Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Владимир Щербавских. Дороги, которые нас выбирают. Часть 34.

Владимир Щербавских. Дороги, которые нас выбирают. Часть 34.

Часть VI. Сага о «Бегущей по волнам».

4. Некоторые служебно-бытовые нюансы.




Что есть Истина? Николай Ге. Художник подчеркивает, что внешний блеск фигуры Пилата, сияние его расшитой золотом тоги, противопоставлен невзрачному, к тому же измученному побоями и издевательствами Спасителя, который и есть Истина, но Истина, часто скрытая от глаз толпы, ибо она лишена внешнего блеска и не рядится в драгоценные одежды.

Известно, что когда из двух зол выбираешь наименьшее, оно сразу становится наибольшим. Столкнуться с этим жизненным парадоксом мне вскоре пришлось. Во время последнего захода на Камчатку во всей своей неприглядности встала одна дилемма. Год кончается, а ни один офицер в отпуске ещё не был. А этот вопрос не пустячный. Наиболее непривлекательный вариант его решения – ждать окончательного возвращения в Магадан и завершения плана боевой подготовки, которая практически вся сдвинулась на октябрь и декабрь. Так что отпуска начнутся с конца декабря.
На лодке со мной 11 офицеров, а старпом ещё и за прошлый год отпуск не использовал. То есть до середины следующего года во время интенсивного плавания предстоит использовать 12 отпусков, после чего наступит время ещё 11 отпусков уже за текущий год. Это значит начнутся сплошные сдвиги, переносы, догуливания. Целый год физического напряжения и удары по моральному фактору.
Второе зло поменьше. Оно означает, что уже сейчас, в период ещё не законченной напряжённой работы отпустить несколько человек. Прикинув расстановку возможностей, я решил, что в первую очередь нужно отпустить старпома, который уже второй год без отпуска. Тем более, что я в этой шкуре пробыл целых семь лет, и в старпомовское дело проник до микроскопических тонкостей. Так же можно отпустить штурмана, поскольку я сам по образованию и опыту – штурман. Можно отпустить командира моторной группы, потому что командир БЧ-У Горбовский опытный механик, на выданье в помфлагмехи находится и без командира группы справится. Можно и замполита Светика отпустить, он уже довольно пожилой и не совсем здоров, а потом в декабре отчётно-выборное партсобрание, да и к началу учебного года, то есть в марте, он должен на месте быть. А сейчас без него обойдёмся; команда при деле, в энтузиазме захлёбывается, то есть не до баловства ей. И вообще, все один к одному, молодцы да и только. И парторг капитан-лейтенант Колтушкин – помощник командира – на удивление добросовестный и порядочный офицер. Конечно, трудно будет сразу без четырёх бывалых воинов оказаться.
Но, ничего, какой-то там месяц ещё, выдюжим.
И отпустил я всех их четырёх, как птиц из клетки на волю. И всё, вроде, обошлось как нельзя лучше. Через месяц, наплававшись, вернулись мы в Магадан, и они все обратно слетаться начали. И занялись мы торпедными стрельбами в полном составе.



Погрузка торпед через торпедо-погрузочный люк.

Но рано я успокоился. Оказалось, что не всё я учёл. Вернувшийся вскоре из отпуска начальник политотдела капитан 1 ранга Воронцов Владимир Дмитриевич, обладающий исключительной партийной зоркостью, сразу узрел в моей деятельности существенный изъян, и поскольку ещё он был неумолимо принципиален, то занялся мною вплотную и безотлагательно.
И вот сижу я в его каюте пред его всепроникающим укоризненным взором, и мягкое кресло подо мной кажется жёстким, как известная скамья. И идёт между нами разговор: с его стороны обличающий, с моей – отвечающей. То есть в одни ворота.
– Как же так, Владимир Павлович? Вам Родина и Партия доверили боевой корабль с боевым экипажем для боевых дел, а вы в ответственный момент оставили этот боевой корабль без политического руководства, а боевой экипаж – без политического контроля. Какой же вы командир? Вы незрелый командир. Какой же вы коммунист? Вы незрелый коммунист, если не сказать больше.
Я пытался оправдаться, объясняя, что отсутствие на корабле во время окончания плавания замполита не повлияло ни на морально-политическое состояние экипажа, ни на выполнение поставленной кораблю задачи. Корабль не оставался без партийного руководства, так как на нём большая слаженная партийная организация (19 членов КПСС), опытный парторг, и я, командир тоже член партии со стажем.
Но начпо был гранитно-непреклонен и в заключение сказал, что, как только соберётся кворум, я буду вызван на парткомиссию, и мое дело будет направлено начальнику Политуправления флота. Так что на карту поставлена моя партийная, а значит, и командирская судьба.
Но вскоре пришёл приказ Главкома, в котором ПЛ «С-288» отмечается, как отлично выполнившая правительственное задание и мне, её командиру, объявляется благодарность. Парткомиссия по мою душу не состоялась, начпо поздравил меня, но относительно моей командирской и партийной зрелости остался прежнего мнения. И предупредил, желая мне добра на будущее, что если я не исправлю своего строптивого характера и легкомысленного взгляда на службу, то, в лучшем случае, не получу дальнейшего продвижения по службе, несмотря на хорошие задатки, а то и вообще однажды лишусь командирской должности.



КПСС слава! Художник Б.Березовский. 1962.

Я же, со своей стороны, обогатился открытием, что песенная фраза «партия – наш рулевой» истине не соответствует. Раз значимость одного политработника перевешивает значимость партийной организации, то партия вовсе не рулевой, в лучшем случае подвахтенный рулевой. И члены партии - обычные пешки в игре партчиновников, которые и есть рулевые подлинные. И куда они, в меру своей зрелости или настроения, покажут пальцем, туда и надлежит шагать и партийному и беспартийному. Разница только в том, что партийный должен сильнее топать.
Но, несмотря на такой удручающий вывод, уважения к начальнику политотдела я не потерял. Я знал, что суровому времени присущи суровые песни, так как постоянно своими глазами видел и своими ушами слышал и понимал, какая в действительности грозная махина «в небесах, на земле, и на море», как когда-то пелось, противостоит нашим Вооружённым силам.
А потом Владимир Дмитриевич очень напоминал мне комиссара времен гражданской войны. Такого, каких я в свое детское время видел в замечательных советских фильмах и про которых в книжках читал. А детские впечатления не умирают и, наверное, закладываются в подсознание.
Я был оптимистический реалист, так что полученную моральную оплеуху перенёс, как прививку оспы. Всё быстро рассосалось, и я продолжал быть тем, кем был.



Дмитрий Фурманов. Чапаев. Комиссар (1967).

Наша бригада росла и численно и качественно. Командирский коллектив собирался из индивидуумов нехилого склада. Все люди немало поплававшие и повидавшие, ориентиром для себя считающие крепкую дружбу и взаимопомощь, ценящие оптимистический юмор и непривередливость. В такой среде я чувствовал себя как карась в родном пруду. Плавали много, расставаясь в Магадане и неожиданно встречаясь в разных базах, разбросанных по всему Тихоокеанскому побережью, где радовались встречам, как с родным человеком.
Пусть не удивляются этому родившиеся в эпоху нового мышления. Опять же время такое было. Я не скажу, что материально пригляднее. Нет, штанов и средств от перхоти было поменее. Зато улыбок и снаружи, а, главное, внутри - поболее. Если сейчас поют только певцы-специалисты, больше «звезды», то тогда пели все поголовно и без музыкального сопровождения, и не для слушателей, а для себя. И мне кажется, главным гвоздём, на котором висело тогдашнее мироощущение, было отсутствие зависти друг к другу. Нечему было завидовать. Пустовавшее в душах место для зависти занималось участием и сочувствием. Тогда чужими печалями печалились, как своими, чужими радостями радовались тоже, как своими.
Каждый из тех, с кем довелось мне служить в магаданской бригаде, имел свой особый талант. О каждом можно было бы написать много интересного и поучительного. Только для этого нужно быть настоящим писателем, вроде Льва Толстого или Куприна, а то и Гоголя. Я же таким делам вовсе не обучен, да и сил моих на это не хватит, поэтому упомяну только о некоторых и вкратце.
Например, командир ПЛ «С-173» Христов Рудольф Васильевич был человек с душой инженера и воспитателя, а его судьба занесла на подводный флот. Мы с ним в 1952 году закончили Черноморское ВВМУ, только я пришёл туда со школьной скамьи, а он из конструкторского бюро Владимирского авиамоторного завода, и был, конечно, по возрасту на много меня старше. В училище он был старшиной первой роты. До 1960 года я часто встречал его фамилию в разных приказах по флоту, где он отмечался или за успешные стрельбы или по годовым итогам боевой и политической подготовки. Но лично с ним не встречался. Флот-то большой.
Но однажды постигла его большая неудача Где-то между Японией и Южной Кореей повстречалось ему соединение кораблей США, проводящее учение совместно с южнокорейским флотом. Он скрытно прошёл под охранением ударного авианосца, выявил количество кораблей и элементы их движения, но при выходе из района учения был обнаружен. Однако, уйдя под слой температурного скачка на предельной глубине, сумел оторваться от преследования и почти ушёл, если бы не большая группа южнокорейских кораблей, которые подошли в этот район, видимо, по вызову американцев.



Forrestal class aircraft carrier.

Должен пояснить, что выучка моряков государств Юго-Восточной Азии, особенно противолодочников, намного превосходит выучку американских и европейских моряков. Это я заявляю на примере северных корейцев. Когда я служил в Находке, там проходили стажировку их катерники, которые в 1961 году утопили американский крейсер.
Так вот южнокорейские противолодочные корабли обложили Христова и гоняли, пока он не всплыл с полностью разряженной батареей и задыхающейся от удушья командой. И тогда те, кто его до этого хвалили, теперь запинали и затоптали, склоняли на всех конференциях и вычеркнули из списков хороших. И вот я встретился с ним теперь в Магадане, куда перевели его лодку. Я уже упоминал, что мы там плавали и в битом льду, и в сплошном, если толщина его не превышала 20 см. Только трудно, вернее опасно было всплывать в таких условиях. И Христов спроектировал, рассчитал и сделал чертежи противоледовой защиты, представляющей систему стальных балок, защищающую ограждение мостика, антенны и выдвижные устройства при всплытии во льду. Эти устройства наша плавмастерская изготовила для всех лодок бригады, и наше плавание значительно упростилось.
Рудольф Васильевич на нашей бригаде пользовался большим уважением. Он был невозмутим и спокоен, исключительно тактичен и беспристрастен в своих суждениях и поступках. К его мнению и советам всегда прислушивались.
А то, что произошло с ним, было характерно для нашего флота.



Маяк, залив Стрелок.

Знавал я одного командира, Володю Важникова. Точно не помню, но он, кажется, служил в бухте Конюшково, что в заливе Стрелок. Всплыл он однажды посреди Японского моря. Был сильный туман. Лодка в позиционном положении. И вдруг из этого тумана на большой скорости выскакивает японское рыболовное судно и, даже не пытаясь остановиться или хотя бы сбавить скорость, несется прямо на лодку, направляя форштевень прямо в её борт. Предстоящий в таком положении лодки таран означал для неё неотвратимую быструю гибель. Реакции Важникова можно только восхититься и позавидовать. Работая моторами враздрай на полных оборотах он все-таки успел развернуться и подставить этому камикадзе свой острый форштевень. В такой ситуации что-либо другое сделать было невозможно. В результате это судно своей скуловой частью налезло на форштевень лодки, который вошёл в её корпус чуть не по якорный клюз. Дав оба назад, лодка выдернулась из пробоины и отошла, а японское судно, задирая корму, стало быстро тонуть. И сразу же из того же тумана, как черт из табакерки, выскочил японский буксир-спасатель и начал подбирать барахтающихся в воде доблестных граждан Страны восходящего солнца.
Даже бритому ежу понятно, что это была тщательно подготовленная и мастерски осуществленная провокация. Но наше командование и более высокие инстанции не мешкая выразили японцам соболезнования с извинением и возместили убытки, а Важникова без всяких разговоров сняли с должности. Правда, примерно через полгода его всё-таки восстановили, и на том спасибо. А то, что он спас для страны боевой корабль и сохранил жизни экипажа, это посчитали мелочью, не стоящей не только поощрения, но даже и внимания Так что к светлым воспоминаниям о хорошем прошлом все-таки примешивается и грустное, достойное сожаления и досады.
А ещё в том достославном городе Магадане обретался среди командиров нашей бригады Юра Литвинцев, который сменил комиссованного по здоровью Брыскина на ПЛ «С-286». Он был человеком совсем другого норова. Имел характер напористый и бесцеремонный, я бы сказал, нахрапистый характер. Но это внешне.
Изнутри он был добр и отзывчив, как те, которые, если верить известной незатейливой песенке, живут на острове «Невезения».
Был он мастер блестящего розыгрыша и черного юмора. Он мог часами рассказывать бесконечные невероятные истории, причем, когда повторял их, то они выглядели совсем по другому. За это другой, не менее уважаемый командир Виктор Богданов, что водил по тамошним морям ПЛ «С-365», назвал как-то Литвинцева Шехерезадницей. Литвинцев мог кого угодно до того заболтать, что тот поверит во что угодно.. Он мог составит добрую компанию таким известным ассам флотского зубоскальства, как Дыгало, Свербилов, с которым я как-то беседовал во Владивостоке. До сих пор пребываю в полном восхищении их талантом.



ПЛ "С-270", 1967 г. Кадр из фильма о посещении Северного флота Л.И.Брежневым (предоставил Илья Курганов). Тот самый "глава". А фотографии командира, к сожалению, в интернете обнаружить не удалось. Капитан 3 ранга Свербилов Жан Михайлович, обеспечивший на свой страх и риск спасение экипажа аварийной ПЛ "К-19", был представлен к званию Героя Советского Союза, но глава государства, написал(о) на представлении к званию: "Мы за аварии не награждаем!" - Хрящевский Александр. Памяти подводников Апл Апл К-19 и К-27. Умер 1 сентября 1991 года в возрасте 64-х лет и похоронен на одном из питерских кладбищ.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю