Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,71% (55)
Жилищная субсидия
    18,82% (16)
Военная ипотека
    16,47% (14)

Поиск на сайте

Верюжский Н.А. Офицерская служба. Часть 3.

Верюжский Н.А. Офицерская служба. Часть 3.

3. «А ну, дыхни!»

Перед отъездом по своим частям нам предписывалось пройти двухмесячную стажировку в Морском Радиотехническом Дивизионе (МРТД) ОСНАЗ Разведки КБФ, расположенном в Калиниграде. Далее контр-адмирал Соловьёв приказал Бабурину выдать нам предписания, с тем, чтобы мы сегодня же отправились в Калининград в распоряжение командира войсковой части 98653 капитана 2-го ранга В.И.Глуханова, подтвердив, что приказ Командующего КБФ о нашем назначении будет незамедлительно подписан и отправлен в соответствующие части по инстанции секретной почтой.
Здесь мне бы хотелось сделать отступление и рассказать о весьма оригинальном способе капитана 2-го ранга В.И.Глуханова встречать прибывающих к новому месту службы офицеров, которым он воспользовался в день нашего прибытия.



Дело в том, что тогда стояла декабрьская морозная, снежная и очень ветреная погода. Получив предписания на руки, произведя расчёт за проживание в гостинице и собрав свои лейтенантские пожитки, мы из Балтийска поездом убыли в Калининград. Электричек тогда и в помине не было, а поезда ходили с большими интервалами. Прибыть к месту своего назначения нам удалось только к концу рабочего дня. Командир дивизиона капитан 2-го ранга В.И.Глуханов, уже оповещённый о нашем прибытии, принял нас в своём хорошо натопленном кабинете. Раскрасневшиеся на ветру и морозе наши лица показались ему подозрительными на предмет употребления алкоголя, а нам тогда, на самом деле, даже не удалось ни пообедать, ни поужинать, тем более не было никаких намерений сообразить «на троих».
Прежде чем познакомиться с прибывшими молодыми лейтенантами, он, слегка прихрамывая, в результате полученного на войне ранения, подошёл к нам и тщательно обнюхал, а меня, как наиболее вызывающего недоверие, по его мнению, из-за моих просто горевших ярким юношеским румянцем щёк, даже заставил дыхнуть. На такое беспричинное унижение я ответил категорическим отказом, чем ещё более раззадорил его интерес к нашим персонам и ко мне в частности. После повторного твёрдого и наставительного указания мне пришлось сделать, как я считаю до сегодняшнего дня, оскорбительный для себя глубокий выдох прямо ему в нос. Вот такой неожиданный казус явился начальной отправной точкой моей офицерской службы в Дивизионе.
Удостоверившись в том, что нет причин для излишних подозрений, капитан 2-го ранга В.И.Глуханов завёл деловой разговор о нашей дальнейшей службе. Говорил он наставительно и по-деловому, рекомендовал быстрей осваивать новую для нас и важную для флота специальность. Относительно условий существования посоветовал обустраиваться, кто как сможет, а на первый случай найти жильё в частном секторе.
Вспомнились в тот момент слова известного поэта: «Тебе открыта дорога светлых будней!».



ВМИРЭ им. А.С.Попова. 1933-2003. Очерки по истории.

Тут следует пояснить, что в те годы ВВМУРЭ имени А.С.Попова, по всей вероятности, не могло обеспечить потребности флота в специалистах радиотехнической специальности, поэтому в эту службы назначались выпускники других училищ. Например, в течение месяца вслед за нами, офицерами штурманской специальности, прибыли инженеры-электромеханики лейтенанты Владимир Нестеров и Николай Медведев, окончившие ВВМИУ имени Ф.Э.Дзержинского. Ныне, как мне известно, в Балтийском Высшем Военно-Морском Институте имени Ф.Ф.Ушакова создан факультет радиосвязи ОСНАЗ, готовящий офицеров по специальности «радиотехника».
В скором времени наш Дивизион переименовали в Морской радиотехнический Отряд (МРТО) ОСНАЗ Разведки КБФ, придав в непосредственное подчинение 168 отдельный дивизион кораблей ОСНАЗ в составе четырёх разведывательных кораблей, переоборудованных из средних рыболовных траулеров. Несмотря на свои незначительные размеры, корабли «Андома», «Курчум», «Вазуза» совершали разведывательные походы не только в Балтийское, но и в Средиземное море и даже к Восточному побережью США.
Позволю себе высказать несколько слов о самом В.И.Глуханове. Твёрдые командирские и деловые качества, высокий профессионализм, умение руководить большим и сложным коллективом не вызывали никаких сомнений. Являясь участником Великой Отечественной войны, он был награждён за проявленное мужество орденами и медалями. К сожалению, имел боевое ранение ноги, что было заметно при ходьбе в виде лёгкого прихрамывания. Он всегда был аккуратен, по-строевому подтянут, постоянно поддерживал свою спортивную форму, регулярно принимал участие в занятиях по физкультуре вместе с офицерским составом.



Загрузка роликов. Видео-урок "Изучаем стойку на руках"

Его оригинальная разминка перед спортивными занятиями в летнее время вызывала у нас одновременно удивление и восхищение. Переодевшись в спортивную форму в своём кабинете, расположенном на первом этаже штабного здания, он делал стойку на руках и в таком виде передвигался по коридору мимо дежурного офицера по штабу, которому приходилось отдавать честь командиру части, находящемуся в перевёрнутом состоянии. Затем командир Отряда в таком же виде спускался по ступенькам крыльца и двигался к спортивной площадке, преодолевая таким необычным способом не менее сотни метров! Ни один офицер, даже из числа молодых, не мог сравниться с ним в такой ловкости. Ну, а когда начиналась игра в волейбол, то не было, пожалуй, лучшего подающего, разыгрывающего и, без всякого сомнения, атакующего, чем кто-либо другой, кроме Глуханова.
Такие спортивные занятия проходили с огромным азартом, зажигательно, интересно, когда победители радовались своему заслуженному успеху, а побеждённые уверенно надеялись на безусловный реванш. Обстановка корректной доброжелательности на спортивной площадке, шутливых подначек друг над другом в независимости от званий и должностей, объектом для которых, иной раз, становился даже Глуханов, из-за своих случайных технических ошибок при исполнении того или иного приёма, в общем и целом, способствовала укреплению дружбы в офицерском коллективе, консолидировала и объединяла разных по характеру, поведению, возрасту и интересам людей.
В зимний период наши спортивные занятия проходили в сравнительно недавно построенном великолепном Базовом плавательном бассейне, где по отведённому расписанием времени занимались также и офицеры штаба КБФ, к тому времени перебазировавшемуся из Балтийска в Калининград. Глуханов на занятия по плаванию ходил реже, но весьма строго контролировал присутствие своих подчинённых и строго отчитывал отлынивающих от занятий.



Мне запомнилось, что во время одного из таких занятий каким-то образом разнеслась поистине ошеломляющую новость о запуске первого человека в космос – нашего советского лётчика старшего лейтенанта Юрия Гагарина. Невероятное известие! Мы быстро, как только могли, отправились в Отряд. Некоторые офицеры бросились на боевые посты радиоперехвата, пытаясь обнаружить связь космонавта с Землей. Потом счастливчики рассказывали, что кому-то с трудом удалось расслышать отдельные слова Гагарина, а кому-то – среди шума и треска в эфире – обрывки фраз с пункта управления. Переговоры велись на разных частотах.

В течение нескольких первых месяцев мы, вновь прибывшие, проходили стажировку в одном из главных структурных подразделений Отряда - в информационном Центре.
Благодаря доброжелательному наставничеству многих офицеров, прежде всего, начальника Центра капитана-лейтенанта Валентина Анатольевича Миловского, кстати говоря, бывшего нахимовца - первого 1949 года выпуска РНВМУ, которого я помнил по совместному обучению, а также начальников направлений Юрия Талашова, Василия Камышникова, Валентина Сафронова, Феликса Коновалова и других офицеров и мичманов, приобрёл начальные знания в теоретическом и практическом плане по огромному аспекту неизвестных мне до той поры прикладным разделам знаний в области радиолокации, радионавигации, радиосвязи, гидроакустики, распространению радиоволн в воздушной и морской среде.



Миловский Валентин Анатольевич, в 1957 году начальник Информационного Центра Морского Радиотехнического Отряда ОСНАЗ Разведки Краснознамённого Балтийского флота. Калининград.

Добавлю несколько слов о Феликсе Коновалове. Он так же как и я вскоре перевёлся с Балтики в Центральный Морской Радиоотряд (ЦМРО) ОСНАЗ ВМФ, но долго там не задержался. Он быстро передвигался по службе с повышением сначала во вновь созданный Центр Радиоэлектронной Разведки (ЦРЭР) ВМФ, а затем оказался в одном Управлении ГШ ВМФ, где в то время служил Виктор Степанович Штепа, которого перевели с Тихоокеанского флота. В.С.Штепа очень хорошо отзывался о Феликсе Коновалове, как о грамотном, толковом и эрудированном офицере. Однако в личном плане Феликсу крайне не повезло. Женился он поздно. У него в семье росла дочь. Так вот, когда дочь подросла, он брал её в отпуск, который они проводили в известном санатории в Эшерах (Абхазия) на берегу Черного моря. Там однажды случилось несчастье с его дочерью. Какие-то кавказские бандиты её изнасиловали и убили. Феликс тяжело переживал эту утрату. Несчастье вскоре случилось и с самим Феликсом, когда он попал в автомобильную катастрофу и насмерть разбился.

В период стажировки всё новое меня чрезвычайно интересовало и глубоко захватило, о чём я ранее даже не подозревал. Имея хорошие теоретические знания в области радиоэлектроники, полученные в период обучения в высшем военно-морском училище, путём глубокого анализа, при тщательной систематизации различных характеристик или часто меняющих режим работы, а также по незначительным кратковременным зафиксированным излучениям электронных средств вероятного противника, без зрительного контакта с ним, можно делать далеко идущие и чрезвычайно важные оперативные, и даже стратегические выводы. За прошедшие пятьдесят лет с той поры, могу предположить, что в этой области произошли колоссальные изменения и то, что тогда мне казалось невероятным и новым, сейчас просто-напросто доисторическая древность.



Но в первую очередь, нам тогда пришлось хорошо изучить корабельный состав Военно-морских сил иностранных государств и знать на память не только тактико-технические данные кораблей и самолётов, характеристики их радиолокационного и радионавигационного вооружения, но и уметь правильно распознавать их по силуэтам, памятуя о том, что при неожиданной встрече в море с иностранными кораблями и самолётами, некогда будет рыться в справочниках, а надо мгновенно называть класс, тип и даже название той или иной цели.
Вспоминаю один случай, который имел место в самые первые недели моей службы в Отряде, когда неожиданно с проверкой прибыл Начальник Разведки КБФ контр-адмирал В.И.Соловьёв. Собрав всех офицеров информационной службы, в числе которых оказались и мы, стажёры, контр-адмирал подвёл итоги уходящего года, говорил о существующих недостатках, наметил цели и поставил новые задачи, а в заключение неожиданно для всех заявил, что сейчас проверит наши знания вероятного противника. Вот так фокус! Но опростоволоситься перед высоким начальником было просто нельзя.
В те далёкие времена безудержного разгара «холодной войны» американцы построили первые пять атомных подводных лодок типа «Джордж Вашингтон», вооружённых ракетами «Полярис», три из которых уже были введены в боевой состав Атлантического флота США и должны были нести боевое патрулирование. Но никто не знал, где эти районы могут быть, предполагая даже, что лодки окажутся в Балтийском море или чуть ли не в водах Советского Союза. Ясное дело, что перед всеми видами разведок комплексная задача по вскрытию боевого использования этого грозного оружия являлась одной из важнейших.



Атомная подводная лодка американских ВМС «Джордж Вашингтон»

Начальник Разведки КБФ решил нас опросить, что мы знаем по этой архисекретной и мало кому известной на тот период системе «Полярис». Для начала он задал, казалось бы, элементарный вопрос, дать общую характеристику этим ПЛАРБ и их ракетному вооружению. В наступившей тишине контр-адмирал, оглядев пристальным взглядом оцепеневших офицеров, выбрал меня, как одного из молодых лейтенантов, по всей вероятности, надеясь получить невразумительный ответ, что могло бы свидетельствовать о недостаточной специальной подготовке офицеров в Отряде. Однако, как сейчас помню, я ответил, к своему удивлению, достаточно конкретно, полно и обстоятельно, даже самому понравилось. В общем, не подвёл коллектив.
Действительно, в дальнейшем приобретённые начальные знания на стажировке уверенно закреплялись в ходе практики, когда, находясь на боевых кораблях в дозоре или на переходе морем в составе подвижной группы, основу которой составляли опытные радиометристы-разведчики, от нас следовали заблаговременные, чёткие и конкретные доклады командирам кораблей об обнаружении надводных и воздушных целей, которые ещё не обнаруживались визуально сигнальщиками и даже корабельными техническими средствами. Поначалу некоторые командиры кораблей с нескрываемым недоверием относились, например, к таким докладам: «По пеленгу... обнаружен самолёт «Орион», скорость ..., курс ...», и только через некоторое время сигнальщики действительно визуально обнаруживали этот самолёт. Постепенно отношение к нам менялось в лучшую сторону и сведения, добытые подвижными группами, для командиров кораблей являлись ценной информацией. Мне самому неоднократно приходилось оказываться в подобных ситуациях.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю