Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГУРОВ. По следам балтийского подплава. - Калининград: "Янтарный сказ", 2009. Часть 3.

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГУРОВ. По следам балтийского подплава. - Калининград: "Янтарный сказ", 2009. Часть 3.

Живые, пойте о нас

Остов ПЛ «М-81» был обнаружен в июле 1949 года и осмотрен водолазами 89-го аварийно-спасательного отряда ВМФ. Корпус лодки был перебит на две части чуть позади рубки, как раз по четвертый отсек. Носовая половина лежала на левом борту, а кормовая — на правом на глубине 23 метров. На расстоянии 8 метров от форштевня, у киля, в районе первого отсека, была пробоина от взрыва мины размером 2,0х2,3 метра, ограждение рубки с обоих бортов разорвано. В июне 1965 года были подняты сначала кормовая часть лодки, а после обезвреживания торпед — носовая часть. Флотским минерам и водолазам пришлось изрядно потрудиться, чтобы провести эту технически сложную операцию. На подводной лодке оказались заряженными торпедные аппараты. Раньше поднять «малютку» и предать земле тела погибших подводников не представлялось возможным.



Фото Ракитина Б.В., ПЛ "М-81" и записки его внука. - Великая Отечественная - под водой

Виктор Сергеевич Преображенский не знал всех этих нюансов с поиском и подъемом лодки. Но говорят, сердце — вещун, чувствует на расстоянии. Все эти дни ветеран балтийского подплава испытывал какую-то смутную тревогу, волновался и вспоминал бои... В тот вечер, когда шла телепередача из Таллина о подъеме ПЛ «М-81» и предстоящих похоронах экипажа, он, как назло, не включил телевизор. Только через день, случайно купив «Комсомольскую правду», Виктор Сергеевич прочитал известие о родной «малютке». Тотчас Преображенский помчался на телеграф, потом на вокзал, нахлынули воспоминания — и не сдержать было слез.
А в Таллине Виктора Преображенского уже искали. Проститься со своими товарищами в столицу советской Эстонии приехал бывший командир БЧ-5 «малютки» капитан 1-го ранга-инженер Борис Ракитин, он и рассказал родным и близким погибших подводников о единственном краснофлотце штурманском электрике, сумевшем выбраться со дна морского из затонувшей подлодки.
О фронтовой судьбе подводника Преображенского мало что было известно, но и этого было достаточно, чтобы проникнуться глубоким уважением к человеку, выигравшему схватку со смертью. И вот, словно молния, весть: получена телеграмма от Преображенского. Жив отважный подводник! В Таллин спешит. С волнением все ждали этой встречи. На перроне вокзала Виктора Сергеевича встречала делегация военных и гражданских людей — незнакомые, но доброжелательные и приветливые лица. Долгожданная встреча с Ракитиным. Словно кровные братья после долгой разлуки, обнимались боевые товарищи и плакали, плакали, не скрывая слез, и подолгу смотрели друг другу в лицо, словно желая убедиться, не сон ли эта встреча.
В то солнечное субботнее утро июля 1965 года в сквере таллинского Дома офицеров на постаменте были установлены одиннадцать гробов с останками боевых побратимов Виктора Преображенского и Бориса Ракитина — членов экипажа ПЛ «М-81», трагически погибшей на десятый день войны. Вырванные из морской пучины 24 года спустя после гибели, моряки-подводники наконец обрели земной покой и были похоронены со всеми воинскими почестями, как и подобает защитникам Родины. Командира подводной лодки капитан-лейтенанта Федора Зубкова, захороненного в Таллине в июле 1941 года, перенесли в братскую могилу позже. Итого двенадцать. С боевыми друзьями нет только одного их товарища — Петра Семина, он похоронен в братской могиле защитников города на Неве, под Санкт-Петербургом. Так закончилась четвертьвековая одиссея доблестного экипажа ПЛ «М-81» Балтийского флота. Жаль только, что не все могут сейчас приехать в Эстонскую Республику и поклониться их светлой памяти. Но в боевую летопись балтийского подплава и в скрижали истории моряки-балтийцы вписаны навсегда.



Бывший командир БЧ-5 ПЛ «М-81» капитан 1-го ранга-инженер Ракитин Борис Васильевич (справа) и бывший штурманский электрик ПЛ «М-81» краснофлотец Преображенский Виктор Сергеевич

Земля — до востребования

Товарищи по работе, соседи по квартире только теперь из газет и передач узнали, какую необыкновенную и героическую жизнь прожил Виктор Сергеевич Преображенский, тактичный и с виду неприметный, всегда ровный и спокойный, простой и доступный человек, настоящий гражданин своей страны и защитник своего Отечества.
Его называли воскресшим из мертвых, воскресшим трижды. Это не совсем точно. Он не воскрес, а победил смерть и отстоял жизнь. Не только свою, но и нашу!

МОРСКОЕ БРАТСТВО

Взаимовыручка, дружба и товарищество всегда были присущи морякам балтийского подплава. Война еще больше сплотила экипажи подводных лодок. Суворовский девиз — сам погибай, а товарища выручай — стал неотъемлемой нормой жизни моряков-подводников. 21 июля 1941 года совершил самоотверженный поступок и жизнеутверждающий подвиг командир БЧ-5 ПЛ «М-94» инженер-капитан-лейтенант Шиляев Виктор Семенович.
В критической ситуации — гибели от попадания торпеды противника лодки — инженер-механик Шиляев, проявив исключительное мужество, силу воли и самообладание, организовал спасение восьмерых оставшихся в живых подводников, а последним вышел из затонувшей подлодки сам. Безупречное знание своей специальности и устройства подводной лодки помогло ему провести эту операцию. Это был единственный в Великую Отечественную войну случай успешного использования боевой рубки для выхода личного состава из затонувшего подводного корабля.

Шиляев Виктор Семенович, капитан-лейтенант, командир БЧ-5 ПЛ «М-94»



В 1938 году окончил дизельный факультет ВМИУ им. Ф.Э.Дзержинского. Получил назначение на Балтийский флот. К началу войны — командир БЧ-5 ПЛ «М-94», на которой в июле 1941 года совершил подвиг, обеспечив выход личного состава из торпедированной лодки.
Осенью 1941 года переведен на Северный флот инженером-механиком дивизиона «малюток». В январе 1942 года погиб в боевом походе на ПЛ «М-175», находясь на ней в качестве обеспечивающего (10 января 1942 года потоплена к северу от полуострова Рыбачий германской ПЛ «U-584»).
В феврале 1942 года инженер-капитан-лейтенант Шиляев исключен из списков начсостава ВМФ как погибший в боях за Родину.

В начале войны. - Руссин Ю. С. Всю войну на «малютках». — М.: Воениздат, 1988.

В ночь на 21 июля 1941 года из бухты Триги (остров Эзель) вышли на боевые позиции ПЛ «М-94» и «М-98». В 7 часов 55 минут вблизи западной оконечности острова Даго, на сравнительно небольшой глубине, «М-94» (командир — старший лейтенант Н. В. Дьяков, командир БЧ-5 инженер-капитан-лейтенант В. С. Шиляев) была торпедирована вражеской лодкой «U-140». Кормовая часть «малютки», развороченная взрывом торпеды, быстро погрузилась и уперлась в грунт. Лодка оставалась на плаву с дифферентом на корму около 50°, над водой находилась только небольшая часть носовой оконечности.
Н.В.Дьяков и три других члена экипажа, находившихся на мостике, были сброшены взрывной волной в воду. Один из них, будучи тяжело раненным, утонул. Остальным удалось подплыть к носовой оконечности лодки и взобраться на нее. Командир лодки пытался установить связь с личным составом носовых отсеков, но на настойчивый стук никто не ответил, и Дьяков решил, что люди в лодке погибли. С «М-98», следовавшей параллельным курсом, спустили шлюпку, которая сняла троих подводников с полузатонувшей «М-94».

Подводная лодка «М-94»



Малая подводная лодка типа "М" (заводской № 118), XII-бис серия. Заложена 25.12.38 на заводе № 196 в Ленинграде, спущена на воду 11.09.39. и 12.12.39 включена в состав КБФ. Водоизмещение: надводное 205,5 т, подводное 256 т; длина: 44,5 м; ширина: 3,3 м; осадка: 2, 85 м; мощность: дизеля 800 л.с., электромотора 400 л.с.; скорость хода максимальная: надводная 14,1 уз., подводная 8,22 уз.; дальность плавания экономходом: над водой (8,38 уз.) 3 440 миль, под водой (3 уз.) 110 миль; глубина погружения: до 60 м; автономность: 10 (15) суток; вооружение: 2 носовых 533-мм торпедных аппарата (2 торпеды), 1х45-мм орудие (195 сн.); экипаж: 20 человек, из них 3 офицера.

Однако в лодке погибли не все члены экипажа. В первом, втором и третьем отсеках, оставшихся незатопленными, под руководством командира БЧ-5 инженер-капитан-лейтенанта В.С.Шиляева шла энергичная и мужественная борьба за живучесть корабля.
В момент взрыва торпеды крышка верхнего рубочного люка захлопнулась сама, но неплотно. Через щель прорывалась вода и хлестала в центральный пост. Старший рулевой Холоденко, стоявший на вахте, кинулся по трапу наверх и надежно задраил люк. Он мог бы спастись через рубку, но не о себе думал в эти мгновения отважный подводник. Спасти товарищей, не дать воде ворваться внутрь корабля — эта мысль владела им. Стремительно поднимаясь по трапу, Холоденко глубоко рассек себе голову о комингс люка. Кровь заливала лицо, но, задраив люк, Холоденко, несмотря на острую боль, бросился в отсек помогать товарищам. Чтобы полностью прекратить поступление воды, они быстро задраили шахту батарейной вентиляции, шахту подачи воздуха к дизелям и клинкет батарейной вентиляции на кормовой переборке отсека.
В отсеках было темно — от сильного сотрясения при взрыве торпеды лопнули электролампы. Когда лодка получила большой дифферент на корму, палуба встала вертикально, на кормовых переборках можно было свободно стоять. Все, что не было закреплено, упало вниз. На инженера-механика В.С.Шиляева, отдыхавшего после ночной вахты во втором отсеке на диване, с верхней койки после сильного толчка свалился боцман Трифонов, и они вместе покатились по палубе. Первым пришел в себя В.С.Шиляев. Он окликнул в темноте товарищей — в отсеке, кроме боцмана, находился еще акустик Малышенко. Инженер-механик приказал Малышенко дать в отсек воздушное противодавление, что немедленно было сделано.

Дьяков Николай Васильевич, капитан-лейтенант, командир ПЛ «М-94»



Родился 10 декабря 1912 года в селе Томнида Беломорского уезда Архангельской губернии. Русский. В РККФ с 1933 года. Беспартийный, Окончил ВМУ им. М.В.Фрунзе в 1937 году и получил назначение командиром БЧ-3 на ПЛ «С-1».
В 1939 году военмор Дьяков прошел курс обучения в Учебном отряде подводного плавания им. С.М.Кирова, после чего был назначен помощником командира на ПЛ «Щ-307», а в октябре — на «Щ-318». Здесь Николаю Васильевичу было присвоено воинское звание капитан-лейтенант.
В октябре 1940 года Н. 8. Дьяков получил под свое командование ПЛ «М-94», на которой встретил начало Великой Отечественной войны. 21 июля 1941 года ПЛ «М-94». 21 июля 1941 года ПЛ «М-94» в 7 часов 55 минут была атакована южнее мыса Ристна вражеской подводной лодкой «U-140» и через 1 минуту 40 секунд затонула. Командир в момент взрыва находился в рубке и был спасен. Вскоре Дьяков стал командиром новейшей ПЛ «Щ-408». Под его командованием лодка вступила в строй, но после столкновения 26 сентября 1941 года с сетевым заградителем «Онега» капитан-лейтенант Николай Дьяков с командиров был снят и назначен помощником на ПЛ «С-9». В одном из боевых походов трагически погиб командир лодки и до назначения нового командира Николай Васильевич исполнял его обязанности.
14 января 1942 года капитан-лейтенант Н. Дьяков вступил в командование ПЛ «М-97». 25 августа 1942 года «малютка» под его командованием вышла в боевой поход, однако в базу не вернулась, 15 сентября истек срок автономности лодки. По послевоенным данным стало известно, что ПЛ «М-97» погибла на минном заграждении «Насхорн» у острова Гогланд. По финским данным, лодка была потоплена артогнем и глубинными бомбами сторожевых катеров «VMV-1» и «VMV-2». Командир и весь экипаж погибли.



Vartiomoottorivene 1 (сторожевой катер VMV-1)

Из первого отсека, оказавшегося почти над головой, послышались шаги. Кто-то отдраивал переборочный люк. Во второй отсек спустились торпедисты Митрофанов и Голиков. «Что же предпринять? — думал В.С.Шиляев. — Теперь я здесь старший». Из истории подводного плавания он знал несколько случаев, когда подводники спасались через торпедные аппараты. Почему бы не попытаться? Инженер-механик спросил старшину торпедистов Митрофанова: «Сумеешь ли пропустить нас через аппарат?» — «Ничего не получится. Слишком большой дифферент», — доложил Митрофанов. Шиляеву с огорчением пришлось признать, что этот путь отпадает, надо пробовать шлюзоваться через рубку.
Из центрального поста доносился какой-то шум. Инженер-механик на ощупь отыскал и открыл глазок на переборке. Спросил: «Эй! Кто в центральном?» — «Шипунов, Линьков и я», — приглушенно ответил из-за переборки Холоденко.
Надо было действовать... В.С.Шиляев приказал открыть дверь в центральный пост и перевел туда всех людей из носовых отсеков. Собралось восемь человек. Включили аварийное освещение, и часть лампочек, оставшихся исправными, загорелись. От разлившегося электролита аккумуляторной батареи, соединившегося с морской водой, начал выделяться хлор. Все труднее становилось дышать.
Инженер-механик проверил, на какой глубине находится лодка. Глубиномер центрального поста показывал 20 метров. Взглянув на штурманскую карту и прочитав последнюю запись в бортовом журнале, В.С.Шиляев понял, что лодка находится недалеко от берега. «Если выберемся из отсека, подберут,— подумал он. — Но как лучше это сделать?» Стал вспоминать инструкцию по шлюзованию через рубку... «Всех собрать в рубке... Взять буй с буйрепом... Но поместятся ли в рубке восемь человек?» Отвергая все сомнения, твердым голосом начал отдавать приказания: «Будем шлюзоваться через рубку! Опробовать маски!» Подводники ждали решительных действий. Уверенность инженера-механика взбодрила их. Его распоряжения выполнялись быстро и точно. Люди поверили, что он спасет их.
Учитывая физическое и моральное состояние людей, В.С.Шиляев хладнокровно и четко разъяснил, в каком положении находится лодка и как будет организовано шлюзование. Затем приказал всем снять обувь и остаться лишь в легких комбинезонах. Пока шли эти приготовления, он уничтожил секретную документацию. Повесил на грудь аварийный фонарик. Моряки проверили маски и действие кислородных баллонов. Все доложили, что аппараты исправны. «Теперь в рубку! — скомандовал инженер-механик. — Старайтесь так разместиться, чтобы места хватило всем».
Надев спасательные аппараты, моряки поднялись по трапу в рубку. Для восьми человек она была, конечно, тесной. В. С. Шиляев последним протиснулся в нее и с трудом задраил нижний люк. Затем ровным, бодрым голосом, как на учениях, распорядился: «Боцман выходит первым. За ним Холоденко, Митрофанов, Малышенко, Шипунов, Голиков и Линьков. Я покину корабль последним. Предупреждаю еще раз: не торопитесь выскакивать наверх. Мы выпустим буй. Помните, на буйрепе есть мусинги. Задерживайтесь на каждом хоть несколько секунд, иначе раздует, заболеете кессонной болезнью...»



Выход через боевую рубку: 1 – нижний рубочный люк; 2 – буй-вьюшка; 3 – верхний рубочный люк; 4 – карабин буйрепа; 5 – пневмомашина; 6 – тубус; 7 – глубиномер; 8 – манометр специальный; 9 – уровень воды в боевой рубке; 10 – клапан подачи ВСД к пневмомашине закрывания крышки люка. - Подводный флот России

Подбодрив товарищей твердым заверением, что выход будет успешным, инженер-механик сам надел маску и приступил к заполнению рубки забортной водой. Сделать это было нелегко. Впускной клапан находился внизу. Наклониться же, чтобы открыть его, было сложно — моряки стояли тесно прижавшись друг к другу. Пытались открыть клапан ногами, но он не поддавался. Только через несколько напряженных минут клапан удалось открыть, и в рубку начала поступать вода. Она проникала снизу и поднималась все выше и выше, дошла до пояса, до груди... погас фонарик, стало темно. Дыхание участилось... рубка заполнилась целиком. Боцман Трифонов отдраил верхний люк и выпустил буй с 30-метровым буйрепом. В рубке посветлело, над головами подводников четко обозначился светлый круг, а над ним — мутно-зеленая вода, пронизанная лучами солнца... Моряки один за другим стали покидать рубку.
В.С.Шиляев, видимо от перенапряжения, на какой-то миг потерял сознание, опустился на колени. Очнувшись, он пошарил руками вокруг себя и наткнулся на скорчившегося Линькова, который не решался подниматься наверх. Инженер-механик подтолкнул его к выходу. Еще раз обшарил рубку руками, затем взялся за буйреп и не спеша стал сам подниматься на поверхность. Всплыв, снял маску и спросил: «Кто не вышел?»
Вышли все восемь человек. С момента взрыва прошло около двух часов. Носовой оконечности лодки на поверхности уже не было — «М-94» затонула. Подводники поплыли к видневшемуся вдали берегу острова Даго. Спустя полтора часа они были подняты на высланный за ними баркас. Оказавшись в затонувшей подводной лодке, восемь отважных советских моряков проявили исключительное мужество и победили в борьбе за жизнь. Это был единственный в Великую Отечественную войну случай успешного использования боевой рубки для выхода личного состава из затонувшего корабля.
Решающую роль в спасении оставшихся в живых членов экипажа «М-94» сыграли личные качества командира БЧ-5 В.С.Шиляева — мужество, хладнокровие, высокое профессиональное мастерство, умение руководить личным составом. Командир бригады подводных лодок дал высокую оценку самоотверженному поступку командира БЧ-5: «Необходимо отметить умелые действия инженер-капитан-лейтенанта В.С.Шиляева, который руководил борьбой за живучесть подводной лодки и спасением личного состава. Инженер-механик покинул корабль последним, убедившись, что все люди вышли на поверхность».
Война оборвала жизнь этого замечательного подводника. Виктор Семенович Шиляев, будучи уже дивизионным инженером-механиком на Северном флоте, погиб в январе 1942 года, обеспечивая боевой поход ПЛ «М-175».

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю