Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Воспоминания питомцев адмирала Н.Г.Кузнецова. Ю.В.Солдатенков, И.С.Филатов, О.С.Филатов. Часть 12.

Воспоминания питомцев адмирала Н.Г.Кузнецова. Ю.В.Солдатенков, И.С.Филатов, О.С.Филатов. Часть 12.

Югов А.А.,СВМПУ-1951.

Еду учиться в морское училище....


В 1948 году я окончил 7 классов в г. Кирове (Вятке), куда мы с отцом Юговым Афанасием Петровичем перебрались после Великой Отечественной войны из г. Саратова. На выпускном вечере у нас был военком (майор) и он зажигательно рассказал нам мальчишкам, что образованы по всей стране (надо думать в районах наших морей) подготовительные училища, где будут готовить морских офицеров. Из 15 мальчишек 8 подали заявление о желании учиться в подготовительных училищах, меня повлекло в военно-морское училище. В июле 1948 года в военкомате мне дали предписание и проездные билеты (в общем вагоне) и направили в г. Горький. Пока я добирался до г. Горького, было принято решение, что это Горьковское училище перевести в г. Энгельс (через р. Волгу напротив г. Саратова). Походив и потоптав землю г. Горького по жаре и пыли; мы, несколько пацанов, продолжили свой вояж в г. Энгельс. Переехав на пароме Волгу, двинули пёхом через город; перейдя поле (бывшее немецкое кладбище немцев в Поволжье), мы увидели большое многоэтажное здание (опять же бывшее педагогическое заведение), где нам предстояло учиться 3 года с окончанием в 1951 году.
Вступительные экзамены я сдал сравнительно хорошо, единственно пришлось попотеть на математике. В нашу группу, кроме меня, вошли: Сева Бессонов, Боря Азаров, Валера Никитин, Олег и Игорь Филатовы, Володя Березовский, Виктор Воеводин, Вася Пустохайлов, Миша Котовщиков, Геша Кедров, Слава Кульков, Олег Харитонов, Костя Олейник, Коля Юшин, Юра Игнатьев, Гарри Ломов, Леня Лей.
Впоследствии все мы было сведены в 1-й взвод 1-ой роты. Командиром взвода был назначен лейтенант Аркадий Полудницин, старшиной В.Лушников, командиром роты капитан лейтенант (ФИО не помню, носил подпольную кличку «Кюхля») (Его фамилия - Дедович).



Капитан-лейтенант Дедович, командир 2 роты (где ИСФ и ЮВС) и Симаков с воспитанниками.

Кто куда....

Сделаю некоторое отступление. Хочу вкратце сказать о своих подготах, кто чего достиг на Военно-Морском поприще.
Сева Бессонов - служил на СФ (Гремиха), стал командиром атомохода проекта 627А («К-8»). Погиб вместе с подводной лодкой в Бискайском заливе в конце боевой службы. Поставлен памятник ему и экипажу в пос. Гремиха. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Капитан 1 ранга.
Боря Азаров - служил на ТОФ. Далее я его встретил в ГШ ВМФ, где он был старшим офицером Оргмобуправления. В 1979 году был назначен в Оргмобуправление ТОФ. Капитан 1 ранга.
Валера Никитин - служил на СФ, в один из годов после 1958 г. в составе ЭОН перешел на ТОФ Северным морским путем. Стал командиром 613 проекта дизельной ПЛ. Затем служил в Высшем училище ТОВМУ имени С. И. Макарова. Дослужился до начальника кафедры минно-торпедного оружия. Награжден орденами и медалями. Капитан 1 ранга.
Геша Кедров - служил на СФ, штурман на ПЛ 613 проекта, убыл на ТОФ. Не наш.
Костя Олейник - служил на СФ, пошел по линии зам по политчасти ПЛ. Затем достиг больших высот по политчасти и стал заместителем по политчасти эскадры ПЛ. Вице-адмирал. Не наш.
Коля Юшин - служил на СФ, на лодках стратегического назначения; затем в штабе флотилии на СФ. Капитан 2 ранга.
Афанасий Югов [сам о себе) - служил на СФ (дизельные 613 пр., атомные 627А подводные лодки), штабным офицером в объединении флотилии ПЛ. Затем старшим офицером ОУ ГШ ВМФ по Северному направлению. Был «замечен» и направлен в Академию наук СССР для повышения оперативной подготовки на научно-исследовательских судах. Окончил Военно-Морскую академию. Капитан 1 ранга.

Пребывание в СВМПУ.



Старшина шлюпки - Миша Пеньков (Соловецкий юнга и СВМПУ-1952)

Хочется сказать несколько теплых слов в адрес наших преподавателей и офицеров-воспитателей. Начну с А.Полудницина. Спортсмен - он на нас производил отличное впечатление как человек, так и руководитель коллектива. Мы были разные мальчишки, нас объединяло только одно, что мы все пережили войну, голод... в результате его деятельности к концу обучения в училище у каждого из нас было по 3-4, а то 5 разрядов по различным физическим дисциплинам, научились ходить на шлюпках - на веслах и под парусом (правда, по р. Волга), летом занимались плаванием, зимой лыжами, волейболом, баскетболом, гимнастикой, боксом.
Старшина 1 статьи В. Лушин (наверное - Лушников) пришёл с ЧФ, всю войну провел на флоте, стройный, подтянутый, немногословный старшина, знающий себе цену. Впоследствии окончил Высшее морское училище и стал политработником. Каждый вечер после вечернего чая нас выводили на училищный двор, где мы шагали с обязательным пением. Запевалой у нас был Гена Лобанов, любили петь «Марусю», «Варяг».
Командир курса был капитан 2 ранга Андропов, толстый, обаятельный офицер, любил делать смотры своих подготов, особо нам не докучал, потому что от нас был «далеко». Тогда в армии и на флоте работал принцип - каждый отвечает по должности, и основная нагрузка по нашему воспитанию падала на старшин.



Начальник СВМПУ контр-адмирал Г.М.Навроцкий, 07.11.1950.

Контр-адмирал Навроцкий - начальник училища, мой крёстный, который отправил меня после окончания подготии в подводное училище. А было это так: после окончания СВМПУ была организована мандатная комиссия по распределению нас по училищам. Меня вызвали и предложили поступать в Военно-медицинскую академию (это было престижно). Я отказался, мотивируя свой отказ тем, что не переношу крови и гноя, чем вызвал у комиссии «минуту смеха». Далее адмирал спрашивает, куда бы я хотел идти учиться. В подводники... Навроцкий сам старый подводник, очень сочувственно отнесся к моему заявлению. Так я попал в Высшее Военно-Морское училище подводного плавания в г. Ленинграде.
Из преподавателей мне запомнилась историчка Чурсина (дочь командующего Черноморским Флотом в это время). Стройная, подтянугая, какая-то дисциплинированная; вызывала уважение у курсантов своим поведением и знанием предмета; учили историю с удовольствием.
Преподаватель английского языка Великанова (курсанты ее звали про себя «Пуся»), миниатюрная молодая дама, с хорошей фигурой. Когда она шла по коридору училища в преподавательскую, вся рота «высыпала» из классов и смотрела ей вслед и было на что ... Ох, молодость, ведь нам было по 15-17 лет. Впоследствии Гена Лобанов получил возможность сблизиться с Пусей, и у них родилась дочка.

Разное.

Вспоминаются осенние будни СВМПУ, когда в адрес училища приходили вагоны с углем и дровами для отопительного сезона на год.
В училище по этому поводу отменялись занятия (конечно, к великой нашей радости), организовывались бригады на разгрузку вагонов, на перегрузку в машины, на разгрузку в училищном тыловом углу, где складировались уголь и дрова. Форма одежды была рабочая, в «гадах» (ботинки из свиной кожи) с рукавицами. Лозунг: кто быстрее, кто больше, кто лучше... Аврал продолжался дня 4-5, а потом еще неделю ходили с накрашенными глазами, даже бравируя этим.
Вторая авральная работа по разгрузке арбузов и тыквы была более легкой, ну и сладкой Разгружали с баржи и сразу в кузов автомашины. Просто так кушать арбузы не разрешали, но если несли и вдруг, поскользнувшись, роняли его, родного, и, как правило, разбивали, тогда другое дело. Битые арбузы на берегу складывали в кучу. Каждый рабочий час завершался перерывом на 15 минут; вот тут-то и начиналась радость.
Мы, курсанты, учились нести постовую службу. К этому времени к концу 1-го курса мы изучили устройство винтовки, противогаза, гранаты. Несли службу дежурными по роте, классу, дневальными, рассыльными и т.д. Целыми взводами 2 раза в месяц заступали дежурным подразделением на камбуз с обязанностями быть коренщиками: мыть котлы и посуду после еды всего училища. Работа нетрудная, но потная, зато сытная.
Была у нас и ещё одна авральная работа. Привлекали нас на заготовку капусты на всю зиму. В дальнем углу училища была вырыта силосная яма 5 метров в диаметре и 4-6 метров в глубину, зацементированная. Одна бригада в резиновых сапогах спускалась в яму по лестнице (точнее трапу), вооруженная ножами, тесаками. Вторая бригада наверху очищала кочаны от жухлых листов и бросала к нам вниз. Наша задача -рубить кочан на 2 или 4 части и укладывать их рядами. Эта работа занимала дня 3-4, но вот «загадка». После того как мы помещались в яму, у нас поднимали трап наверх, и что оставалось делать нам ... Ну, а в общем, капуста была кислая и всему училищу нравилась, даже семьи офицеров получали эту же капусту на пайки.



Обычно ямами пользуются для хранения картофеля (рис. 20), но в них так же можно сохранять и капусту, и брюкву, если только не сваливать их в кучу

Зимой на нас возлагали дежурную службу по охране здания училища, спального корпуса, а также всех хранилищ (продовольствия, горюче-смазочных веществ, вещевого склада). Зима, пурга, мороз 15-20 градусов, в тулупе, валенках-великанах (на любой размер обуви) и винтовка без патронов и нож-тесак на 4 часа, со сменой. Вахта эта была жуткой, храбрость куда-то исчезала, и всякий шорох наводил дрожь по телу. Хотелось как можно быстрее её «отстоять», чтобы нырнуть в теплую постель и забыться страшным сном.
Помнится мне и такое «мероприятие», относящееся к первому году учёбы в училище. Ближе к осени, когда нас постригли наголо, переодели в робу и выдали по «гадам», был спланирован марш-бросок на 15 км. Выдали сухой паек, вручили противогазы и строем вывели за ворота училища. Первые два часа прошли в относительном строевом порядке. Где-то часов в 14.00 устроили «привал», все съели продпаек и начали возвращение в училище. Вот тут-то и сказалось отсутствие руководства нашего училища. Почти у половины курсантов были стерты ноги. Волдыри жуткие. О стройных рядах было забыто. «Гады» сняли вместе с портянками, и мы шествовали босиком, наверное, наподобие тех французов в 1812 году, когда те отступали от Москвы. Разница была только в том, что у них была зима, а у нас конец лета. С прибытием в училище все бросились в умывальную комнату, подставив свои «ракеты» - ноги под холодную воду. «Хромала» вся рота, наверное, с неделю.
Наше училище было морским, но команда лыжников участвовала во всех соревнованиях города и межучилищных Саратовской области. Команда состояла из хороших спортсменов: В.Федоров, В.Чащинов, Г.Кедров, А.Югов. Результаты лыжные по тем временам впечатляли. Училище занимало 2-3 места.
Особо радостные дни остались в памяти, когда по воскресеньям и праздничным дням в училище организовывались танцы. Готовились заранее. Гладили фланельки, брюки клёш, воротнички с двумя складками, на груди - все заслуженные спортивные значки 1 и 2 разрядов. Приглашались девочки городских школ и училищ г. Энгельса, а потом стали приезжать девчата из г. Саратова. Учителем танцев у нас был капитан (фамилию его не помню), он со своей женой «натаскивал» нас на культуру. Учили, как приглашать девочек, как класть руки, куда отводить после танцев, что говорить во время танцев и т.д. и т.п. Сами они были из Прибалтики и в этих вопросах знали толк.
В 1950 году наше училище отправили на настоящую морскую практику в г. Севастополь на Черное море. Волнений было море, многие ехали к морю в первый раз, и я тоже. Двигались мы в товарном поезде, спали на нарах, питание было сухое, но зато был кипяток для чая. Переезд был интересным. По прибытии в г. Севастополь всех нас «расписали» на учебный корабль «Дунай».



1950. Севастополь. Учебный парусно-моторный корабль «Дунай»: справа налево: старший лейтенант Мондрус, капитан-лейтенант Бирюков и два офицера с «Дуная».

Это была итальянская гардемаринская яхта, где в свое время проходили практику итальянские гардемарины. Яхта досталась ВМФ СССР по репарации. Отделка была шикарная: зеркала, кожаные диваны, ковры и т.д. Шхуна имела три мачты (фок, грот, бизань). Впоследствии нас всех расписали на эти мачты для прохождения практики по постановке и уборке парусов.
Спали мы на верхней палубе, хотя нам всем раздали «парусные» кровати, сон чудесный под звуки моря и скрип корабельных снастей.
Утро, подъем, связка коек, умывание, завтрак и приборка.... Меня, Севу Бессонова, Мишу Томича, Иванова Сергея расписали на бак, левую сторону, на приборку - это вода морская, песок речной, мыло каустик, щетка палубная и все это «в движении», - девиз старшего по приборке: «Чтоб палуба была чиста как яичный желток!» И кто это говорил? Так это наш Сева Бессонов, который из-за своей комплекции сразу вошел в сговор со старшиной приборки корабля. Я подарил эту фотографию Олегу Филатову при нашей нынешней встрече в 2003 году, где мы все названные были сфотографированы. Этой фотографии 55 лет.
На баке был у нас «угол», где капитан 2 ранга (ФИО не помню), старший по морской практике, принимал у нас устройство корабля и устройство рангоута корабля и названия всех парусов. Помню, что у него была прямая трубка курительная, которую он заботливо чистил и набивал табаком, и между этим делом вел опрос по устройству.



Капитан 2 ранга Лигвинский, командир 2 роты. «Усы» или «Блинд-гафеля».

Сегодня мне эти сцены напоминают кинофильм «Петр Первый», когда он принимает экзамены у дворян, вернувшихся из-за границы - «Бом-брам-стеньга!».... С той лишь разницей, что у нас не было денщиков и отвечали мы сами за себя!

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских и подготовительных училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ и оказать посильную помощь в увековечивании памяти ВМПУ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю