Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Чему меня научило высшее военно-морское орденов Ленина Краснознаменное ордена Ушакова училище имени М. В. Фрунзе (система обучения и воспитания). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). Часть 10.

Чему меня научило высшее военно-морское орденов Ленина Краснознаменное ордена Ушакова училище имени М. В. Фрунзе (система обучения и воспитания). - Мешков О.К. "Верноподданный" (эссе о Холодной Войне на море). Часть 10.

Для Меня же начался кошмар расследования! Чего Я только не наслушался тогда! ...«Требовательность на грани жестокости», «нетерпимость к мелким проступкам», «нежелание понять запросы подчиненных», «неумение работать индивидуально»... Словом - «опять двойка»...
Но... нашелся Человек, Слово которого сыграло решающую роль в Моем Деле... Это был преподаватель кафедры общественных наук... читал нам педагогику и психологию... Бывший секретарь комсомольской организации легендарного лидера «Ташкент» во время Великой Отечественной войны... Он Захотел и Сумел вникнуть в суть Дела... После Его доклада начальнику политотдела училища расследование было завершено...
Я остался Командовать...
Много лет прошло с тех пор... Но Чувство Необъяснимой Вины перед «индивидом» не проходит...
Я еще тогда не понимал Важного Обстоятельства: не каждый мог Принять Систему, да и Она не каждого Принимала... Мой Заступник был Знатоком Системы! Именно поэтому Он помог Мне: увидел, что Сильные Стороны Моего Характера значительно более важны для Системы, чем Слабые...
Как и Главный Старшина с «Кирова», Заступник заботился о Преемственности Поколений...
Качество Офицерского Корпуса от Этого зависело, а, значит, и Боеспособность Флота...
Впервые в Жизни Система Приняла Меня как «своего»... Конвейер Верноподданности уверенно «вез» Меня к следующей ступеньке Власти...
В летнюю сессию Я стал «отличником учебы», то есть все экзамены сдал на «пятерки». Доказал и Себе, и Другим, что вполне Могу «совмещать» Командование и Учебу... «Батя» доволен... Ротный первого курса - тоже... Одноклассники помалкивают... Ну а Я - и тем более!
Отпуск пролетел, как всегда...
А у Нас - старшинские сборы... Это для тех, кто продолжит Командовать на младших курсах.... Я -- среди тех, кто продолжает...
Снова на первом курсе... Нового набора... Но - в новом «качестве»... Заместителя командира взвода... Вот так-то...
Во Мне что-то происходит... Ловлю Себя на мысли, что повышение в должности доставляет Чувство Удовлетворения... Я, кажется, обретаю «вкус» к Работе с Людьми... Так я понимал тогда Свою Командирскую Миссию: как Работу с Людьми...
Тогда же Меня озарила еще одна Слабо Пока Осознаваемая Мысль: что Командирская Власть - это Ответственность, Тяжкий Груз. Ею можно Угробить Людей, а можно поднять на Великие Свершения... От Меня требовалось одно: подготовить «новичков» к встрече с Системой... Такая подготовка без Власти немыслима. Эту Власть дает Система. Она же и отнимает Ее... У Тех, кто не оправдал Ее доверия... Поэтому совершенно иным сегодня выглядит девиз графа Аракчеева: «Предан без лести!» Вот она, верноподданность.



Верноподданность - это Состояние Души. Когда Ты не Рассуждая служишь Верой и Правдой той Системе, которая стала частью Тебя и дала Власть над Людьми... Разная она, эта Власть... И люди ведь разные...
Власть, как доступ к «кормушке», Власть как возможность Улучшить Состояние Дела... Дела. Которому служишь... Власть как самоцель... Для Себя?.. «Я» свое потешить... Или Другим «нос утереть»?
Много Я размышлял в те дни о Власти... Голова кругом шла.. И так не до чего путного и не додумался... Молодой был... Многого не понимал.
Но впервые появилась твердая Уверенность: Система и Партия - синонимы. А раз Системе Я оказался нужным, то и Партии смогу пригодиться!
И вот, настал День, когда Партия Сама вспомнила обо Мне.... Об этом речь впереди... А пока - новый Старт!
Схема Командования осталась прежней: Личный Пример и Требовательность в сочетании с Заботой о Людях...
Однако, появился и Новый Фактор, с которым пришлось считаться: Сравнения...
Я еще на первом курсе заметил: были среди младших командиров «случайные» для Командования люди, а были те, кто оказался «на месте»...
Первые, что называется, «отбывали номер» - мы им были Безразличны....Вторые, наоборот, чего-то от нас требовали, к чему-то нас подвигали... И, главное, вся эта возня с нами и Им Самим была для Чего-то нужна... Тогда мы головы этим не загружали, но...
С первыми служить было легче, со вторыми - труднее... А почему-то в Сердце и Памяти у Меня остались Вторые...
Я - типичный представитель «Вторых». Командуя Отделением, часто замечал недовольство «подопечных», когда Моя реакция на те или иные их проступки была более Жесткой, чем у других младших командиров... Не повезло вам, ребята...
Но... Фактор Сравнения «работал» не в Мою пользу, поскольку, хотя и «келейно», Мои Приказания обсуждались, дебатировались... А в итоге возникал вопрос: «Что, Ему больше всех надо?»



Успеха добивается не самый талантливый и тем более не самый достойный, а самый упорный. Потому что ему больше всех надо. © Народная мудрость

Просто Мое Ощущение Долга тогда диктовало такую модель Командования... И, конечно, она была далеко не идеальной...
В новой должности Фактор Сравнения проявляет себя еще интенсивнее: ведь Отделение - это не Взвод! Теперь Я навязываю Свою Модель уже не только курсантам-первокурсникам, но и командирам-третьекурсникам... А им это не очень-то нравится... Не повезло вам, ребята.
Система «такс» за «добрые» и «злые» дела, которую Я выработал в процессе Командования Отделением, применяется и здесь... Но работать с Людьми Я стал более внимательно... Памятуя случай с «индивидом»... Эта работа все больше Мне нравится.
А Ощущение Двойственности в Командовании даже забавляет: утром Ты - «Олег Константинович», «Товарищ старшина 1-й статьи», а через полчаса уже сидишь на лекции со своим классом, для которого Ты - просто «Алик», «Абрек», «Горец»...
Постепенно взвод Мой матереет, обретает черты Команды... Нет ни одного, кто бы был Мне безразличен! Так и работал...
Что получилось - читайте сами. Оставляя их весной и возвращаясь в свою роту, Я попросил ребят написать отзывы о Моем Командовании.
Они взяли - и написали! А отзывы взяли - и сохранились!

Отзывы курсантов ВВМУ им. Фрунзе о работе главного старшины Мешкова О.К. 1974 год (заместитель командира взвода, старшина роты).



Куда и почему исчез жанр сатирического плаката? 21.01.2009.

«...Моя позиция в жизни (размышления). С этим вопросом я сталкивался уже не один раз. Еще в школе я часто задавал себе вопрос - кто я такой, чего стою и т.д. Однажды я более-менее точно определил себя. В одном из номеров «Комсомолки» печатались ответы юношей и девушек на вопрос «Я?». Знаете, Олег Константинович, там было много всяких ответов, но один из них, я думаю, подошел бы мне. Этот ответ был такой: «Я - искатель приключений» (может быть, это звучит слишком напыщенно, но это действительно так). Лично меня не покидает чувство романтики, не смотря на всю прозу, в которой я так часто бываю. И я отстаиваю эту позицию в жизни. Я уважаю тех людей, которые не склоняются на линию мещанства (тепленькая квартирка, жена и т.д. и т.п.). Именно через это я разошелся во взглядах с некоторыми бывшими друзьями. Они даже в стройотряды не любят ездить. Они боятся трудностей. Разве это жизнь?
Знаете, Олег Константинович, я за сильных людей (только не подумайте, что это я Вам пишу красивые фразы). Вот почему мой любимый писатель Джек Лондон. Вы знаете (может быть, это Вам покажется ребячеством), но я иногда жалею, что не жил где-нибудь в 1918 году. Что я не носился с ватагой лихих кавалеристов, что я не участвовал ни в одной из великих экспедиций, можно еще перечислять массу дел. Вообще, я за тех, кто ищет свои идеалы (не мещанские), кто, как говорится, «едет не за деньгами, а за запахом тайги». И еще насчет прозы в жизни, я приведу здесь несколько строчек (они тоже из «Комсомолки»):
...какое б море мелких неудач, какая бы беда не удручала, руками стисни горло и не плач, забудь про все и начинай сначала...»



"Культуры" уже много. Но и "быт"а еще не мало. - Коллекция старых юмористических журналов

«...Олег Константинович! Это мое личное, субъективное мнение о Вашем командовании нашим взводом. Я, наверное, не смогу перечислить Ваши недостатки. Я перечислю сейчас те примеры, которые могут не нравиться курсантам:
- человек приходит откуда-то, он снимает шинель и уходит от вешалки, не надев гюйс и ремень,- вы его наказываете. Я считаю, это правильно, ведь вы, раздеваясь в театре, полностью заправитесь, а потом пойдете.
- приборки любые у нас очень длинные и их заканчивают быстрее, чем в расписании. Курсанты приходят в кубрик, или стоят на объекте, вы им говорите: - «Накажу». Вообще, это тоже правильно. Я не знаю, может, вы так много напоминаете кому-то, что раньше сказали приказом, потому что считаете, что на 1-ом курсе надо напоминать. Лично я (я тоже иногда забываю), думаю, что так долго говорить не надо. Больше всего мне нравится в Вас, что Вы, находясь на должности командира, остаетесь человеком. Вообще, я рад, что моим 1-ым командиром были именно Вы, я считаю правильным все, что Вы проводите во взводе».

«...Я полностью согласен с Вашей системой командования, я думаю, она себя оправдает, т.к. всегда если кто и получал, то знал за что, и никаких обид не было. Думаю, что многие все поняли. Но, в отдельных местах, Вы, по-моему, «перегибали палку» со строгостью, пусть даже с тем же Ч., ведь нельзя продолжать «долбить» человека даже если он ничего плохого не делает. Ну, а в общем, все было нормально, есть у кого перенимать опыт».
«... Мы прожили с Вами полгода в одной дружной семье, но я думаю, что очень трудно судить о человеке. С каждым днем узнаешь о его новых чертах характера. Мне всегда было трудно сказать, что человек в одном плох, а в другом хорош. У каждого свои критерии. Я всегда хотел видеть в человеке самое лучшее. Поэтому я чаще всего полагаюсь на интуицию. Пусть это странно, но это так. И интуиция не обманула меня. Узнав Вас, я понял, что Вы хороший человек и хороший командир. Мне всегда нравились общительные, отзывчивые и в то же время требовательные люди. Я думаю, что Вы сделали очень много, чтобы сплотить наш класс. Я считаю, что дружба в классе - самое главное, без этого не может быть коллектива. Большое Вам спасибо за это от меня. Мне очень трудно разговаривать с Вами, я этого очень не люблю. Поэтому, я скажу коротко: очень хочется, чтобы все наши старшины, особенно новые, были такими же хорошими людьми, тогда они будут и хорошими старшинами. Вашим недостатком считаю любовь поговорить. Впрочем это недостаток всех общительных людей, к которым отношу себя и я. Может быть я в этом был не совсем объективен и не охватил всех аспектов нашей жизни. Мое Вам единственное пожелание остаться таким же».



В докнижный период единство слова и дела осуществлялось естественно и постоянно. Накопление опыта и знания было совмещено с прямым и постоянным контактом старшего учителя и младшего ученика.

«... Работу Мешкова О.К. оцениваю на «хорошо». Безусловно, он много сделал для нас. Можно сказать, научил и приучил к порядку, дисциплине. Правда, во многих случаях не к сознательному порядку и дисциплине, в чем, по-моему, вина не его. Но, насколько мне кажется, для себя он ставил задачу воспитать в нас самосознание, самоконтроль. Хотел вселить в нас свою идею идеального, настоящего военнослужащего, в конечном итоге - офицера. И здесь-то имеются и упущения, т.к. идеальных людей нет. У каждого из нас имеются недостатки, порой даже больше свои взгляды, которые надо либо утвердить, либо искоренить. Не надо смешивать либерализм и повышенную требовательность. Что-нибудь одно. Сейчас мы много говорим о возвышенных чувствах, о сознании, допускаем много фамильярностей (чего предостаточно), а через полчаса становимся на твердую букву устава. Эта-то фамильярность, пусть ничтожная, расслабляет, разлагает (я имею ввиду курсанта, чье самосознание работает не на высшем уровне, а таких даже сейчас осталось 75% только во взводе). Ты считаешь себя «другом», расслабляешься, а тут - устав - бац! Обида, а потом уже сознание, сознание и оценка своего поведения. Нужно «залезть было ко всем в душу», а не только к тем, кто чем-то интересен, увлечь, отдать весь опыт, знания. Ведь многие не имеют никакого представления о современной службе на ВМФ, не знают о теперешних походах, маневрах. Потому - то и не понимают значения и необходимости приказа, наказания, того же самоконтроля. А в результате, как Вы сами говорите иногда, появляется «не пошел бы попрыгал...» в душе, но появляется. Вот где чего-то не доделано. Ведь цель то не в том, что бы воспитать 5-6 человек, надо - 26. Впрочем, для таких 26 время еще не пришло. Это будет далеко в будущем. Остальное все нормально».

«...Претензий и жалоб у меня нет. Это я пишу не оттого, что боюсь испортить отношения. Просто к чему не подойдешь - все так и надо, иначе нельзя. Единственное то, что командиры отделений еще не полностью отдают себя классу. Видна только служебная деятельность. А за класс тоже обидно. И мне особенно. В «Питонии» класса у нас не было, были группы».

«... Не согласен и не могу понять Ваши действия по отношению к художественной литературе. Зачем изымать милый, нужный и полезный предмет. Если Вы видите в этом (в ношении книги на приборке) вину, или нарушение порядка, устава и т.д. - накажите в дисциплинарном порядке».

«... Три Е - «плохо», но одно можно и даже нужно после нескольких плохо дошедших внушений. А так, все о кей, но с коллективом «хреново» - точно. Группы и одиночки, да и желания маловато. Мое мнение».



Фамильярность есть разновидность патернализма. Это вовсе не братство, это панибратство, то есть снисхождение к другому. Родовая черта Ф. - она не спрашивает разрешения. В самом лучшем случае, фамильярность объясняет своей жертве, что фамильярность - это норма, всеобщая либо в данном случае. Фамильярность есть проявление любопытной черты власти: она склонна упрощать мир...

«...Олег Константинович. Вы выступали, и мне было больно за свой класс и вместе с тем обидно. Если вспомнить лагерь, где мало проявлялись единоличные чувства, наш класс, можно сказать, был охвачен каким-то единством. А сейчас в ребятах появилось чувство отчужденности и в некоторой степени озлобленности. Может, я не так понимаю, но слышать от своего одноклассника - «не подходи ко мне, ты мне противен»... Пожалуй не стоит говорить, что это одноклассник...»

«...Хотелось бы, чтобы командиры отделений больше уделяли внимания подчиненным в неслужебное время. В частности для бесед на различные темы: об искусстве, о жизни, о культуре поведения».

«...В принципе, действия правильные. Больше требовательности. Но многие люди чувствуют себя как в игре «Зарница» - затянувшейся. Надо разбить это представление».

«... Все нормально. Необходимая требовательность не угнетает. Но мат служит для связи слов в предложении для усиления, в необходимых случаях, мысли. Мат сегодня оправдан, но даже, несмотря на то, что у меня самого, порой ввертывается мат, я хотел бы, чтобы оных изречений в повседневной жизни не было слышно от Вас, а у Вас в последнее время они часты. Не знаю почему, но Вам я его простить не могу и все».

«...Олег Константинович! Вы единственный командир, которого не испортила власть. Я, например, встретил впервые. Третий год я вижу таких людей. Это не лесть - это правда. По-моему, Вы делаете все правильно. Но среди нас есть много людей (я себя не отделяю, у меня тоже так бывает), которые не понимают того, что Вы делаете, а даже понимая, делают также. Я не могу советовать быть более жестким или менее».

«...Замечаний и претензий к Вашей работе в нашем взводе не имею. Более того, считаю, что все, что делаете Вы и то, что будет сделано, делается только для нас, для того, чтобы в дальнейшей службе для нас было легче».

«...Считаю работу хорошей. По-моему мнению, особенно хорошо то, что Вы старались понять и разобраться в каждом курсанте, обходились без грубостей и не обижали людей. Очень хорошо, что вне службы с Вами можно было поговорить просто по-товарищески. Может быть, иногда не оправданы были различные меры по отношению к различным нарушениям (не всегда, конечно). Я считаю, что для любого специалиста самое важное - очень глубоко, очень внимательно разобраться в людях, понять их, то что у них на душе. В общем, я доволен, что попал в 1-ый взвод».



"Крокодил" 1922-1963 г.г.

«...О.К.! Трудно, но приходится подводить итоги нашей совместной службы. Я очень благодарен Вам за все то огромное, что Вы смогли дать всем нам за столь короткий период. Всегда считал главным в командовании - справедливость. От Вас мы смогли многое перенять. Это, во-первых, самообладание. Во-вторых - забота о том, чтобы подчиненным было не столь трудно (не то, но в общем, забота о подчиненных).
Мне не разу не было обидно, если Вы меня наказывали. И, вообще, метод «сознательности» прогрессивнее, чем метод «вздрючивания». Правда, с С.Ч. Вы так и не поняли друг друга. Большое спасибо».

«...Не буду многословен. Недостатков в работе мало, да и те незначительны. Иногда слишком много делаете предупреждений, что, по-моему, излишне. Лучше потребовать один раз, а дальше сделать выводы... Иногда не всегда до конца доводите начатое дело. Примеры тому: занятия с нами танцами, борьба против мата и т.д. И еще один пример тому: после одного из разговоров со мной (!), Вы предупредили о повышении требований по всем вопросам службы и учебы. Однако , после 2-х -3-х недель они стали снижаться, и, наконец, стали даже ниже средних! Пример тому: последняя подготовка караула. Хорошо, конечно, чувствовать, что тебе доверяют. Но, постепенно, ослабление контроля расхолаживает (не всегда, но очень часто). Вот все, что я хочу сказать о «недостатках». С Вашими требованиями я согласен. Очень многое из них я постараюсь использовать и в своей (если она будет) работе. И, если судить о Вашей работе по состоянию дел в классе, то я придерживаюсь мнения, что она была достаточно производительной».

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю