Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Верюжский Н.А. Дважды нахимовец. С дополнениями. Часть 17.

Верюжский Н.А. Дважды нахимовец. С дополнениями. Часть 17.

Осенью 1956 года сменилось и командование училища. Вместо контр-адмирала А.М.Филиппова начальником училища стал контр-адмирал А.М.Богданович.



Контр-адмирал А.М.Филиппов. Контр-адмирал Богданович А.М.

Вскоре возвратились с практики местные курсанты, с которыми, как мне помнится, никаких конфликтных ситуаций не возникало. Наши коллеги не без гордости рассказывали о своей штурманской практике на учебном судне «Урал» по Балтийскому морю и особенно о практике на паруснике «Седов» к Фарерским островам. Черноморцев и балтийцев не стали обосабливать и разделять, а всех смешали и объединили. Единой ротой четвёртого курса стал командовать капитан-лейтенант Б.Р.Бабаян, оказавшийся человеком порядочным, без зловредности и ехидства.



Командир роты капитан-лейтенант Бабаян Б.Р.

Я, как и положено, по установившейся традиции, оказался в четвёртом взводе, где все эти годы находился бывший нахимовец Юра Котт, с которым мы учились в Риге.



Курсант Балтийского Высшего Военно-Морского училища Юра Котт. Калининград. 1956 г.

Командиром роты третьего курса был назначен злопамятный и мстительный А.И.Покровский. Ротой нового набора, первокурсниками, стал командовать старший лейтенант И.В.Арутюнов, недавний выпускник этого училища, с отличной строевой выправкой и отменным командирским голосом. Вторая рота, также смешанная, из балтийцев и черноморцев, досталась в ведение капитана 2-го ранга Данилова. Ростом он был ниже среднего, полноватый, немного суетливый и озабоченный, но достаточно справедливый и не злопамятный человек.
Штурманским факультетом командовал капитан 1-го ранга И.И.Блик, спокойный, но не всегда рассудительный, хотя доступный для общения с курсантами офицер. Местные курсанты достаточно уважительно рассказывали, что Иван Иванович во время войны участвовал в океанских переходах боевых кораблей, передаваемых Советскому Союзу по ленд-лизу. В одном из таких походов корабль, на котором находился И.И.Блик, был торпедирован немецкой подводной лодкой и затонул. Спастись удалось не многим. Вероятно, последствия пережитого каким-то образом отразились на поведении Ивана Ивановича.
Мне, однако, не приходилось к нему обращаться ни по личным, ни по учебным вопросам. Запомнились два таких разных случая. Однажды во время самоподготовки И.И.Блик зашёл в наш класс, что бывало крайне редко, и с каким-то заговорщицким видом, как будто бы под великим секретом, сообщил нам о введении в действие американцами новой глобальной радионавигационной системы «Омега», которая в дальнейшем так и не получила широкого применения. Другой случай запомнился на выпускном вечере, проходивший в клубе училища вечером, где основным мероприятием являлся прощальный танцевальный бал. Мы, выпускники, уже переоделись в парадную лейтенантскую форму с кортиками, в которой ещё чувствовали себя не очень уверенно. Торжественный ужин совместно с нашими командирами и преподавателями был запрещён. Тем не менее, наиболее расторопные ребята нелегально, но никто на это отрицательно не реагировал, приносили с собой водку и в буфере клуба, собираясь кучками, по-походному отмечали свой выпуск. Каждая такая группа приглашала к своему столу Ивана Ивановича Блика, выслушивая его добрые напутствия, старалась наполнить его стакан полнее, выражая тем самым к нему повышенное уважение.



Начальник штурманского факультета Капитан 1-го ранга Блик И.И.

Капитан 2-го ранга К.И.Поспелов выполнял обязанности заместителя начальника факультета по политической части. Он был небольшого роста, казавшийся самым возрастным среди офицеров факультета, но не по годам шустрый, непоседливый, энергичный.
Заместителем начальника факультета по строевой части являлся капитан 2-го ранга Г.К.Кайстря. Он оставил впечатление вечно озабоченного, нервного, недовольного человека, к тому же крепким здоровьем, мне помнится, не отличавшегося, и по этой причине часто отсутствовавшего на службе.



Заместитель начальника факультета по строевой части капитан 2-го ранга Кайстря Г.К.

На четвёртом курсе меня снова назначили командиром отделения на младший курс. По опыту Черноморского училища порядок назначения младшими командирами был следующий: старшин старшего курса обычно назначали помощниками командиров взводов, а третьекурсников - командирами отделений. А тут оказались свои особенности.



Курсанты четвёртого курса Балтийского Высшего Военно-Морского училища Николай Верюжский и Борис Зимин. Калининград. Октябрь 1956 год.

Поначалу мне было не понятно, почему меня, Бориса Зимина и Дмитрия Васильченко, не обладающих высоким ростом, назначили в первый взвод самых высоченных ребят, которые возвышались рядом с нами на две головы.
Потом-то догадался, что это была, видимо, маленькая хитрость капитана 2-го ранга Данилова. Во время проведения общеучилищных строевых мероприятий наш командир, маршировавший во главе роты, не казался слишком маленьким, поскольку вслед за ним шли мы, тоже низкорослые, а затем следовали курсанты гренадёрского роста первого взвода, и наше присутствие несколько скрадывало заметную разницу в росте.
На мою участь выпало командовать первым отделением первого взвода – самыми высокими ребятами второй роты, все они оказались из Черноморского училища, и мне в некоторой степени были известны по первому курсу. В самом начале прошлогоднего обучения в Севастополе среди первокурсников этого отделения произошло чрезвычайное событие – из училища исчез курсант Ребров. В результате следствия выяснилось, что никаких объективных причин для побега у Реброва не было. Данный факт был расценен как дезертирство. Реброва через какой-то промежуток времени обнаружили, арестовали, доставили в училище, где провели показательный суд, и он был осуждён на определённый срок в дисциплинарный батальон. Данный случай прорабатывался среди курсантов постоянно и во всевозможных деталях и, надо полагать, произвёл большое эмоциональное воздействие на курсантов.



Курсанты первого взвода второго курса штурманского факультета Балтийского Высшего Военно-морского училища. 1957 год. Нижний ряд (слева направо): Н.А.Коптев, В.Н.Быков, командир отделения курсант 4-го курса старшина 2-ой статьи Б.А.Зимин, А.И.Коряк, помощник командира взвода курсант 4-го курса старшина 1-ой статьи Чернявский, Г.Самолис, командир отделения курсант 4-го курса старшина 2-ой статьи Д.Васильченко, А.П.Кубицкий, В.Литвиненко, А.Косторжевский. Средний ряд: А.А.Карамзин, Г.А.Никитин, Т.Т.Гловатский, Г.Б.Козлов, В.И.Бородулин, командир отделения курсант 4-го курса старшина 2-ой статьи Н.А.Верюжский, Б.З.Горпиняк, Г.А.Пархоменко, В.В.Карев, Э.В.Зейферт. Верхний ряд: П.В.Потапов, В.Г.Иванов, Б.Е.Жеглов, И.А.Пелинский, И.Величко, Н.А.Фонгельген, А.Я.Образцов.

Продолжая обучение уже на втором курсе, эти курсанты не выглядели запуганными прошлогодними событиями, во всяком случае, я не могу сказать, что испытывал в общении с ними какие-либо трудности. Например, не было проблем проверить правильность ухода за оружием, а нам уже выдали автоматы АК, и сделать при необходимости нужные замечания. Точно также всякие там построения, приборка, заправка постелей, порядок в тумбочках, утренние осмотры, содержание в порядке формы одежды и даже соблюдение очерёдности на увольнение не вызывали особых претензий. Пожалуй, самым трудным для некоторых ребят было выполнить команду утреннего подъёма быстро, чётко, без волокиты и тянучки. Приходилось иногда на таких ленивцев и лежебок не только покрикивать, но и объявлять наряды и даже отказывать в очередных увольнениях в город. Вот относительно успеваемости никаких моих заслуг не было, а учились курсанты превосходно. Первый взвод всегда был первым в училище, а первое отделение занимало передовое место в классе, а значит и в училище.
Из этого класса я до сегодняшнего дня поддерживаю хорошие дружеские отношения с Геннадием Алексеевичем Никитиным, капитаном 1 ранга в отставке, кандидатом военно-морских наук, профессором, старшим научным сотрудником Института Океанографии имени П.П.Ширшова Российской Академии Наук (РАН).
Большинство курсантов данного курса, как я отмечал ранее, по окончании училища были уволены из Вооружённых Сил в связи с массовым сокращением и потеряли всякую связь с флотом.



15 января 1960 года. На Четвертой сессии Верховного Совета СССР принят "Закон о новом значительном сокращении Вооруженных Сил СССР". В предыдущие четыре года численность ВС СССР была сокращена в одностороннем порядке в общей сложности на 2 миллиона 140 тысяч человек, теперь армия и флот сокращались еще на одну треть, а именно на 1 миллион 200 тысяч человек. После проведения сокращения в рядах Вооруженных сил должно было оставаться 2 миллиона 423 тысячи человек. Верховный Совет также принял обращение к парламентам и правительствам всего мира, призвав их "откликнуться на новую мирную инициативу Советского Союза, предпринять со своей стороны практические шаги, направленные на сокращение существующих вооруженных сил, на избавление народов своих стран от бремени вооружений, на избавление человечества от угрозы войны и обеспечение мира во всем мире".

Что касается нас, курсантов выпускного курса, то уже с весны 1957 года постепенно стали готовить к выпуску, не снижая требовательности в учебном процессе.
Помнится, тогда было какое-то приподнятое настроение ожидания новых больших событий в предстоящей жизни. Казалось, что нет ничего не достижимого, наиболее ощутимей такое чувствовалось на последних месяцах учёбы четвёртого курса, только приложи немного усилий, не расслабляйся и цель твоих устремлений будет достигнута. Но реальность преподнесла свои сюрпризы – все мы, став молодыми лейтенантами, оказались служить на разных флотах, в разных должностях, и каждый прошёл свой путь военной карьеры.
По прошествии многих лет по разным причинам, в основном, как мне думается, объективного характера наши связи постепенно терялись. Во время службы на Тихоокеанском флоте у меня были случайные встречи с Витей Красильниковым и Борей Погосовым, о которых я уже упоминал, а также с Толей Богодистым, Борей Зиминым и Геной Знаменским. Ясное дело, что случайные кратковременные встречи не могли служить крепким залогом для установления и поддержания с однокурсниками длительных и постоянных отношений.

Вместе с тем, надо сказать, мне здорово повезло, что все последующие годы у меня сохранились поистине дружеские связи, испытанные временем, с бывшим курсантом БВВМУ, а ныне капитаном 1-го ранга в отставке Сидоровым Валерием Ивановичем. Спасибо тебе, Валера, за доброту, искренность, дружбу и поддержку в сложные моменты моей офицерской жизни!



Курсант Балтийского Высшего Военно-Морского училища Сидоров Валерий Иванович. Калининград. 1956 год.

Однако хочу возвратиться к событиям завершающего периода обучения. Одновременно с непрекращающимся учебным процессом велась работа организационного характера, заключавшаяся, например, в том, что для каждого из нас в индивидуальном порядке стали выполнять заказ на пошив офицерской формы одежды. На примерку мы ходили в ателье раза два или три.
Для оформления офицерских личных дел из числа курсантов выделили несколько человек с хорошим почерком. Это была кропотливая работа, требующая внимания и аккуратности. Вскоре произвели фотографирование в одной и той же лейтенантской тужурке. По требовательному крику фотографа: «Следующий!» очередной будущий лейтенант быстро надевал эту бутафорию и садился перед фотообъективом. Как впоследствии оказалось, лейтенантские фотографии для офицерских личных дел получились вполне сносными.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю