Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 19.

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 19.

Денисов Анатолий Васильевич. Окончание.

Командир взялся за ручки машинного телеграфа и переложил их на «малый ход». — Сигнальщики, искать катер! — Есть — искать катер! — дружно ответили на голос командира вахтенные сигнальщики. Катер показался за кормой черной точкой. Его бросало то вверх, то вниз, сносило в сторону, запрокидывало нос. Огромные волны с белыми завитками пены решительно расправлялись со своей случайной жертвой. — Держись, старшина! — произнес вслух Гончар и дал задний ход машинам, чтобы сократить расстояние между катером и эсминцем. Через полчаса или чуть больше старшина рулевых доложил Гончару о выполнении боевой задачи. Штурман, имея немалый опыт, дважды пытался подойти к борту транспорта, но это ему не удавалось. Заходил с подветренной стороны, и всякий раз косые волны отбрасывали катер в сторону от судна. Наконец, уловив момент, штурман прижался к «либерти», кто-то догадался сбросить с борта шлюпочные тали, и катер был поднят на палубу. Замешкайся на секунду-две, и волны могли бы разнести катер в щепки. Капитан-англичанин пожаловался штурману, что никак не может управиться с командой, наспех собранной в Ньюкасле. После того как судно благополучно уклонилось от смертоносного груза, сброшенного немецкими стервятниками, экипаж на радостях хватил лишку спиртного...
— Сэр,— сказал капитан, обращаясь к нашему штурману,—виски оказалось чертовски крепким, теперь некому устранить неполадки. Что-то случилось со штуртросом. Не могли бы помочь? Пришлось искать обрыв штурмовка. Это отняло три часа. Пока исправляли, потом по просьбе капитана приводили в чувство радиста, обогревались — минуло еще столько же. Гончар не посчитал это время напрасной потерей. Для него оно не имело существенного значения. Куда было бы хуже, если бы пришлось эсминцу брать на буксир транспорт и тянуть за собой малым ходом до Мурманска. На это ушло бы не шесть часов, а двое суток. Благодаря своевременной помощи наших моряков американский сухогруз мог идти спокойно своим ходом. — Ступайте в кубрик, обсушитесь,— сказал Пантелеймон Максимович Гончар старшине рулевых,— потом смените юнгу. Двенадцатый час пошел... Третью вахту выстоял мальчуган. ...Вот он — Кольский залив! У входа в него, словно сторожевой пес, лежит остров Кильдин. Качка уже меньше, но в ушах еще гудели звуки моря. Юнга Денисов, как альпинист, переваливший через высокогорный хребет, почувствовал усталость. Он выпрямился, бодро передернул плечами. Остались считанные: минуты — и вахте конец! Только бы не скиснуть. Ведь это первая самостоятельная вахта. Не подкачать. Оправдать доверие командира. Иначе бывалые моряки, острые на язык, засмеют. Обидно будет, когда при случае назовут противным словом "салаженок". По понятиям Толи, это недостойное прозвище для юнги, имевшего за плечами годы учебы в школе юнг на Соловецких островах,



— Молодец, юнга Денисов. Выдержал. Толя оторвал от компаса глаза, перед ним стоял командир эсминца. — Это настоящее мужество. Идите отдыхать,— сказал Гончар.
Юнга, передавая старшине штурвал, смущенно произнес: — Держать курс по створным знакам.
— Добро,— улыбнувшись, дружески ответил старшина. В глазах юного моряка светилась радость исполненного долга. Флотские будни мало чем отличались от окопных, солдатских... Разница, может быть, была лишь в том, что солдаты умирали в одиночку, а моряки гибли вместе со своим кораблем. Фронтовые будни. Они — изо дня в день.
За полгода до светлого Дня Победы Анатолия Денисова перевели служить на эсминец «Дружный». Теперь он был уже не юнгой, а матросом. И снова походы, полные тревог и опасностей...
Кончилась война. Началось трудное, но славное время. В биографию Анатолия Денисова вписались новые строки. Поступил учиться в Саратовский юридический институт. В 1958 году райкомом партии был направлен работать в органы МВД. Первая милицейская должность — оперуполномоченный уголовного розыска в городе Брянске. Первые самостоятельные шаги. Все было неясно, зыбко, походило на плохие детективы о неуловимых ворах-мошенниках, работающих под «высокоинтеллектуальных граждан». Теоретическое осмысливание обширной милицейской практики. Мистику — в сторону, дорогу — науке. Первое сложное дело. Экзамен выдержан. Расследование прошло успешно. Но Анатолия Денисова, как молодого сотрудника милиции, больше привлекали вопросы профилактики — предупреждения преступлений. В ней, профилактике, он видел высшее и гуманнейшее достижение правовой науки. Отсюда, может быть, родилась тяга к преподавательской, исследовательской работе. В настоящее время Анатолий Васильевич — старший преподаватель Саратовской специальной средней школы МВД СССР. Он учит будущих офицеров милиции умению видеть за каждым делом, фактом, за каждым документом — человека. Учит разбираться в психологии людей, чтобы при дознании и следствии не были нарушены права граждан, а в нужном случае — проявить строгость, потребовать выполнения законов.

Дудоров Иван Васильевич

Рекомендуем нашим читателям книгу искренних и правдивых воспоминаний и действительных размышлений под названием "Мой дедушка – юнга с Соловецких островов. Воспоминания. Размышления". Авторы: Алексей Офицеров, Иван Дудоров.



Дедушка с внуками Алексеем и Андреем у памятника Соловецким юнгам

Ее можно скачать на сайте АЛЬМАНАХ "СИЯНИЕ ЛИРЫ". Три части: http://orbita-1.narod.ru/bib/Dud.pdf http://orbita-1.narod.ru/bib/Dud2.pdf http://orbita-1.narod.ru/bib/Dud3.pdf.

Приведем предисловие и содержание книги, а на страницах посвященных другим юнгам - фотографии, мысли и оценки Ивана Васильевича Дудорова.

Уважаемый читатель! Взяться за написание этих строк меня побудило само название этой привлекательной книги: «Мой дедушка – юнга с Соловецких островов» – это не просто воспоминание юного моряка о пережитом и осмысленном времени – это воспоминание об эпизодах Великой Отечественной войны, свидетелем которых ему пришлось быть – одному из самых молодых ветеранов второй мировой войны, – это размышления уже в зрелом возрасте бывшего юнги ВМФ об объективной действительности постперестроечного периода в России. В самом названии книги заложена целостная философия – передачи и развития традиций Российского флота. Чертами характера юношей той поры были патриотизм, любознательность, настойчивость в достижении поставленных целей. Они были романтиками, мечтой которых была служба во флоте. Находясь на кораблях наедине с морем и ненавистным врагом – фашизмом, они несли ответственность за все: за свою Родину, за выполнение поставленных задач, за себя лично и за тех парней, чье здоровье и сама жизнь зависели от их действий и решений.
Закончив воспоминания и оставив на поверхности времени знаки – о жизни и подвигах сражавшихся за Родину, автор умом и сердцем прикасается к действительности настоящего времени. Он не может быть равнодушным, когда в СМИ (радио, телевидение, средства печати) некоторые журналисты, деятели культуры, чиновники всех рангов пытаются навести «тень на плетень», т.е. дать ложную информацию, порочащую нашу Родину, армию и флот, отдельные исторические личности России.
Автор через ответы своему внуку старается доказать истину, опровергнуть ложь, клевету, исходя из своих убеждений и моральных устоев.
Внук признает, что рассказы деда убедительны и интересны. Я как читатель могу сказать – с большим интересом прочитал эту книгу, думаю, что она внесет добрый вклад в дело патриотического воспитания молодежи нашей Родины. На мой взгляд, очень удачно применены эпиграфы к главам из стихов и песен В.Высоцкого. Пользуясь тем, что написал предисловие, в заключение хочу использовать выдержку из стихов ветерана Северного флота, капитана 1 ранга Николая Гульнева, который прослужил 26 лет на Северном флоте, поэта, автора одиннадцати сборников стихов о флоте и России. Думаю, это уместно!

«...Россия, Русь,
Судьба моя!
Моя неведомая Сила.
Во мне отныне
Боль твоя.
Печаль
И вечное сомненье,
И даже песня Соловья
Звучит слезою Откровенья!»

Председатель Президиума региональной общественной организации ветеранов Краснознаменного Северного флота контр-адмирал В.Т. Лосиков



СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ
НАШ АДМИРАЛЬСКИЙ КОРАБЛЬ – «СОЛОВЕЦКИЙ КРЕМЛЬ»
В ИСТРЕБИТЕЛЬНЫЙ ОТРЯД! К КАПРАЛОВУ!
В ДОЗОРЕ
В ПИТЕР НА УРАЛЬСКУЮ…
БОИ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ
КРЕЙСЕР «МАКСИМ ГОРЬКИЙ»
ВЗРЫВ
ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО
УНИЧТОЖИТЬ «КИРОВ»
ПОВЕРЖЕННЫЙ КОРСАР МОРСКИХ ГЛУБИН
ПЕРВЫЕ ВСТРЕЧИ
СИМВОЛИКА ФЛОТА
РАКЕТЫ СТАРТУЮТ С ПОДВОДНОЙ ЛОДКИ
КРОНШТАДТСКИЙ МЯТЕЖ
МЯТЕЖ НА БОЛЬШОМ ПРОТИВОЛОДОЧНОМ КОРАБЛЕ «СТОРОЖЕВОЙ» ПОД РУКОВОДСТВОМ КАПИТАНА 3 РАНГА В.М.САБЛИНА В НОЯБРЕ 1975 ГОДА
И. ДУДОРОВ
Ю.МУХИН
КАК НАЧАЛСЯ ПОХОД “СТОРОЖЕВОГО”?
ПОСЛЕДНЕЕ ПРОЩАЙ
ВЕРДИКТ СУДА – «3-15 ИЛИ 6-25»
«ТАК ПОХЛОПАЕМ ЕМУ»
МЫ НАЙДЕМ СВОИХ ЕДИНОМЫШЛЕННИКОВ В САМОЙ РОССИИ
ПОТОМСТВУ В ПРИМЕР
МЫ БОИМСЯ ЧРЕЗМЕРНОГО РАСШИРЕНИЯ ПАРТИИ…
7 НОЯБРЯ…
СКАЖИ МНЕ КТО ТВОЙ ДРУГ…
СТРАСТЬ, ПОЛУЧЕННАЯ В ГОДЫ

Еловиков Игорь Вячеславович

...Но мы в тельняшках. Олег ШЕВЧЕНКО, Алматы. 11.05.2006.

Юнги в отставку не уходят

Для многих морских саперов да и судов-тральщиков морское дно стало братской могилой, на которой, как известно, не ставят крестов. Евгению Волкову, можно сказать, повезло: из 4000 выпускников Соловецкой школы юнг каждый четвертый погиб. Среди ее воспитанников известные имена: автор исторических романов Валентин Пикуль, знаменитый оперный бас Борис Штоколов…
Сегодня Евгений Афанасьевич Волков – капитан первого ранга. Последние 14 лет работал инженером кафедры метеорологии КазНУ им. аль-Фараби.
Кроме Евгения Афанасьевича в Алматы живут еще двое бывших соловецких юнг – Вениамин Викторович Балыков – рулевой минного тральщика Днепровской речной флотилии и Игорь Вячеславович Еловиков – корабельный электрик эсминца «Разумный» Северного флота.



Эсминец «Разумный» во льдах. Экспедиция ЭОН-18 по переходу кораблей с Дальнего Востока на Северный флот. 1942 г.

Жарков Борис Игнатьевич

Юнги из поколения патриотов. Публикацию подготовил Шариф Байгильдин, лауреат премии Союза журналистов РТ. Гасырлар авазы - Эхо веков. Научно-документальный журнал № 1/2, 2002 г.

Я избрал местом своей службы Балтийский флот, воевал в составе экипажа морского охотника МО-203, - начал свой рассказ Борис Игнатьевич. - Наши катера долгое время несли дозорную службу между Кронштадтом и островом Сескар, где происходили лишь мелкие стычки. В начале 1944 года перевели меня на катер МО-124, получившего потом звание гвардейского. Однажды надо было выявить огневые точки врага на острове Бьерк. Там размещались мощные береговые батареи, которые своим огнем перекрывали северный фарватер. Подойдя к острову, наши катера, растянулись в кильватерный строй и открыли огонь из своих пушек. Фашисты молчат. Тогда еще раз прошлись вдоль берегов, усиливая обстрел. Тут у затаившихся гитлеровцев не выдержали нервы. Сначала заговорила одна батарея, затем вторая, третья, раскрывая свои координаты. Этого-то нам и надо было. Мы засекли их месторасположение и повернули назад. А на рассвете у острова появились наши канонерские лодки с мощными орудиями и совместно с авиацией подвергли его бомбардировке. Все побережье было перепахано тяжелыми снарядами и авиабомбами. Следом был высажен десант морской пехоты, который довершил разгром вражеского гарнизона...
Борис Жарков, а ему было тогда без малого 17 лет, вел корабль строго по заданному курсу и не дрогнул под огнем немецких дальнобойных орудий.
- Спустя некоторое время, - продолжал он, - мы находились на дозоре в тени острова Сескар. Вдруг всплывает немецкая подводная лодка. Командир лейтенант Дежкин приказал срочно запустить моторы, и мы ринулись на лодку, чтобы протаранить ее. Но не успели - лодка ушла в глубину. Следом ушли наши глубинные бомбы, к нам присоединился и катер старшего лейтенанта Авилкина. Дежурили до утра и все-таки потопили лодку...



Высадка десанта под прикрытием дымовой завесы, 1944 г.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю