Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

ЩЕРБАВСКИХ Владимир Павлович. СТРАНА ВМФ И ЕЁ ОБЫЧАИ. Часть 5.

ЩЕРБАВСКИХ Владимир Павлович. СТРАНА ВМФ И ЕЁ ОБЫЧАИ. Часть 5.

7.

Не всякий человек в своей практической деятельности, не важно, на каком поприще, замыкается сугубо на этой деятельности - будь то исполнение конкретно возложенных на него обязанностей или добывание хлеба насущного.
Немало и других, которые при этом не пропускают мимо своего внимания и всё остальное, окружающее его, даже и не касающееся его. Я себя отношу как раз к этим другим. Поэтому в течение всей своей деятельности и в должностях от командира рулевой группы до командира ПЛ включительно, и после того, уже в пенсионном возрасте, меня интересовало и глубоко задевало всё, что происходило и происходит, как происходит и почему происходит на всём большом Военно-морском флоте СССР и не совсем большом – России.



... алхимик-адепт смотрел на свое искусство шире, не ограничивая себя исключительно поисками способа изготовления золота, хотя и оно отнюдь не было чуждо ему (алхимии сны золотые…). Эта широта взгляда находила свое выражение и в тех определениях, которые «герметические философы» давали алхимии.

Много я видел своими глазами, плавая на всех морях, омывающих берега необъятной Отчизны. Многое узнавал от многочисленных друзей и знакомых и от просто кратковременных попутчиков на бескрайних морских и сухопутных дорогах. Я уже не говорю о многочисленной литературе исторического, мемуарного и служебного характера, а так же об обширных вездесущих СМИ. Много информации.
Всякая же информация, когда она разнообразна и многочисленна, у любого нормального человека рождает размышления в той области, к которой он больше всего причастен. Вот так и в моей голове скапливалась и переваривалась информация, и возникали мысли. Мысли же всегда чреваты выводами. И теперь я хочу поделиться отдельной информацией, повлекшей за собой особые мысли, на которые нельзя не обратить внимания, так как они являются краеугольными камнями, заложенными в фундамент этих выводов. Самым первым и самым тяжеловесным из этих краеугольных камней является трагедия линейного корабля «Новороссийск».
Официально о том, что произошло на Черноморском флоте в конце октября 1955 года я узнал будучи в Баку старпомом ПЛ «C-291», когда после ноябрьских праздников всех руководящих офицеров подводных лодок, то есть командиров, старпомов и замполитов собрали комбриг капитан 1 ранга Андрей Георгиевич Яйло и начальник политотдела. Там мы узнали о странном взрыве, погубившем линкор, о героизме его экипажа, который до конца боролся за живучесть своего корабля, и что причина этого в том, что взорвалась магнитная мина, лежавшая в том месте со времен Великой Отечественной войны.
Всё в этом мире взаимосвязано, хотя эта взаимосвязанность не всегда угадывается и просматривается.



Линкор "Новороссийск" на параде в Севастополе, предположительно 1955 г.

Я прибыл на Черноморский флот на три месяца раньше этого линкора. Многократно видел его издалека и вблизи, хотя моя нога ни разу не ступала на его палубу. И вот оказалось, что наши с ним судьбы пересекались косвенно. Когда в 1952 году я окончил Черноморское ВВМУ, знакомый мне и уважаемой мною помощник командира крейсера «Красный Кавказ» капитан 3 ранга Сербулов З.Г. стал капитаном 2 ранга и помощником командира линкора «Новороссийск», а мой земляк старший матрос Курунов годом позже после окончания срочной службы поступил на сверхсрочную и уже главным старшиной прибыл в БЧ-2 того же линкора. Туда же по назначению попали несколько лейтенантов из моего училища.
Тогда, на том собрании в Баку в 1955 году я этих подробностей ещё не знал, как не знал и подробностей той трагедии. Но весть об этом шла ко мне и нашла меня позже, когда я был уже командиром ПЛ «С-288» на Тихоокеанском флоте.
Это случилось в 1964 году, когда моя лодка стояла в текущем ремонте в городе Владивостоке. Тогда всех командиров соединений и кораблей вместе с заместителями и парторгами собрал в доме офицеров флота главком ВМФ. Все мы прибыли, и он нам объявил, что Н.С.Хрущёв снят со своего высокого поста, поскольку оказался плохим руководителем и нехорошим человеком. Всё это, выслушав и неоднократно похлопав в ладоши, как в таких случаях заведено, мы были отпущены на все четыре стороны и стали расходиться.



Председатель Совета Министров СССР Н. С. Хрущев в окружении командования ВМФ в бухте Конюшково. 6 октября 1959 года.

В фойе я нос к носу столкнулся с мичманом, лицо которого показалось мне очень знакомым. И он смотрел на меня с большим интересом и удивлением. Этот взаимный интерес был настолько велик, что мы непроизвольно подали друг другу руки и взаимно поинтересовались, кем каждый из нас является. И оказалось, что это ни кто иной, как бывший когда-то горизонтальным наводчиком 100-миллиметрового орудия крейсера «Красный Кавказ» Курунов Михаил Евсеевич. А теперь он мичман и парторг на каком-то эсминце.
Как водится по всем обычаям, - и русскому, и флотскому, и прочим, - мы на радостях от неожиданной встречи через такие года и расстояния зашли в первый попавшийся кабак, и засели там надолго за столик. Вначале разговор был сумбурным, состоящим из взаимных вопросов друг о друге и ответов на них.
Потом, рассказывая о своем жизненном пути, он перешёл к изложению последних мгновений линкора «Новороссийск».
Корабль этот был одним из самых мощных линкоров второй мировой войны и самым мощным из кораблей ВМФ СССР. Построенный в 1913 году в Генуе он имел водоизмещение 29.090 т. и развивал скорость 32 узла. Его 320 миллиметровые орудия главного калибра размещались в двух 3-х орудийных и двух 2-х орудийных башнях и стреляли на дальность в 32 км. полутонными снарядами. Размеры этих снарядов позволяли разместить в них ядерные заряды.



В тот злополучный день 28 октября линкор после недолгого плавания вернулся в главную базу и встал на бочки в 300 метрах от южного берега Северной Севастопольской бухты в окружении пяти крейсеров, так же как и он начавших подготовку к параду 7-го ноября. Командир линкора был в отпуске, и его замещал старпом капитан 2 ранга Хуршидов, который вечером сошёл на берег. Старшим на корабле остался помощник командира капитан 2 ранга Сербулов, а Курупов – в то время главный старшина – был помощником дежурного по кораблю.
В полвторого 29 октября, как только в корабельный колокол, как положено, пробили полторы склянки, корпус корабля содрогнулся от страшного взрыва. Сразу отключились освещение, радиотрансляция и вся сигнализация. В связи с этим, а так же от замешательства, только через 12 минут объявили сначала аварийную, а потом и боевую тревогу, так как увидев, что творится в носовой части, подумали, что произошёл авианалёт. Оценить обстановку смогли только после того, как все стоящие корабли направили на линкор свет своих прожекторов. В свете их, даже с других кораблей можно было видеть громадный пролом на палубе бака, при котором выгнутые вверх броневые плиты встали торчком и касались орудийных стволов. Всё было забрызгано илом, а внутри пролома в бурлящей воде плавали трупы.
Также через этот пролом много трупов было выброшено на палубу из нижних помещений.
Как установили уже позже, сдвоенный взрыв пробил днище и все платформы над ним, включая верхнюю палубу. Пробоина же в днище была 170 квадратных метров. В районе взрыва сразу же погибли более полутора сотен человек, и столько же было ранено.



После оценки обстановки Сербулов вызвал спасательные средства, организовал погрузку на подоспевшие плавсредства раненых и дал команду готовить корабль к буксировке на мелкое место к берегу.
Но тут на борт линкора прибыл командующий флотом Пархоменко, врио командира и офицеры штаба, и началась неразбериха.
Пархоменко отменил буксировку, приказал лишних людей, чьи отсеки и посты были уже затоплены, построить на верхней палубе, а остальным продолжать бороться за живучесть. Тем временем крен нарастал, и когда стал критическим (это уже по прошествии 2-х часов после взрыва), командующий согласился на эвакуацию тех, кто не был задействован в спасательных работах. По трансляции раздалась команда: «Прибывшим с других кораблей и не занятых борьбой за живучесть, построиться на юте!», которая окончательно всех запутала. Члены аварийных партий, прибывшие с других кораблей, ясное дело, побежали наверх, но с ними и другие, которым просто негде было за живучесть бороться, да и как и с чем бороться, если внизу кромешная тьма и никакие средства не работают. И на кормовой части палубы, а также на шкафуте столпилась почти тысяча человек. Как только к борту подошли плавсредства, корабль дрогнул и стал быстро валиться на левый борт. Люди стали скатываться в воду на головы уже упавших туда.
В 4 часа 15 минут линкор сначала лёг на борт и через мгновение перевернулся вверх килем, так что носовая часть осталась под водой, а кормовая поднялась над водой. Слева у борта корабля барахтались люди и в тесноте топили друг друга. В этой каше плавсредства не могли свободно маневрировать и тоже топили людей. Небольшая часть моряков смогла взобраться на днище, некоторые доплыли до берега. Они выходили из воды и сразу падали замертво, так как у них останавливалось сердце от сильного физического напряжения и пережитого стресса. Около 400 человек осталось заблокированными внутри корпуса.
Моряки с подошедшего спасательного судна «Бештау» не дожидаясь команды «сверху» начали резать обшивку в корме и через разрез вытащили семь человек, но тут из разреза стал вырываться под большим напором воздух, вытесняемый поступающей снизу водой.
В таких условиях заварить разрезы не смогли, и на рассвете уже 30 октября линкор затонул полностью. В последние минуты погружения изнутри раздавалось пение «Варяга». Но и после, спустя ещё сутки, в отсеках корабля раздавались стуки.



С помощью водолазов удалось спасти ещё двух матросов, и 1 ноября спасательные работы прекратились. Всего же погибло 657 человек. Всё это никак не может не вызвать недоумения. Целых полтора часа медленно тонул корабль в 300 метрах от берега в окружении многих других кораблей при наличии большого числа плавсредств. При таком повреждении, какая ещё борьба за живучесть? Всякому, находящемуся в здравом рассудке должно быть ясно, что корабль обречён, и всех людей нужно успеть снять с него без всякой суматохи.
Вот так стали мне известны подробности той давней трагедии на Черноморском флоте. А ещё позже, после целого букета революций, разразившихся на просторах родины чудесной, таких как: демократическая, криминальная, сексуальная, культурная, я не раз встречался с изложением во всевозможных печатных изданиях разных версий причин этого события.
Как то: всё тот же взрыв мины, мощного заряда, заложенного в носовой части междудонного пространства еще в Италии перед отправкой линкора в СССР, специальная торпеда с мини-лодки, доставленной проходящим мимо Крыма иностранным транспортом, установка заряда подводными пловцами-диверсантами. Но после внимательного их прочтения возникает чувство, что всё это не подкреплено настоящими расследованиями. Да и трудно теперь делать какие-то расследования, тем более журналистские, по прошествии такого большого срока.
А тогда, сразу же после события, расследование проводилось недостаточно объективно. И явно просматривается главная его цель – как можно дальше отвести удар от некоторых ответственных лиц высокого ранга. Я же никаких версий поддерживать или строить новых не собираюсь, так как некомпетентен.
Возвращаясь к тому моменту, когда по поводу события нас – руководящий состав подводных лодок – в 1955 году собрали в Баку, должен сказать следующее. Все мы восприняли услышанное, как особый трагический случай и отнеслись к нему как должно.
Ну что ж всякое бывает.
Будем и дальше служить, но повысим свою бдительность и выучку, чтобы подобное не повторялось.



Скачать фильм Оптимистическая трагедия (1963) DVDRip бесплатно » Cкачать фильмы бесплатно и видео нашару без смс и без регистраций

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю