Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 47.

Юнги военно-морского и гражданского флота - участники Великой Отечественной войны. Часть 47.

Усенко Николай Витальевич. Окончание.

С 1 февраля по 26 марта 1966 года многоцелевая АПЛ «К-133» под командованием капитана 2-го ранга Столярова Л.Н. (заместитель по политической части капитан 2-го ранга Усенко Н.В.), обогнув мыс Горн, совершила совместно с атомным ракетоносцем «К-116» (командир – капитан 2-го ранга Виноградов В.Т.) групповой трансокеанский межфлотский переход из губы Западная Лица (Краснознамённый Северный флот) в бухту Крашенинникова (Краснознамённый Тихоокеанский флот). Этот уникальный переход возглавлял командующий флотилией АПЛ контр-адмирал Сорокин А.И., чей походный штаб размещался на борту «К-116».
Для обеспечения нормального, безаварийного плавания приходилось устанавливать особый контроль за несением вахты, обеспечивать высокий моральный дух личного состава. Последним много занимался замполит «К-133» капитан 2 ранга Усенко Н.В. Он организовывал любопытные соревнования, поздравлял подводников с днём рождения, с праздниками, передавал по трансляции заявки на любимые мелодии. В отведенное время демонстрировались кинофильмы. Особым праздником на лодке стал переход экватора 16 февраля 1966 года в Атлантическом океане. Был Нептун со свитой и русалкой, поздравления сменились розыгрышами, шутками с «причащением» забортной водой…
Приказом Министра Обороны СССР от 14 апреля 1966 года за успешное выполнение боевой задачи, впервые после войны, АПЛ «К-133» удостоена гвардейского звания.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 года за успешное выполнение заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу заместителю командира АПЛ по политической части капитану 2-го ранга Усенко Николаю Витальевичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11250).
В 1971 году отважный офицер-политработник окончил Военную академию Генерального штаба.
3 октября 1972 года капитану 1-го ранга Усенко Н.В. присвоено воинское звание "контр-адмирал".
С февраля 1973 года работал в Политическом управлении ВМФ СССР: по август 1976 года - заместителем начальника - начальником отдела пропаганды и агитации, а с августа 1976 по июнь 1980 года - 1-м заместителем начальника Политуправления ВМФ.
31 октября 1978 года контр-адмиралу Усенко Н.В. присвоено воинское звание "вице-адмирал".



Второй слева на фотографии (бывший "замполит" Краснознаменного Северного флота) Герой Советского Союза вице-адмирал Николай Витальевич УСЕНКО ныне трудится в должности ведущего научного сотрудника в Институте военной истории Министерства обороны Российской Федерации. - Гарнизон Федотово. Форум земляков. -> 75 лет Краснознаменному Северному флоту

С июня 1980 года по март 1985 года вице-адмирал Усенко Н.В. - член Военного совета - начальник Политического управления Краснознамённого Северного флота, с марта 1985 года - начальник политотдела Института военной истории Министерства обороны СССР. Кандидат исторических наук. Избирался депутатом Верховного Совета РСФСР 10-11-го созывов. С июня 1990 года вице-адмирал Усенко Н.В. - в запасе.
Завершив службу в ВМФ заслуженный ветеран-подводник работает ведущим научным сотрудником Института военной истории Министерства обороны. При его активном участии вышли в свет "Приказы и директивы НК ВМФ в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг." (1996 год), "Директивы Главного политического управления Военно-Морского Флота" в книге "Главные политические органы Вооружённых Сил СССР в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". М.: "Терра", 1996 год.
Награждён орденом Ленина, орденами Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени, медалями. В феврале 2006 года ветеран-подводник Н.В. Усенко награждён в Совете Федерации общественной неправительственной медалью «Столетие подводных сил России».

Сочинения:

На подводной орбите. Из походного дневника. М., 1977.
В походах океанских. М., 1979.
Океанский максимум. М., 1980;
Океанские вахты. — М.: ДОСААФ, 1983.



Усенко Н.В., Котов П.Г., Реданский В.Г., Куличков В.К. Как создавался атомный подводный флот Советского Союза



Николай Витальевич рассказывает школьникам об истории учреждения звания Героя Советского Союза и о своей службе во флоте. - Мероприятия 2006 года - ЦУНБ им. Н.А. Некрасова

Усов Николай Петрович

Юнги из поколения патриотов. Публикацию подготовил Шариф Байгильдин, лауреат премии Союза журналистов РТ. Гасырлар авазы - Эхо веков. Научно-документальный журнал № 1/2, 2002 г.

Николай Петрович Усов, бывший тихоокеанец, с улыбкой рассказал мне, как познакомился с пионерами 94-й школы.
- Однажды только вернулся домой из командировки, звонят. Открываю дверь, а там, на лестничной площадке, десятка два ребят в красных галстуках. И учительница с ними. Удивился, спрашиваю: "Вам кого?"
- Здравствуйте! Вы - бывший юнга Николай Петрович Усов? - Смотрят с такой надеждой, что невольно волнение меня охватило.
- Да, я был юнгой, - говорю. – Учился на Соловецких...
Они не дали мне договорить, закричали хором: "Ура! Еще одного юнгу нашли!"
Пригласил их в квартиру, кое-как рассадил, и сразу же ребята взяли меня в оборот: есть ли фотографии, документы тех лет, кого из юнг знаю, с кем переписываюсь... Так они взяли меня в "плен", с тех пор не расстаюсь с ними.

Ушаков Евгений

Юнга Евгений Ушаков воевал на одном катере с Сашей Ковалевым (Рабиновичем), поведал юнге-писателю Виталию Гузанову, а последним - нам подробности жизни и подвига морского орленка.

В шестнадцать мальчишеских | Виталий Гузанов - Юнги Северного Флота



Женя Ушаков, бывший юнга, катерник-североморец, прислал мне фотографию сорок третьего года. Я смотрю на любительский снимок, вижу остров Соловки, холодное мартовское небо, штормовое утро в гавани Благополучия, где мы летом сорок второго выпили по глотку солоноватой морской воды. Смотрю на снимок, вижу юнг-мотористов в учебном классе, и среди них Сашу Ковалева, и начинаю по-настоящему чувствовать, что мне не уйти от воспоминаний. Память войны... Она завязана крепким морским узлом. Идут годы, новое поколение приходит в жизнь, новые дела и новые свершения будоражат, захватывают тебя всего целиком, без остатка. Но вот — письмо от флотского друга, и память властно стучится в сердце...
Письмо большое, на нескольких тетрадных листочках в клеточку.
«...На торпедные катера мы сразу не попали,— писал Женя Ушаков,— почему-то к нам отнеслись с некоторой настороженностью. То ли не было у нас бравого флотского вида, то ли нас по-прежнему считали пацанами, несмышленышами...
Командование дивизиона, видимо, по старой привычке, считало; если юнга, то ты — балласт на корабле. Это можно было считать правильным в том случае, если бы мы находились на положении тех воспитанников, которые случайно попросились на корабль от какой-нибудь нужды, вызвав жалость у командира. Я ничего не имею против таких пацанов, но они не учились морскому делу так, как учились мы. И потом, мы же — добровольцы, пришли на флот по комсомольским путевкам. Кроме того, нам дали богатые знания по специальностям: боцмана, моториста, радиста. У каждого в личном деле имеется свидетельство об окончании первой в Военно-Морском Флоте школы юнг. Так я говорю?.. В общем, вместо торпедного катера я и Саша Ковалев, ты его помнишь, он ехал в одном эшелоне с горьковчанами, были направлены в судоремонтные мастерские. Там ремонтировали двигатели морских охотников и торпедных катеров. Мы, юнги, работали наравне со взрослыми краснофлотцами по 12—14 часов. Меня и Сашу закрепили за участком топливной аппаратуры. Честно говоря, не только меня, а и других юнг работа в мастерской не устраивала. Со слезами на глазах мы провожали катера, когда они уходили в море на боевое задание. Мы всячески добивались перевода на эти корабли. Ты помнишь нашего замполита Щ.А.Вышкинда? Так мы ловили его всюду, уговаривали послать нас на катера. Наконец мне и Саше Ковалеву удалось убедить капитана второго ранга В.А.Чекурова, который командовал тогда дивизионом торпедных катеров. Саша Ковалев стал служить на ТК-209 старшего лейтенанта Анатолия Ивановича Кисова, а я попал на ТК-201 к лейтенанту Дмитрию Холодному...»



А. И. Кисов. - Кузьмин А. В. В прибрежных водах. — М.: Военное издательство, 1967.

Я нарочно привел длинную выдержку из письма Жени Ушакова — «деда», заслуженного судового стармеха, ныне инженера исследовательского института в городе Горьком.
...Два торпедных катера под командованием старших лейтенантов Анатолия Кисова и Ивана Желвакова вышли в Пумманки, где временно находилась маневренная база бригады торпедных катеров. Миновав северо-западную оконечность полуострова Рыбачий, где-то на траверзе мыса Вайталахти они обнаружили у вражеских берегов еле заметные дымы судов противника. И рузья решили, что такой случай упускать никак нельзя.
Уйти, не дав боя, было не в их характерах. На Севере они считались новичками, в бригаду торпедных катером пришли с Тихого океана почти в одно и то же время, в начале сорок четвертого года. Не только командиры, но и команды обоих катеров — «209» и «217», как говорится, жили душа в душу. Норовили вместе на боевое задание выходить и рядышком у пирса стоять, борт о борт, как кровные братья. А мотористы катеров настолько были дружными, что порой не считались со временем, помогали друг другу в ремонте двигателей, делились не только последним клочком ветоши, но и запчастями. Саша Ковалев рад был, что служба его началась в таком дружном экипаже катерников.
— Атакуем? — спросил по УКВ старший лейтенант Желваков.
— Полный вперед! — подал команду Анатолий Кисов по праву старшего.
В моторном отделении приказ командира выполнили немедленно.
Саша Ковалев выходил на боевое задание уже не первый раз. Старослужащие краснофлотцы и старшины относились к нему по-братски, считали, что Саша уже оморячился, возмужал. Это действительно было так. Юнга Ковалев был удостоен двух правительственных наград: ордена Красной Звезды, медали Ушакова.



Кирилл Голованов в книге "Катерники. Хроника боевого пути одного североморского торпедного катера". — Л.: Дет. лит., 1985.

...Наши катера шли навстречу немецким сторожевым кораблям и катерам охранения. Командиры Кисов и Желваков понимали, что враг превосходит их численностью и вооружением, но отказаться от возможной атаки было выше их сил. Они знали, что рискуют многим, но волков бояться — значит, в лес не ходить. Кроме того, у них был расчет — расчет на внезапность.
На Севере в весеннюю пору бывают по утрам такие сумеречные минуты, когда близкие предметы и береговые очертания кажутся неясными, расплывчатыми. А тут, как назло, на расстоянии десяти—пятнадцати кабельтовых фашисты заметили советские катера. Строй сторожевиков начал быстро перестраиваться, следом за большими кораблями стали расходиться в разные стороны и катера. Одновременно открыли огонь орудия и пулеметы. Но сбить с боевого курса наши торпедные катера было уже нельзя. Атака начата, значит, ее надо довести до победного конца.
Первым выпустил торпеды по головному сторожевику Желваков. Два метких попадания в цель — и корабль в течение нескольких секунд погрузился в море.
Анатолию Кирову достался второй сторожевик. Торпеда угодила кораблю противника в корпус, ближе к носу. Атака увенчалась успехом. Теперь надо уходить. Делая разворот, «217-ый» оказался недалеко от кормы немецкого сторожевика, орудийный расчет которого продолжал в отчаянии стрелять. Три снаряда прошили борт торпедного катера Ивана Желвакова. В моторный отсек хлынула вода, на палубе вспыхнул пожар. Командир катеpa понял: положение безнадежное. Надо спасать экипаж. Когда катер стал погружаться в воду, старший лейтенант вызвал по радио своего напарника Кисова: — Я потерял ход. Меня атакует противник. Толя, выручай!
Торпедный катер старшего лейтенанта Кисова, успешно нанеся торпедный удар, вернулся назад, спеша на выручку «217-го». Прикрыв дымовой завесой катер друга, Анатолий Иванович Кисов под артиллерийским огнем вражеских сторожевиков снял команду, попавшую в беду, и полным ходом стал уходить на восток, к родным берегам.



Кирилл Голованов в книге "Катерники. Хроника боевого пути одного североморского торпедного катера". — Л.: Дет. лит., 1985.

ТК-217 не достался врагу. Иван Желваков, покидая боевую рубку катера, поджег бикфордов шнур, соединенный с подрывными патронами. Над морем высоко взметнулось пламя. Грохнул взрыв. Катерники на несколько секунд сняли шлемы, каски, бескозырки... Они прощались со своим катером...

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю