Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГУРОВ. По следам балтийского подплава. - Калининград: "Янтарный сказ", 2009. Часть 7.

СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ ГУРОВ. По следам балтийского подплава. - Калининград: "Янтарный сказ", 2009. Часть 7.

Мохов Николай Константинович, капитан 3-го ранга, командир ПЛ «Щ-317»



Родился 14 декабря 1912 года в городе Барнауле. Русский. В РККФ с 1932 года. Член ВКП(б) с 1932 года. После окончания ВМУ им. М.В.Фрунзе назначен командиром БЧ-1 на ПЛ «М-74». В июне 1938 года принял «М-74» под свое командование. По другим данным, Н.К.Мохов назначен командиром опытовой ПЛ «С-92», бортовый номер «Р-1», с энергоустановкой РЕДО (регенеративный единый двигатель особого назначения), работающей в подводном положении по замкнутому циклу, и командовал ей до своего назначения командиром дивизиона подводных лодок КБФ. С июля 1940 года Николай Константинович — командир дивизиона строящихся и ремонтирующихся кораблей.
30 ноября 1940 года военмору Мохову было присвоено воинское звание капитан-лейтенант, а в феврале 1941 года он назначен командиром 9-го дивизиона подводных лодок типа «М» VI-бис серии («М-72» — «М-76»). В этой должности капитан-лейтенант Н.Мохов встретил начало Великой Отечественной войны. Подводные лодки дивизиона находились в ремонте, а в августе 1941 года их поставили на консервацию. Дивизион был расформирован.
В январе 1942 года капитан-лейтенант Мохов был назначен командиром ПЛ «Щ-317». 9 июня 1942 года лодка впервые под его командованием вышла в боевой поход, но обратно в базу не вернулась. Последний поход подводной лодки «Щ-317» и ее командира оказался высоко результативным. За проявленное мужество, героизм и волю к победе в этом же году Николай Константинович Мохов был награжден орденом Ленина (посмертно).

Лабецкий Станислав Никодимович, инженер-капитан-лейтенант, командир БЧ-5 ПЛ «Щ-317»



Родился в 1906 году в городе Смоленске. В 1937 году окончил дизельный факультет ВМИУ им. Ф.Э.Дзержинского. Получил назначение командиром БЧ-5 ПЛ «Л-2» Балтийского флота. В довоенный период служил командиром БЧ-5 ПЛ «Щ-318» и «Щ-302».
В сентябре 1941 года инженер-механик Лабецкий был назначен командиром БЧ-5 ПЛ «П-2» («Звезда»), которую решили привлечь в качестве транспортной лодки для снабжения гарнизона Ханко, но после гибели ПЛ «П-1» решение отменили. Станислав Лабецкий начал настойчиво просить командование перевести его на боевую субмарину, но возможности не представлялось. Комдив Егоров, зная инженера-механика по предыдущей совместной службе, вышел с ходатайством на командира бригады, и в апреле 1942 года Лабецкий был назначен командиром БЧ-5 ПЛ «Щ-317».
В августе 1942 года инженер-капитан-лейтенант Лабецкий исключен из списков начсостава ВМФ как погибший в боях за Родину.

Подводник Егоров

Владимир Алексеевич Егоров родился 20 октября 1908 года в городе Екатеринославе в семье русской интеллигенции. Получил прекрасное домашнее образование, отличался пытливым умом, смекалкой и общительным характером. Семья безбоязненно приняла новую власть, и после окончания общеобразовательной школы Владимир блестяще выдержал экзамены в политехнический институт. Со второго курса, в 1929 году, по комсомольскому набору Владимир Егоров был направлен в ВМУ им. М.В.Фрунзе, которое окончил в 1933 году по первому разряду и попросился по праву выбора места службы в подплав, где прошел все ступени служебного роста, зарекомендовав себя перспективным командиром подводных сил молодой республики Советов. За достигнутые успехи в боевой подготовке Владимир Егоров в 1936 году был награжден орденом Ленина.
Боевое крещение подводник Егоров получил в боях с мятежниками, воюя на стороне республиканского правительства в Испании. В июне 1938 года Владимир Егоров, свободно владеющий испанским языком, в числе шести командиров-подводников, добровольно был откомандирован в Испанию и вступил в командование подводной лодкой республиканцев «С-2». Наши подводники, в отличие от других военных советников республиканского флота, официально были командирами в подводных силах республиканцев и, по существу, они и управляли экипажем как в море, так и на берегу при помощи переводчика. По-другому в подплаве поступать было нельзя.



Группа подводников КБФ: (слева направо) командир Краснознаменной подводной лодки «Щ-323» Ф.И.Иванцов, командир подводной лодки «Щ-317» А.Г.Андронов, командир подводной лодки «Щ-320» И.М.Вишневский, командир подводной лодки «Щ-318» В.К.Афанасьев, командир дивизиона подводных лодок В.А.Егоров, командир подводной лодки «Щ-407» П.А.Морозов, 1942 год

После возвращения из командировки В.Егоров продолжил службу во 2-й бригаде подводных лодок КБФ в должности командира 17-го дивизиона подводных лодок типа «Щ» X серии («Щ-317» — «Щ-320»). В этой должности комдив Егоров принимал участие в Советско-финляндской войне. Из-за болезни командира ПЛ «Щ-317» (капитан-лейтенант А.Г.Андронов) Владимир Алексеевич Егоров вступил в командование кораблем и руководил экипажем в двух боевых походах. Ни одного судна противника, правда, уничтожить не удалось, но заставить врага бояться удара из-под воды подводники под командованием Владимира Егорова смогли. Орден Красного Знамени стал заслуженной наградой комдиву.
К началу Великой Отечественной войны капитан 3-го ранга Егоров успел послужить в штабе КБФ в должности начальника отделения отдела боевой подготовки подводных лодок, а после Таллинского перехода принял под свое начало 4-й дивизион бригады подплава КБФ, куда организационно входила ПЛ «Щ-317». 21 марта 1942 года комдиву Егорову было присвоено воинское звание капитан 2-го ранга. Лучшего наставника для Н.Мохова, чем его командир дивизиона, подобрать было трудно. Должность снова крепкими узами связала судьбу Егорова с 317-й, и не выйти в боевой поход на своей «крестнице» комдив-4 просто не мог.
Со слов командующего Балтфлотом адмирала В.Ф.Трибуца, Егоров «живой, как ртуть», имел всегда «свежие мысли и после тщательного взвешивания... смело применял их на практике. Некоторые его коллеги иронизировали над ним. Ленивых мыслью было немало и в штабах, а Егоров аргументированно шел на риск. Будучи в должности начальника отдела боевой подготовки штаба флота, я убедился, что организационная работа не мешает Егорову совершенствоваться в знании оружия и углублять общее образование». После Испании и финской кампании Егоров скоро выдвинулся в «практической командирской работе». Зимой 1942 года капитан 3-го ранга Егоров, основываясь на изученном им опыте участия в боевых действиях русских подводников в Первой мировой войне и советских в первые месяцы Великой Отечественной войны, в беседе с командующим флотом смело отстаивал свою точку зрения о возможности форсирования Финского залива по мелководью и действий лодок вблизи вражеского побережья, о руководстве группой из трех-четырех лодок не с берега, а с одной из лодок, которая проводит разведку для всей группы. Идея об управлении тактической группой в море с флагманской подводной лодки актуальна и по сей день. Не случайно, что именно для выхода в первом эшелоне лодок на ПЛ «Щ-317» в качестве обеспечивающего и старшего на борту был назначен Егоров.

Егоров Владимир Алексеевич, капитан 2-го ранга, командир 4-го дивизиона ПЛ КБФ



Родился 20 октября 1908 года в городе Екатеринославе. Русский. В РККФ с 1929 года. Член ВКП(б) с 1929 года. В этом же году по комсомольскому набору со второго курса политехнического института направлен в ВМУ им. М.В.Фрунзе, которое окончил в 1933 году. После окончания училища военмор Егоров назначен командиром БЧ-3 подводной лодки «L-55» КБФ. В апреле 1935 года, после окончания минного класса спецкурсов командного состава ВМС РККА, Владимир Егоров назначен дивизионным минером 3-й бригады подводных лодок. В октябре 1936 года — флагманским минером 2-й бригады. Продолжая образование, Егоров экстерном сдал экзамен курса Учебного отряда подводного плавания им. С.М.Кирова. В ноябре 1934 года он принял под свое командование ПЛ «Щ-315».
Боевое крещение подводник Егоров получил в июне 1938 года в боях с мятежниками во время Гражданской войны в Испании, воюя на стороне республиканцев в качестве советника командира на подводной лодке «С-2». Возвратившись в Советский Союз, Егоров вскоре становится командиром 17-го дивизиона 2-й бригады подводных лодок КБФ. В этой должности комдив Егоров принимал участие в Советско-финляндской войне. После окончания войны он недолгое время служил в штабе КБФ на должности начальника отделения отдела боевой подготовки подводных лодок.
Начало Великой Отечественной войны Егоров встретил в воинском звании капитана 3-го ранга, командуя 7-м дивизионом подводных лодок, а в октябре 1941 года принял 4-й дивизион объединенной бригады подплава КБФ. 9 июня 1942 года в качестве обеспечивающего командира капитан 2-го ранга В.Егоров вышел в боевой поход на ПЛ «Щ-317» и погиб вместе с подводной лодкой. Представлялся к званию Героя Советского Союза, но ходатайство было отклонено. Награжден двумя орденами Ленина (1936 год, 1992 год— посмертно), орденом Красного Знамени (1940 год).

Победный поход

ПЛ «Щ-317» предписывалось к 0 часам 00 минутам 16 июня занять позицию на подходах к шведскому порту Карлскруна и у восточного побережья острова Эланд. Это была боевая позиция № II. В район Норчепингской бухты на смежную позицию № IV высылалась «Щ-405». Лодки должны были действовать в назначенном районе позиционным и крейсерским методами и имели задачу — уничтожение всех транспортов и неприятельских военных кораблей (боевые корабли шведского флота атаковывать запрещалось).
Около 22 часов 00 минут 9 июня «Щ-317» вышла из Кронштадта к острову Лавенсари, через два дня покинула остров и начала переход на назначенную позицию. «Щука» X серии к этому времени находилась в составе КБФ около шести лет. Экипаж лодки составлял 42 человека: 7 офицеров, 14 старшин и 21 краснофлотец, 43-м шел в боевой поход капитан 2-го ранга В. Егоров.
16 июня, в 2 часа 00 минут, командир подводной лодки капитан 3-го ранга Мохов (перед выходом в море получивший очередное воинское звание) донес в штаб о форсировании Финского залива и выходе в Балтийское море. По предположениям командования флота, лодка форсировала залив южным прибрежным фарватером за 100 часов по варианту, предложенному Егоровым, но не утвержденному командованием бригады подводных лодок. Это было предпоследнее донесение командира 317-й, следующее он передал лишь 10 июля с позиции, находившейся в районе Карлскруны — восточное побережье острова Эланд. В тот же день, в 2 часа 30 минут, Николай Константинович Мохов донес радиограммой за № 0230 следующее: «Потопил 5 транспортов противника водоизмещением 46 тыс. тонн. Торпед не имею. Прошу сообщить позицию "С-4"». Таким образом, на утро 10 июля на «Щуке» были израсходованы все 10 торпед. Больше от «Щ-317» никаких сведений не поступало.



Шведский пароход «Ада Гортон», потопленный 22 июня 1942 года советской подводной лодкой Щ-317. - СССР-Швеция. Неизвестная война.

«Всемирный потоп»

19 июня в штабе Балтийского флота перехватили переданное шведским и датским радио сенсационное сообщение: советская подводная лодка потопила на Балтике два транспорта. В штабе предположили, что это результат атак Мохова. 22 июня 1942 года штаб КБФ получил разведданные о торпедировании и потоплении «Ады Гортон» у восточного побережья острова Эланд, а МИД Швеции заявил правительству СССР протест в связи с потоплением шведского судна советскими подводниками. Штаб королевских ВМС отдал приказ командирам кораблей о начале эскортирования транспортов на переходе морем в территориальных водах. Ежедневное патрулирование начали и военно-воздушные силы Швеции. Шведы беспокоились, не унимались и немцы. По их требованию 24 июня ВМС Швеции все же были проведены минные операции восточнее острова Готланд. А через два дня МИД Швеции распространил сообщение, в котором указывалось, что в их «терводах находилась неизвестная подводная лодка в состоянии, которое заставляет предполагать возможность предоставления ей права убежища».
Ввиду того что у берегов Швеции из состава ВМФ СССР на тот период времени находилась лишь «Щ-317», есть основание считать, что данной «неизвестной лодкой» могла быть только она. Значит, либо ПЛ «Щ-317» получила серьезные повреждения от сил противолодочной обороны Швеции, либо вышли из строя иные механизмы. После этого 317-я еще дважды выходила в атаку на суда и транспорты противника. По ныне открывшимся архивным материалам шведов удалось установить, что 1 июля лодка Мохова атаковала шведский транспорт «Галеон», но торпеда прошла мимо и взорвалась на большом удалении. 4 июля подводники вышли в атаку на миноносец ВМС Швеции «Фортуна», но безрезультатно, а через два дня 317-я атаковала шведский патрульный катер «Капарен» в прибрежной зоне. Выпущенная по нему торпеда выскочила на шведский берег, и тут стало ясно, кому она принадлежит...
С этого дня подводная война на Балтике приобрела новое качество. В боевые действия по защите судоходства втягивались военные корабли нейтральной Швеции. Главнокомандующий вооруженными силами Швеции генерал О.Ж.Тернелль отдал приказ командующему королевскими ВМС вице-адмиралу Ф. Тамму атаковывать все подводные лодки, появляющиеся около конвоев как в своих территориальных водах, так и вне их.



Шведский сторожевой корабль «Капарен». - СССР-Швеция. Неизвестная война.

Шведская версия

В ночь на 10 июля, как уже было сказано, в штабе бригады подводных лодок получили последнее радио с 317-й, сообщавшей о своих пяти победах. Но нам, зная достоверно названия четырех потопленных Моховым транспортов, длительное время не удавалось установить пятое судно. По изученным послевоенным зарубежным данным, им, вероятнее всего, стал немецкий транспорт «Раин» (2 600 брт), потопленный в июне в юго-западной части Балтийского моря. Однако точная дата его потопления пока неизвестна.
В тот же день вечером, в 23 часа 45 минут, командир бригады, зная из радиограммы Мохова, что на «Щ-317» торпед уже нет, приказал ей покинуть позицию и возвратиться в базу. Однако с тех пор никаких донесений, в том числе и об оставлении позиций, от ПЛ «Щ-317» не поступало. Следуя логике событий, командир «Щ-317» капитан 3-го ранга Мохов и старший на борту капитан 2-го ранга Егоров должны были принять решение возвратиться в базу. Однако лодка, имея два 45-мм орудия, могла сражаться с одиночными транспортами противника, сновавшими в шведских и прилегающих к ним водах. Эффективность артиллерии, как показали события, подводники-балтийцы в последующем доказали сполна.
Командование и штаб бригады, предполагая, что «Щ-317» возвращается в базу, 12 июля дали разрешение ПЛ «С-4» занять на 10 суток позицию 317-й и перейти от Данцигской (ныне Гданьская) бухты в район Карлскруны — южная оконечность острова Эланд. В тот же день в точке с широтой 57°52' и долготой 16°55', севернее острова Эланд, в 100 метрах от конвоя шведский эсминец «Стокгольм» обнаружил характерный бурун от перископа и атаковал предполагаемое место нахождения подводной лодки глубинными бомбами. С того дня и по 20 июля в данном районе корабли шведских ВМС наблюдали большое масляное пятно. По мнению командующего береговым флотом Швеции, там была потоплена подводная лодка. Могла ли это быть «Щ-317»? Вероятно. Это первая версия исчезновения данной подводной лодки.

Финский след



Остров Родшер. Это маленький каменистый остров приблизительно 150х80 метров, с максимальной высотой четыре метра над уровнем моря

Что же случилось со «Щ-317», так и не вернувшейся в базу? Есть еще одна версия ее исчезновения и гибели. В полученных после войны финских военно-морских документах указывалось, что 12 июля на широте 59°41' и долготе 24°06' наблюдательные посты отметили взрыв мины. Воздушная разведка в этом районе обнаружила масляный след, а затем, после бомбометания с кораблей, в этом месте всплыли куски дерева, матрасы и прочие принадлежности. В этот же день самолеты наблюдали маслянистое пятно и в районе острова Родшер. После произведенных бомбометаний 12, 13 и 16 июля в этой точке всплыли деревянные бруски, спасательные круги и другое имущество. По расчетным данным, «Щ-317» должна была прийти в этот район 13—14 июля.
При сопоставлении имеющихся документов все же наиболее достоверным показался эпизод, относящийся к 15 июля, когда финские самолеты в 14 милях западнее острова Вайндло (Финский залив) в точке с широтой 59°53' и долготой 25°25' обнаружили лодку в подводном положении и сбросили на нее глубинные бомбы. Вызванные в этот район корабли подвергли предполагаемое место нахождения подводной лодки ожесточенному бомбометанию. В результате на поверхности воды появился масляный след, а затем образовалось пятно, продержавшееся до конца лета. Эти данные подтверждает и западный историк Ю.Майстер, утверждающий, что 15 июня 1942 года в районе банки Калбодагрунд авиабомбой с финского самолета и глубинными бомбами с корабля противолодочной обороны «Руотсинсалми» и сторожевого катера «VMV-6» (по другим данным, «VMV-16») была потоплена советская подводная лодка (без названия).

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю