Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    65,12% (56)
Жилищная субсидия
    18,60% (16)
Военная ипотека
    16,28% (14)

Поиск на сайте

РДП. Анатолий Калинин. Окончание.

РДП. Анатолий Калинин. Окончание.



Отличник ВМФ 1957 год. Подводная лодка УЛЬЯНОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ (с картины художника П.Павлинова). На протяжении многих лет лодка удерживала пометное звание Отличный корабль.

Когда уже почти все выдохлись, слово взял представитель политотдела - капитан 3 ранга Мотовилов. Речь его внушала оптимизм:
-Товарищи! У вас такой грамотный, волевой командир... У вас такой замечательный, хорошо подготовленный офицерский состав... У вас великолепно отработанный, слаженный экипаж... Ваша подводная лодка успешно справляется со всеми задачами, которые ставит перед вами командование и политический отдел. Высокое и почётное звание «Отличный корабль» у вас на расстоянии вытянутой ру...
Панегирик оборвался на полуслове.
В отсеке начало стремительно снижаться атмосферное давление. Перепады давления и вызываемые ими ощущения хорошо знакомы подводникам, но то, что случилось сейчас, явно не вписывалось в обычный режим. Это поняли все. В ушах нарастал шум и треск, появились резкие боли ушных барабанных перепонок, шумы механизмов и звуки голосов изменили привычный тон и тембр, смолк грохот дизелей. На многих лицах появилась бледность, ослабели, обмякли, потеряли упругость мышцы тела, дыхание затруднилось - создавалось впечатление, что легким не достает нужного количества воздуха, чтобы они наполнились, в глазах начали появляться радужные кольца.
Все эти изменения произошли в считанные секунды.
Первым от шока пробудился командир лодки, как-то неторопливо поднялся с кресла-вертушки и, опираясь руками, как бы на ощупь, о переборки кают, двинулся в центральный пост.
Почти тем же темпом и теми же приёмами, за командиром в центральный пост «устремился» штурман. За ними, превозмогая слабости организмов, как персонажи замедленной мультипликации, начали движение на свои боевые посты остальные участники собрания - кто в первый отсек, кто в направлении центрального поста.
Первым в кают-компании потерял сознание и рухнул на палубу командир отделения радиотелеграфистов старшина второй статьи Стрельцов Александр. Врач, старший лейтенант м/с Антонов, с чьей-то помощью снял со штатного места аппарат ИДА (индивидуальный дыхательный аппарат), открыл вентиль кислородного баллона, поднёс к лицу Стрельцова и начал приводить его в чувство.



В 1951 г. 40 ГосНИИ МО был разработан и принят на снабжение изолирующий дыхательный аппарат ИДА-51 с гидрокомбинезоном ГК-2. Это снаряжение предназначено для выхода из аварийной ПЛ. В отличие от аппарата ИСАМ-48 в этом аппарате было 2 малолитражных баллона, из которых ОДИН заполнялся кислородом, а другой - 7 %-ной кислородно-гелиевой смесью (КГС). РП заряжался не ХП-И, а веществом О-З, которое поглощает в выдыхаемой газовой смеси СО2 и выделяет О2. Наличие в аппарате баллона с КГС позволяло подводникам осуществлять выход с глубин до 200 м, а дыхание кислородом в аппарате требовалось для декомпрессии с глубины 25 м до поверхности.

Уже почти достигший переборки центрального поста, командир отделения рулевых-сигнальщиков старшина второй статьи Мальгинов Степан выкрикнул: «Все равно выведу отделение в отличные!». И тоже свалился на палубу, потерял сознание.
В это время по подводной лодке разносилась отданная командиром единственно правильная команда: «Срочное погружение!»
Глубиномеры центрального поста показывали глубину 80 метров... Глубина места в районе достигала 2400 метров.
Вслед за первой командой командир приказал увеличить ход до самого полного вперед и аварийно продуть цистерны главного балласта. Зашумел со свистом воздух высокого давления в трубопроводах системы аварийного продувания, корпус подводной лодки содрогнулся от набравших обороты главных гребных электродвигателей.
Глубиномеры центрального поста показывали все те же 80 метров...
Где мы? Немой вопрос повис в центральном посту.
Если мы на дне морском - были бы уже раздавлены. После всех предпринятых действий, остаться на одной постоянной глубине - тоже не должны...
- Поднять перископ! - командует командир.
В окуляре перископа - сплошная темень.
И вдруг, в гнетущей тишине, кто-то подал робкий голос:
- А нас, кажется, качает...



"Подводные лодки 613 проекта". Серия "Боевые корабли мира", С-Пб, 2002 г.

Вздох облегчения пронесся по центральному посту. Всем стало ясно: мы на поверхности!
По приказанию командира застопорили ход, осмотрелись в отсеках. Самые большие «потери» - потери сознания - пришлись только на кают-компанию офицеров, там от большой скученности людей потеряли сознание от кислородного голодания пять участников собрания.
Да, мы на плаву. Это уже очевидно. Надо срочно сравнивать давление в отсеках с внешним атмосферным. Через шахту РДП этого сделать нельзя, через другие отверстия слишком долго. Лучше и быстрее это сделать через верхний рубочный люк, но отдраить его тоже непросто, из-за большого перепада давления - непосильно. Надо сначала «надуть» центральный пост, а запасов воздуха высокого давления почти не осталось, весь ушёл на продувание цистерн главного балласта - тогда не скупились.
Наконец, верхний рубочный люк отдраен, давление в отсеках сравнено. Мы в надводном положении. Место вахтенного офицера на мостике занимает старший помощник командира, а в центральном посту по горячим следам начинается «разбор полетов».
Установили первопричину аварийной ситуации: на комингсе воздушной шахты РДП со временем образовался ледяной налёт, при очередном захлёстывании шахты волной, поплавковый клапан присосало воздушным потоком к комингсу и работающий дизель начал создавать внутри лодки вакуум. Создавал до тех пор, пока сам не заглох. Это произошло за считанные секунды.
Вахтенный моторист своевременно не отреагировал на падение давления в отсеке и не застопорил дизель сам, с докладом в центральный пост.
Вахтенный офицер, прильнувший к окуляру перископа в поисках невидимых в кромешной тьме опасностей, не сумел быстро и правильно оценить экстремальную ситуацию, не проявил должной выучки.
Механики не позаботились о том, чтобы в тех сложных условиях зимнего плавания предложить командиру лодки график периодической съемки с РДП и погружений на достаточную глубину для оттаивания системы РДП.
Недочеты в отработанности старшего помощника и самого командира остались за чертой обсуждения.
Возможно, а скорее так оно и было, что подводная лодка не «проваливалась» на глубину свыше перископной. Как только стрелки глубиномеров начали ползти на погружение, рулевой-горизонтальщик непременно переложил горизонтальные рули на всплытие. Хорошо удифферентованная лодка фактически не погружалась, а под действием рулей даже подвсплыла на метр - полтора, оголилась часть ограждения боевой рубки и, к нашему счастью, забортная вода не пошла в отсеки через шахту РДП. В противном случае, последствия могли быть катастрофичными. Предпринятые командиром лодки действия могли оказаться запоздалыми.
А что же показывали глубиномеры?
Да, их стрелки замерли на 80 метрах, но это не было глубиной погружения. Глубиномеры сработали, как обыкновенные бытовые барометры - показали разницу забортного и отсечного атмосферного давления.



"Подводные лодки 613 проекта". Серия "Боевые корабли мира", С-Пб, 2002 г.

После уточнения ситуации, стало очевидным: продолжать отработку плавания под РДП нецелесообразно. Запасы воздуха высокого давления истощились, погружаться без него для оттаивания шахты РДП - равносильно самоубийству.
Остаток ночи мы провели в полигоне, восполняя энергоресурсы в надводном положении, а с окончанием времени использования полигона подводная лодка легла курсом в базу.
Студёный ветер дул нам навстречу. Настроение экипажа было подавленным. Нас ждал позор. И трудно было судить, какой из этих факторов больше присутствовал в румяном окрасе наших лиц.
«Отличным кораблём» в этот учебный год наша подводная лодка не стала, этого звания мы добились годом позже.
Инструктор политотдела капитан 3 ранга Мотовилов Семен Петрович, фамилию которого, как и других действующих лиц, автор изменил, - больше на нашей подводной лодке не бывал.
Спустя какое-то время, в феврале 1961 года, к нам на Тихоокеанский флот пришла скорбная весть: в конце января на Северном флоте, в Баренцевом море, при отработке учебных задач в районе боевой подготовки затонула подводная лодка «С-80». Весь экипаж погиб.
Несмотря на знание вероятного места гибели и интенсивные поиски, её обнаружили только в 1968 году на глубине 220 метров. Подняли подводную лодку 24 июля 1969 года. Причиной трагедии подводной лодки «С – 80» стало неграмотное использование системы РДП.



Более года, с 1956 на 1957 год, мы стояли с этой лодкой борт о борт в далёком Молотовске, жили вместе на плавказарме (ПКЗ-104), знали офицеров, её командира - тогда ещё капитан-лейтенанта – Анатолия Дмитриевича Ситарчика. Летом 1957 года мы уходили на Дальний Восток, а «С – 80» - в Сормово на модернизацию...
Прошли годы.



Когда смотрю по ТВ (у меня есть и на DVD) замечательный кинофильм Леонида Быкова «В бой идут одни старики», в тех местах, где Сергея Скворцова играет украинский актёр В.Талашко, мечтавший стать после войны солистом Большого театра. В фильме исполнял лирическую народную песню:

«Ничь яка мисячна, зоряна, ясная –
Выдно, хоть голкы сбырай.
Выйды, коханая, працею зморэна,
Хоть на хвылыночку в гай…» –

мне снова вспоминается Ситарчик. В моём восприятии, они внешне очень похожи, даже ямочками на подбородках.
В нашей группе подводных лодок, базировавшихся на остров Ягры, у него единственного был мотоцикл. В свободное от службы время он облачался в короткую спортивного вида куртку, одевал «лётчитский», гладкой коричневой кожи, шлем с большими, тоже «лётчитскими» очками, перчатки-краги и вскоре рокот его «друга» затихал в районе СРЗ «Звёздочка». Говорили, что эта амуниция – память об отце. Поэтому, «подводниками» не осуждалась.

15.11.01 – 22.11.01 г, СПб.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю