Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

ЩЕРБАВСКИХ Владимир Павлович. СТРАНА ВМФ И ЕЁ ОБЫЧАИ. Часть 25.

ЩЕРБАВСКИХ Владимир Павлович. СТРАНА ВМФ И ЕЁ ОБЫЧАИ. Часть 25.

24.

Подозреваю, то, что я изложил в предыдущей главе, многим не понравится, а у некоторых вызовет негодование. Иначе и быть не может, так как затронута не только честь и компетентность известных военачальников, но даже высказано сомнение в их здравом рассудке.
В своё оправдание скажу следующее. И глава Советского государства Н.С.Хрущёв и министр обороны маршал Советского Союза Гречко и Главком ВМФ адмирал флота Горшков и другие, затронутые моими намёками, несомненно, – выдающиеся государственные деятели и имеют неоспоримые заслуги перед страной. Но они тоже люди, как и все мы, а не боги. И недостатков они не иметь не могут, а ошибаться могут. Поэтому они, как и все смертные, и ошибались, и недостатки имели. Всё это им можно простить.



Но, во-первых, просчёты, ошибки, а порой и преднамеренные действия в угоду карьере или славе – это не невинные шалости, тем более для людей, наделённых большими полномочиями.
А во-вторых, в гибели кораблей и их экипажей имеется и их вина, так как многое они могли предотвратить, но не предотвратили лишь потому, что в это время, по их высочайшим рассуждениям, у них были дела поважнее.
А сколько было и есть тех нижестоящих, оставшихся тогда в живых и сейчас живущих с чувством несправедливо наказанных без вины и не прощённых.
А потом ведь шила в мешке не утаишь, и поэтому не нужно и утаивать, ходя вокруг да около, так как тайное, так или иначе, всегда становится явным. Мне много приходилось и читать, и слышать положительного о мудрейших из храбрейших, и храбрейших из мудрейших, и у меня нет ни оснований, ни намерений сомневаться и, тем более, не верить тем, кто с почтением и глубоким уважением к ним относится. Раз они так считают, значит, так оно и было.
У них.
То есть, им повезло их кумиров увидеть именно такими, так как в тот момент они именно такими и были.
И есть другие люди, которые этих высочайших удосужились увидеть в другой обстановке, в которой они выглядели по-другому. Так что правды всегда, как минимум, две. Только хорошую правду сказать всегда легче, чем плохую.



А ныне? Вывешенные "образцы подражания" тут же были дополнены горожанами до их истинной сущности.

Кстати, для затронутого есть притча.
Идёт негр по африканской равнине. Смело идёт, так как видит далеко и зрение у него отменное, потому что ни он и никто в его роду никогда не пил, не курил и телевизором не пользовался. И нигде по всему горизонту никакой опасности не просматривает. Но вот миновал негр невысокие заросли кустарника, а за ними целая стая львов разлеглась. И все. Никуда теперь не убежать и никуда не спрятаться. Застыл негр в диком ужасе – даже дышать перестал. А львы на него только мельком взглянули без всякого интереса, а потом кто зажмурился, кто отвернулся, а кто морду на вытянутые лапы положил. Лишь один львёнок, которому надоело играть маминым хвостом, интерес к негру проявил, вскочил и побежал к нему, приглашая поиграть.
Но, видимо, не понравился ему ставший нехорошим от негра запах, так что и он вернулся восвояси. А негр осмелел и сначала потихоньку, а потом побыстрее смылся с этой поляны.
Пришёл в свою деревню и ну своим соплеменникам пенять. Мол, наговорили всяких ужастиков про львов, а они добрейшие ребята, даже лапой меня никто не тронул. А один старик и говорит:
– Дурак ты парень, львы твои просто сытые были.



Я считаю, что мне очень повезло в том, что с Главкомом ВМФ адмиралом флота Горшковым за всю службу пришлось встретиться всего два раза и оба на большом расстоянии. Первый раз не ближе 20 метров, а второй раз – не ближе 100 метров.
Летом 1964 года моя лодка стояла на Дальзаводе во Владивостоке в среднем ремонте. И, как в басне Крылова – «и надо же беде случиться», туда прибыл главком. Все мы подумали, что он прибыл лишь для того, чтобы всем объявить, что Никита Сергеевич Хрущёв уволился с работы по собственному желанию.
Ан нет.
Оказывается, он ещё наметил провести большое флотское учение, одним из этапов которого была буксировка трёх ремонтирующихся кораблей с ремонтными бригадами в пункты рассредоточения, в которых они должны ускоренно продолжать свой ремонт.
Этими кораблями были два эскадренных миноносца и моя ПЛ «С-288». Хотя в моем экипаже все любовно называли её «Бегущая по волнам», однако в действительности она играла роль Конька-Горбунка, так как на неё без конца сыпались всевозможные задания, не хватало только за жар-птицей сгонять.
На лодке в это время были собраны дизеля и электромоторы и предварительно прокручены у стенки, погружена аккумуляторная батарея, установлены компрессора с насосами да электрокамбуз.
И всё.
Ни гирокомпаса, ни магнитного компаса, ни лага с эхолотом, ни радиоаппаратуры ещё не было. И никаких карт и пособий тоже. Утром на инструктаже комбриг капитан 1 ранга Примаченко сообщил мне, что буксировать меня будет буксир-спасатель в бухту Троица, что расположена в заливе Посьет, недалеко от границы с КНДР.
И вот вечером после ужина объявили боевую тревогу, и я со своим экипажем и ремонтной бригадой прибыл на лодку. Мы разместились, отдали лишние швартовые концы, кроме двух – одного в корме и другого в носу – и стали ждать прибытия буксира.



Время тянулось медленно и изнурительно. Стоя на мостике со строителем, уже по пачке сигарет выкурили. И как в той сказке о Коньке-Горбунке – «вот и полночь наступила – у него в груди заныло». Полная тишина, поскольку затемнение, нигде ни огонька. И тут услышал я, что через один причал за нами, кто-то начал громко ругаться очень грозным начальственным голосом. И, главное, в ответ не слышно никаких ответных ругательств и даже никаких возражений. Такое может быть только в одном случае, когда ругается такой человек, которому возражать не принято. Чтобы развеять все сомнения, я решил сделать рекогносцировку, то есть разведку, если сказать проще.
Оставил за себя на мостике старпома и пошёл. Когда подошел к тому причалу, где стоял один из предназначенных к буксировке эсминцев, то увидел большую толпу офицеров во главе с командующим флота, стоящих без малейшего шевеления, а перед ними, как укротитель зверей в цирке, метался Главком ВМФ, потрясая кулаками и изрыгая потоки негативной информации о том, что он обо всех них думает.
Из увиденного и услышанного я понял, что буксировка, а с ней и само учение под угрозой срыва, и виноват в этом, по высочайшей логике, тот, кто последним попался Главкому на глаза. И ещё я понял, что наибольший гнев обрушится на того, кто под разящую руку подвернётся под занавес, то есть последним, которым, судя по маршруту Главкома, окажусь я.
Как и положено подводнику, решение я принял мгновенно.
Быстро скрытно вернулся на лодку и через 5 минут, отойдя от причала, не включая огней, под моторами уже крался по накрытой темнотой бухте Золотой Рог на выход в спасительный океан, а в голове у меня звучала фраза из известного стихотворения – «дуйте в море, в море – дома».



Ночь была безлунная, а небо чистое, так что все созвездия выстроились как на параде: и Орион, и Андромеда, и Пегас, и обе Медведицы, так что выбирай любую дорогу. Выйдя в Амурский залив, я перешёл на дизеля, пересёк этот залив и повернул на юг. И так мы бежали всю ночь под одобрительный грохот отремонтированных дизелей и на рассвете подошли к бухте Троица.
Тут возникла проблема, ведь ни карты, ни эхолота не было, а глубин наизусть я не помнил. Но и тут повезло (везёт дуракам!). Показался рыболовный сейнер, возвращающийся с моря в свой рыбколхоз в той же бухте.
Я подозвал его к борту, и он подошёл. Из его рубки вышел пожилой капитан, борода рыжая, нос как облупленная картошина.
– Привет подводникам, – крикнул он пропитым голосом, - никак рыбки захотелось?
– Спасибо, – отвечаю, – не откажемся, а вот и бутылка.
– Да мы и так бы отсыпали вам, но от бутылки тоже не откажемся, – капитан отвечает, повеселев ещё больше.
Тут я объяснил ему нашу ситуацию, он всё понял.
После небольшого практического занятия по «Капиталу» Маркса на тему: «деньги – товар – деньги» (в нашем случае «спирт – рыба – спасибо), сейнер вышел вперёд, мы встали в кильватер за ним и с припущенным под клюз якорем и принятым немного балластом пошли вглубь бухты. Не прошло и часа, как мы уже стояли на якоре.
Но вскоре я спохватился, осознав, что есть ещё одна проблема, причём более серьёзная. Я представил себе, что случится, когда командование бригады, а затем и флота, а потом и (о, ужас!) Главком, узнают, что у стенки Дальзавода со всем своим экипажем (хорошо, что без секретных документов) пропала ПЛ «С-288».



Ещё вчера вечером она там стояла, а сегодня её нет. И никто не может объяснить, куда она делась. Никто никуда её не буксировал, и утонуть у стенки она не могла, так как по тамошнему мелководью рубка бы из воды торчала, и не выходила она никуда, так как ни один сигнально-наблюдательный пост не обменивался с ней позывными, то есть не наблюдал её. И ни спросить не с кого – ни наказать некого. Вот такая страшная картина мне представилась.
Решение по этой новой проблеме я также принял молниеносно и осуществил его немедленно. Спустил на воду надувную лодку, которую прихватил с собой строитель – заядлый рыболов, навалился на вёсла и минут через пятнадцать был уже на берегу рыбачьего поселка. Там быстро нашёл почтовое отделение и послал на воинскую часть бригады комбригу телеграмму.
Содержание такое: «Доехал благополучно. Щербавских». Я был уверен, что комбриг поймёт зашифрованный смысл. При этом по своей хулиганской натуре я чуть было не допустил маленькую хохму. Хотел сначала концовку сделать – «целую, Щербавских», но во время сообразил, что это будет перебор, и воздержался, проставив одну только фамилию…
Вторая встреча с Главкомом ВМФ у меня произошла в 1970-х годах в городе Рига в бригаде кораблей консервации (точное время вспомнить не могу). Я тогда стоял дежурным по бригаде и где-то во второй половине дня меня вызвал комбриг адмирал Вереникин (а может его предшественник Аистов, запамятовал). Я прибыл, он сказал мне, что с часу на час из Лиепаи прибывает Главком, поэтому мне необходимо срочно обойти все казармы, проверить порядок и соответственно проинструктировать всех дежурных. После этого проверить порядок в гавани. По прибытии Главкома, быть мне там же в гавани и вместе с дежурным по живучести на глаза Главкому не попадаться.



Контр-адмирал ВЕРЕНИКИН ИГОРЬ ИВАНОВИЧ, находясь в отставке, умер 25 мая 2001 года, собираясь на последний звонок в среднюю школу № 86 города Ульяновска, где его ждали, не выдержало сердце. Хлопотами Игоря Ивановича Вереникина в Ульяновске был поставлен памятник юнгам Северного флота времен Великой Отечественной войны. Успел создать он и Морское собрание. Школу, в которой им был создан музей, назвали его именем. - Семь футов под килем.

Я, конечно, выполнил всё, как было велено, только у меня из головы не выходила концовка приказания комбрига. Только позже мне стало известно, почему мне, вместе с дежурным по живучести, нужно было прятаться. Оказывается, во время пребывания в дивизии подводных лодок в Лиепае, Главком почему-то был разгневан тем, что к нему там постоянно из всех щелей выбегали всякие дежурные, орали «Смирно!», а некоторые докладывали о том, что без него там было всё в порядке. Ему это так надоело, что он даже топнул и приказал немедленно прекратить этот балаган.
Как я уже сказал, все приказания комбрига были выполнены, и мы с дежурным по живучести, укрывшись в курилке около аккумуляторной мастерской, установили наблюдение за обстановкой. Вскоре показалась большая группа не менее больших начальников, не спеша продвигающаяся вглубь гавани, то есть в нашу сторону. Это шёл Главком в окружении комбрига, начальника политотдела, командиров дивизионов подводных лодок и надводных кораблей, командира береговой базы и ещё многих капитанов 1 ранга и полковников, которых я до этого ни разу не встречал.
Процессия двигалась медленно, то подходя к причалам, повергая верхних вахтенных в состояние паралича, то в противоположную сторону к всевозможным служебно-бытовым скворечникам береговой базы. Останавливаясь, процессия окружала полукольцом главкома, который постоянно крутил головой и жестикулировал руками, видимо, чего-то спрашивал и чему-то поучал. Все остальные вслед ему тоже головами крутили, но при этом руками не жестикулировали, видимо, – внимательно слушали.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю