок: вручил выписку из приказа Командира о Моем Допуске...
Сменяюсь с вахты... Спускаюсь в гиропост... Предъявляю выписку ЭсШа... «Поздравляю, рад за Вас, товарищ лейтенант!»
Радость и гордость переполняют меня: задача, поставленная передо Мной Командиром, выполнена! Честно...
Достаю заветную фотографию... Ты тоже рада, девчонка? В любимых глазах - молчаливый ответ...
Неожиданно для себя мгновенно засыпаю... Во сне видел Ее на пирсе... Бред...
В Баренцево море вошли без Меня...

Последние сутки похода.

Завтра... Уже только завтра... Корабль идет к Гремихе... На всех лицах - Ожидание Дома».
Одни мы с ЭсШа работаем по-прежнему в полный накал: по другому нельзя...
У Меня помешательство... На самом себе... Ищу Ее на еще невидимом причале.
Состояние – совершенно неуправляемое... Со Мной первый раз такое!
Объяснить нормальному человеку свои сегодняшние чувства просто невозможно... Представьте себе: Вы точно знаете, что прыгать с 10-го этажа вниз - плохо... Но прыгаете с глупой надеждой в голове: "А вдруг пронесет?»
Закон всемирного тяготения Вас никак не греет... Он сам по себе... Вы - сами по себе... Мозг блокирован Чувствами напрочь... И вот - прыгаете вниз... и разбиваетесь!
Надежда - Нам компас земной,
А удача - награда за смелость...
Хорошо бы! Надежда и смелость есть... А вот удача...



Экипаж драит Корабль... Доводит все до ослепительной Чистоты... Вода... Ветошь... Мыло... Блестит медь... латунь... бронза...
Стирается спецодежда... Пришиваются чистые воротнички... Работает машинка для стрижки волос...
Только «бородачи» непоколебимы в своем Величии,.. Бороды расчесаны и готовы к обозрению Близких...
На очередной путевой карте уже видна Гремиха - Наш Светлый Образ в течение последних 49 суток...
Шесть часов... Пять— Четыре.., Три... Два... Один... Bce!
«Боевая тревога! К всплытию!»
«Корабль к бою готов!»
«Акустик», прослушать горизонт!»
«Лево руля! Ложиться на курс 90°...»
«Центральный, горизонт чист!»
«Боцман! Всплывай на глубину 7 метров с дифферентом 3° на корму!»
«Товсь на быстрой!»
«Глубина 30 метров... 25... 20... 17... 12... 10...»
«Глубина 7 метров!»
«Поднять перископ!»
«Горизонт чист! Боцман, всплывай!»
«Продуть среднюю!»
«Продуть концевые!»
«Сравнять давление через шахту подачи воздуха к дизелям!»
« Открыть клинкеты по вдувной!"
«Отдраить верхний рубочный люк!»
«Отдраен верхний рубочный люк!»
Вот я все... Передний край, прощай! До следующего раза... Мы наверху.



Серое небо... Свинцовая гладь моря... Моросящий дождь... Вокруг пустота...
Радисты установили связь с оперативным дежурным Получено радио от Командующего Флотом в адрес Командира... Короткое слово... «Полюс»...
А вот уже и дома на пригорке видны... Правда - пока на 12-ти кратном увеличении... Сердце екает все заметнее...
Берег все ближе... А вот и последняя путевая карта... Финишная прямая...
«Боевая тревога! Проходим узость!»
Курс - 204°6... Скорость - 9 узлов... Легли на входные створы... Поворот вправо... Курс 305°7... Прошли боновые ворота...
«Получено добро оперативного швартоваться к плавпирcy № 13 с запада!»
Все... Наша работа закончилась! Дальше - работа Командира... Хода и курсы переменные... Все, штурмана!
«Записать в журнал: ошвартовались к 13-му с запада» И вот - Экипаж в строю на пирсе... «Смирно! Равнение направо!»
Командир идет навстречу Командующему Флотилией... Короткий рапорт... «Вольно! Разойдись...»
А дальше... Причал... Слова поздравления... Толпа жен и детей у КПП в зону... Но... Ее там нет! Мираж рассеялся...
Плохо... Мрак... Снег... Ветер... Холод... Спускаюсь в гиропост... Прислоняюсь к теплому Железу... Сегодня Оно, наконец, стало родным...
Достаю заветное фото... Девочка Моя, здравствуй! Я очень Тебя люблю! До встречи...

Вместо эпилога.

Через два года я стал командиром штурманской боевой части на Своем Корабле... И старшим лейтенантом...
А еще через два года...
Но это - уже Другая Книга...

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю