Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Верюжский Н.А. Верность воинскому долгу. Часть 7.

Верюжский Н.А. Верность воинскому долгу. Часть 7.

Оставшиеся младшие классы «питонов» поначалу были распределены по другим училищам: частично в Тбилиси и некоторое количество поехало в Ленинград. Как оказалось на практике, эти училища не смогли всех принять и разместить у себя. Две роты, захватив с собой и тбилисских нахимовцев, возвратились в Ригу доучиваться в своих родных стенах, в которых уже уютно разместилось вновь созданное контр-адмиралом К.А.Безпальчевым Второе Балтийское Высшее Военно-Морское училище подводного плавания.



Елена Тимофеевна Безпальчева с сыновьями Александром (слева) и Константином. Севастополь, около 1928 г. Фотография предоставлена А.К.Безпальчевым.

Мне бы всё-таки хотелось сказать ещё несколько слов о семье Константина Александровича. Нам было хорошо известно, что у него было два сына. Старший сын добровольцем ушёл на фронт и погиб смертью храбрых, а второй – по возрасту подходил для обучения в нашем училище. Но поскольку тогда в подавляющем большинстве среди воспитанников были дети-сироты, чьи родители погибли в войне, то порядочность и принципиальность К.А.Безпальчева не позволяла ему воспользоваться своей властью и зачислить своего сына в число нахимовцев. Но были и другие прецеденты. Так, например, среди суворовцев Калининского и Тульского училищ, с которыми мы общались в период тренировок к парадам в Москве, находились внуки, племянники, дети (родные, приёмные, внебрачные, дальние и близкие) самого Сталина, Ворошилова, Будённого и других здравствующих тогда крупных военачальников и партийных деятелей. Да и в Ленинградском нахимовском обучались дети тогда весьма благополучных и успешных военачальников и партийных руководителей.
У К.А.Безпальчева был другой подход: его младший сын, Константин, минуя обучение в числе нахимовцев, самостоятельно поступил в Высшие Военно-морское училище, и стал морским офицером, продолжив семейную традицию морской службы.
Я помню, что однажды у нас в училище была организована встреча с первыми выпускниками 1949 года, которые стали курсантами Первого Высшего Военно-Морского училища подводного плавания, они делились с нами своими успехами и давали нам добрые напутствия. Так вот, среди этих курсантов также был сын Константина Александровича Константин Безпальчев курсант артиллерийского факультета Высшего Военно-Морского училища имени М.В.Фрунзе, который в ходе своей флотской службы получил высокое адмиральское звание.



Константин Константинович Безпальчев

По рассказам некоторых нахимовцев, которым, можно сказать, повезло лично общаться с супругой Константина Александровича, Еленой Тимофеевной, сохранили о ней необычные, весьма очень добрые воспоминания, как о культурной, вежливой, деликатной и душевной женщине.
Дело в том, что одним из видов суточного наряда являлось выполнение обязанностей рассыльного, который всегда находился в распоряжении дежурного офицера по училищу и выполнял отдельные текущие поручения. Были крайне редкие случаи, когда рассыльному поручалось доставить корреспонденцию начальника училища к нему на квартиру, размещавшуюся в доме на одной из ближайших от училища улиц, где также проживали многие офицеры, преподаватели и другие сотрудники.
Такое незначительное поручение для каждого нахимовца, оказавшегося в роли рассыльного, становилось маленьким, но неожиданно тёплым, душевным, семейным праздником. Елена Тимофеевна непременно усаживала прибывшего порученца за стол, поила чаем с печеньем, конфетами, а то и пирожками собственного изготовления. При этом как бы непроизвольно завязывалась беседа. Она очень вежливо и не навязчиво вела нить разговора, интересуясь, например, откуда приехал, кто родители, нравится ли здесь учиться, не скучает ли по дому и другими обстоятельствами. Известны случаи, когда во время больших праздников Константин Александрович, по всей вероятности, следуя обычаям общения с воспитанниками, существовавших с кадетских времён, некоторых нахимовцев приглашал к себе домой. Все ребята, кто побывал в семье Безпальчева, высказывали свои впечатления только в превосходной степени, а некоторым такое общение напоминало их далёкую довоенную семейную жизнь с родителями. Мне, к сожалению, ни разу не приходилось быть в этой замечательной и интересной семье, хотя обязанности рассыльного выполнял бессчётное количество раз.
Мне хотелось бы назвать ближайших заместителей и помощников К.А.Безпальчева, которые вместе с ним создавали, организовывали, налаживали и совершенствовали жизнь нашего училища. Прежде всего, это капитан 1 ранга Лев Яковлевич Плискин первый заместитель начальника училища, капитан 1 ранга Григорий Васильевич Розанов заместитель начальника училища по политической части.



Начальника училища капитана 1 ранга К.А. Безпальчева сопровождают его заместитель по учебной части капитан 1 ранга Л.Я. Плискин (слева) и начальник политотдела капитан 2 ранга Г.В. Розанов. Рига. 1949 г.

Особо хотел бы отметить начальника медицинской службы училища полковника медицинской службы Мармерштейна С.М., который так организовал работу своего большого коллектива санитарной части, что в училище не происходило никаких эпидемий, массовых кишечных, простудных и других заболеваний. Постоянные профилактические мероприятия, сезонные прививки, систематические медицинские осмотры регулярно проводились под его непосредственным контролем не только в период учебного года, но особенно тщательное медицинское обеспечение осуществлялось в летний лагерный период.
Вспоминаю один случай, произошедший со мной. Однажды во время одной из репетиций к параду я почувствовал некоторый дискомфорт: вероятней всего оттого, что туго перетянулся поясным ремнём. Я вышел из общего строя с намерением передохнуть и просто-напросто не участвовать в этой муторной тренировке, к тому же погода в тот день была дождливая и ветреная. Но тут ко мне подошел сам начальник медслужбы Мармерштейн и стал детально интересоваться моим состоянием. Я что-то невнятно объяснял, что почувствовал болевые покалывания в правом боку и, дескать, хочу отдышаться, поэтому не могу активно маршировать. Однако, к моему удивлению, он вызвал санитарную машину, которая всегда находилась поблизости, обеспечивая любые наши массовые мероприятия, в том числе репетиции к параду, и самолично повёз меня в госпиталь, где сдал в хирургическое отделение с подозрением на «острый аппендицит». В госпитале, где наслушался всяких интересных хирургических историй, я пробыл недели две, и каждый день врачи мне мяли живот в ожидании очередного обострения аппендицита, которое так и не наступило. В первомайском параде я всё-таки участвовал, хотя и пропустил несколько тренировок.



Гриневич В.В. (выпуск 1952 г.): Слева Гулин Анатолий Иванович; на переднем плане Герасимов Юрий Всеволодович, рядом - Душацкий Виталий Борисович, за ним Плискин Лев Яковлевич и рядом с ним Мармерштейн Саул Маркович. Остальных точно не помню, кроме, естественно, несравненной Курской Розы Владимировны.

Сейчас, к сожалению, фамилии многих офицеров, мичманов, старшин и вольнонаёмных, работавших в училище уже забылись, поэтому тем более хочется сказать всем большое спасибо за их труд и заботу о нас, первых рижских «питонах».
На замену Константину Александровичу Безпальчеву прибыл из Севастополя заместитель начальника Черноморского Высшего Военно-Морского училища имени П.С.Нахимова капитан 1 ранга Анатолий Иванович Цветков, который только-только накануне 1952 года вступил в командование нашим училищем и вскоре получил среди питонов прозвище «Зуда».



Капитан 1-го ранга Цветков Анатолий Иванович. Начальник РНВМУ с декабря 1951 г. по июль 1953 г.

С новым начальником училища как раз в те дни я вынужденно познакомился лично. Причиной для этого послужили последствия моих необдуманных, несерьёзных мальчишеских действий, в результате которых пришлось пережить чрезвычайно неприятный и тревожный период, оставшийся тяжёлым, чёрным пятном в моей памяти. Но об этом будет сказано позже.

Здесь мы учились и жили.

Комплекс зданий с прилегающей небольшой территорией для нашего училища был выбран на границе старой и новой Риги на пересечении бульвара Padomju и улицы Smilshu.



Пороховая башня главный ориентир Рижского Нахимовского Военно-Морского училища.

Главным ориентиром являлась мощная, монументальная Пороховая башня Торно, построенная более трёхсот лет тому назад, в период царствования Петра I, и олицетворяющая неприступность границ государства Российского от нападения агрессивных шведов, воинственных тевтонских, ливонских и прочих завоевателей, на стенах которой сохранились замурованные ядра от яростного вражеского обстрела. Ныне эта башня, вероятно, по мнению нынешних латышских правителей, как свидетельство ещё тогдашней многосотлетней «русской оккупации» лифляндских земель, никогда не попадает в кадр телевизионной хроники, рассказывающей о Риге, хотя весьма часто мелькают прилегающие узенькие улочки старой Риги, которые мне памятны по прошлой жизни.
Вплотную к Пороховой башне примыкало большое четырёхэтажное из красного кирпича здание.



Учебный корпус Рижского Нахимовского Военно-Морского училища.

В нём размещались учебные кабинеты и классы, кабинеты начальника училища и его заместителей, другие административные помещения. На первом этаже большой холл, у центральной стены которого находился почётный часовой пост у знамени училища, где несли службу часовыми нахимовцы старших классов; читальный зал и библиотека; клуб со зрительным залом для проведения торжественных мероприятий в масштабах всего училища. В училище выступали знатные люди, проводились концерты приглашенных артистов и своей художественной самодеятельности «питонов», а иногда даже преподавателей и офицеров-воспитателей. В клубе демонстрировались кинофильмы, проводились новогодние праздники, балы с танцами и ротные вечера отдыха с приглашением учениц из соседних женских школ. В зрительном зале частично или полностью достаточно быстро убирались стулья, и помещение могло использоваться для занятий спортом. На самом верхнем этаже размещалась столовая. В высоком цокольном этаже находились вспомогательные и хозяйственные службы.
Помещения в самой Пороховой башне, стены которой имели более чем метровую толщину, использовались для хранения различного имущества, например, второй этаж был отведён под склад учебных пособий, а в глубочайших и многочисленных подвальных шхерах, куда надо было спускаться по крутым круговым лестницам хозяйственные, вещевые и оружейные склады и только на самом верхнем этаже был оборудован кабинет военно-морской подготовки.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю