Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Верюжский Н.А. Офицерская служба. Часть 10.

Верюжский Н.А. Офицерская служба. Часть 10.

12. Командир радиотелеграфной группы

Вспоминая те годы и оценивая результаты выполненной многоплановой работы, надо отдать должное стараниям и инициативе всего воинского коллектива Отряда, лично командиру капитану 1-го ранга С.А.Арутюнову, службам инженерного и материально-технического обеспечения, практически всем офицерам, мичманам, старшинам, матросам и гражданскому персоналу.
С согласия автора стихотворения Евгения Кирилловича Никитина, ветерана Центрального Морского Отряда, капитана 1-го ранга, поэта, журналиста, хочу привести полный его текст, который, по мнению многочисленного коллектива, проходящих ныне службу в Отряде и ветеранов радиоразведки, в сущности, является Гимном морских радиоразведчиков.



Гимн моряков – радиоразведчиков

Использовали ламповые станции
И спутников-разведчиков полёт
Для сбора достоверной информации,
В которой так нуждается наш флот.

Даем оценку обстановки метко,
Без лишних слов и розовых прикрас.
Мы - ветераны радиоразведки.
И Родина надеется на нас.

Мы знаем, что в морях и океанах,
Вдали и возле наших берегов,
В тумане политических обманов
Ещё не мало прячется врагов.

Мы не жалеем наших нервных клеток,
Все, делая по чести и уму.
Мы - ветераны радиоразведки.
Нас не сломить вовеки никому.

В простых делах и сложных ситуациях
Нас будут помнить много-много лет.
Как помним мы те старенькие станции,
Когда вокруг давно уж Интернет.

Коль живы корни, не завянут ветки.
И дети скоро встанут с нами в ряд.
Мы - ветераны радиоразведки.
Наш отчий дом – морской разведотряд.

Примечание: Текст стихотворения опубликован в альманахе «Мы служим России», стихи и очерки ветеранов военной Разведки. Изд. Москва-2008.



Капитан 1-го ранга Евгений Кириллович Никитин. Родился 17 апреля 1938 года. В Военно-морском флоте с 1955 года. Окончил в 1960 году ВВМУ связи и направлен для прохождения службы в Центральный Морской Радиоотряд Разведки ВМФ. С 1964 года находился в длительной зарубежной командировке. В 1969 году проходил службу в Разведывательном Управлении ГШ ВМФ. В 1974 году окончил Военный институт иностранных языков. С 1983 года – обозреватель газеты «Красная Звезда», а с 1986 года – редактор журнала «Морской сборник». Награждён орденом «За службу Родине в ВС СССР» III степени. Уволен из рядов Военно-Морского флота в запас в 1990 году. Автор нескольких книг, в том числе об аварии атомного ракетного крейсера стратегического назначения К-219 «Роковые Бермуды» и многочисленных публикаций. С 1990 года – обозреватель информационного агентства ИТАР-ТАСС. За вклад в развитие мировой цивилизации занесён в американский справочник «Кто есть кто в мире».

Считаю своим долгом сказать следующее. В августе 2005 года мне довелось побывать на торжественном мероприятии, посвящённом 50-летию образования Отряда. В период моей службы мы только отмечали первое десятилетие. За прошедшие 40 лет произошли, как мне кажется, колоссальные и принципиальные изменения во всех сферах жизни и деятельности Отряда. Это и понятно. Было радостно на душе, что отношение к нам, ветеранам, заложившим основу будущего успеха, независимо от того, кто, сколько лет прослужил в Отряде, было уважительное и доброе.



Ветераны-радиоразведчики Центрального Морского Отряда ОСНАЗ ВМФ.

13. Возможные кадровые перестановки

Вспоминаю, что в период начала 1960-х годов в Отряде происходили значительные кадровые перестановки, многие офицеры получали новые назначения, как внутри части, так и переходили на должности в центральные подразделения Разведки ВМФ. Это коснулось и Приёмного Центра. Я сейчас не могу сказать, в какой последовательности проходили перемещения. Но могу точно утверждать, что на замену командира первой группы вместо капитан-лейтенанта Виктора Гусева пришёл капитан 3-го ранга Алексей Лапшев.
Внешне сдержанного и серьёзного, но, как оказалось на практике, большого шутника и человека, не лишённого повышенного чувства юмора, что не всегда многим нравилось, командира второй группы капитан-лейтенанта Бориса Коршунова заменил капитан-лейтенант Дмитрий Тищенко.
Кстати говоря, мне тоже доставалось от Бори Коршунова, любившего, кроме всего прочего, давать своим коллегам разные смешные имена или прозвища, подмечая какие-то индивидуальные особенности того или иного человека. Несмотря на то, что мой возраст тогда уже подходил к тридцати годам, на моих щеках обычно играл яркий румянец, от которого мне невозможно было избавиться, особенно в минуты какого-то смущения или излишнего волнения при неожиданных ситуациях. Подметив это, коварный и шутливый Борис Коршунов стал называть меня «сеньор помидор» или, того хуже, просто вульгарно «красный помидор». Услышав такие прозвища, я поначалу волновался и нервничал и от этого ещё больше покрывался сплошным красным цветом. К моему счастью и удовлетворению, эти прозвища вскоре забылись. Однако, ненасытный на остроумие Боря Коршунов переименовал меня в «красного командира», которое закрепилось за мной на долгие годы.



ПЕСНЯ О ЩОРСЕ (из серии «Песни гражданской войны») Художник В. Смирнов.

Даже сейчас, по прошествии почти сорока пяти лет, встречаясь с ветеранами Отряда, эти слова некоторыми сослуживцами по-прежнему вспоминаются. Повод для моего переименования у Бориса Коршунова появился сразу после того, как меня осенью 1964 года назначили командиром третьей группы вместо капитан-лейтенанта Олега Кусенко, весьма ответственного, инициативного и требовательного офицера.
В должности командира радиотелеграфной группы я прослужил ровно два года, которые совпали с передислокацией Отряда на новое место. Приёмный Центр разместился в просторной двухэтажной казарме. На первом этаже находилась самая большая по количеству матросов первая группа, на втором этаже вторая и третья группы, которые были почти одного состава по численности. Просторные, светлые, с высокими потолками кубрики позволяли избавиться от невероятной тесноты на старом месте и расположить личный состав на одноярусных кроватях, между которыми были большие расстояния и широкие проходы. К тому же, в казарме были служебные помещения и отдельные кабинеты для старшинского и офицерского состава. Кроме того, командиры групп для работы с секретными документами по специальности имели также свой кабинет в служебном здании, где осуществлялось несение боевой вахты, и велась вся оперативная деятельность Отряда.
Помощником командира третьей группы в это же время был назначен мичман А.М.Молчанов, переведённый в Отряд из родственных по профилю деятельности частей КГБ. Он оказался человеком опытным, знающим службу, требовательным к подчинённым, по характеру уравновешенным. Мне с Александром Матвеевичем удалось установить весьма хороший рабочий контакт, и наше взаимодействие приобрело характер полного понимания в выполнении стоящих перед группой задач. Если мичман А.М.Молчанов главным образом выполнял организационно-строевые функции, то специальные вопросы деятельности вахтенных радиотелеграфистов на боевых постах контролировал инструктор Приёмного Центра мичман В.М.Сенной, отличнейший специалист, неоднократный победитель многочисленных соревнований и чемпион ВМФ по специальности.



Матросы срочной службы Центрального Отряда, увольняемые в запас. 1965 г.

Могу назвать только некоторых офицеров и мичманов, изображенных на этом снимке 1965 года. Проселков А.Г., Сенной В.М., Рябчун В.И., Яковлев В.С., Волков Е.И., Козеюк В.Н., Бурцов Г.М., Белоусов А.М., Кудинов В.Д., Арутюнов С.А., Сидоров А.М., Ручин А.К., Казаков Н.Н., Славинский Н.К., Верюжский Н.А., Макаров В.К., Краюшкин В.Н.

Выполняя обязанности командира радиотелеграфной группы Приёмного Центра, которая тогда являлась в Отряде «отличной», мне с моими грамотными и ответственными помощниками удалось не только сохранить это звание, но и завоевать первое место в Отряде. В течение этих двух лет я всегда чувствовал поддержку и понимание со стороны начальника Приёмного Центра капитана 2-го ранга О.С.Капустина.
За это время личный состав группы обновился более, чем на 60-70%. Много времени мне приходилось уделять индивидуальной работе с матросами. Практически я знал биографические данные каждого матроса, из каких мест призывался, кто родители и их семейное положение, чем занимался до призыва на военную службу, с какими результатами закончил учебный отряд, внимательно присматривался и оценивал настоящее отношение к службе и несению боевой вахты, достойных поощрял, выдвигал на должности старших специалистов и командиров отделений, ходатайствовал о присвоении воинских званий для матросов срочной службы, другим помогал исправить замеченные недостатки, а к нерадивым, увы, приходилось применять дисциплинарные взыскания.
Надо откровенно сказать, что подавляющее большинство матросов срочной службы были отличные парни, ответственно, что очень важно, относились к выполнению своих обязанностей. Всех, разумеется, я не смогу перечислить, но назвать некоторых из них всё-таки постараюсь. Вот, например, такие ребята запомнились, как Боря Дорохов, Володя Корольков, Эдуард Еленский, Слава Лавриненко, Серёжа Тарасов, Володя Кочерин, Федя Хританков, Володя Вшивцев, Виталий Митин, Ваня Ковалёв, Ваня Легута, Костя Ревин, Толя Лашкан, Женя Шевцов, Толя Синько, Петя Кочерга, Гриша Душевский, Валерий Воробьёв, Вася Будзишен и многие другие.



Леонид Филатов. Жил, чтобы помнили. Жизненное кредо: Есть неглупые люди, но я не верю им. И они легли под время, под власть. Легли, потому что поняли: эту ораву им не победить.

Все они с разными характерами и судьбами, родившиеся или перед самой войной, или в годы войны, детство которых прошло в необыкновенно тяжелейших условиях, если принять во внимание, что семьи многих из них оказались на территории, временно оккупированной немецкими захватчиками.
Хотя большинство личного состава группы до призыва проживали в сельской местности, тем не менее, многие имели среднее или среднетехническое образование. Валерий Воробьёв даже имел высшее образование, а Ваня Киримов незаконченное высшее педагогическое образование. Ваня Коваленко, например, изъявил желание во время службы поступить на заочное отделение инженерно-строительного института, в чём ему не было отказано.
Некоторые матросы после окончания срока срочной действительной службы оставались на военной службе в качестве сверхсрочнослужащих. Так, например, из нашей группы продолжил службу в Отряде отличник боевой и политической подготовки, специалист 1-го класса, командир лучшего отделения старшина 1-ой статьи Миша Горничкин, прослуживший в рядах ВМФ в итоге около тридцати лет, а после демобилизации ставший крупным предпринимателем.
В большинстве своём матросы и старшины были общественно активные и благодаря целенаправленной работе как по командирской линии, так и со стороны комсомольской и партийной организаций отдельные матросы и старшины вступали в члены КПСС. Назову, например, старшину 1-ой статьи Толю Синько, который до службы окончил техникум железнодорожного транспорта и успел поработать бригадиром колёсного цеха вагонного депо, а на службе, став членом КПСС, принимал активное участие в работе комсомольской организации и был избран секретарём Комитета ВЛКСМ Отряда. После демобилизации Анатолия Синько на эту должность был избран также представитель нашей третьей группы старшина 1-ой статьи Валерий Воробьёв.
К слову сказать, через несколько лет совершенно случайно на переходе станции метро «Парк имени Горького» у меня произошла встреча с Анатолием Фёдоровичем Синько. Разговор был мимолётный, но эмоционально тёплый и доброжелательный. Хотя каждый из нас был ограничен во времени и торопился по своим делам, однако, узнав и поприветствовав друг друга, удалось только уточнить, что А.Ф.Синько, являясь уже тогда руководителем какого-то крупного предприятия, приехал из своего Краснодарского края в Москву по служебным делам. Обменявшись краткой информацией общего характера, мы пожелали друг другу дальнейших успехов и расстались, не догадавшись договориться на продолжение дальнейшего контакта, что, вероятней всего, должно было исходить от меня.



Матросы и старшины отличники боевой и политической подготовки Приёмного Центра Отряда. В первом ряду: капитан-лейтенант Н.А.Верюжский, инженер-капитан В.Н.Зикеев, инженер-капитан 2-го ранга В.Д.Кудинов, инженер-капитан-лейтенант В.Ф. Чернов. Москва. 1965 год.

Среди матросов и старшин группы, большинство из которых были комсомольцами, в результате активной воспитательной и целенаправленной партийно-политической работы естественно возникало стремление, как тогда говорили, стать активными строителями коммунистического общества. Такие желания матросов и старшин группы я всегда обсуждал с замполитом Приёмного Центра и получал соответствующий инструктаж для дальнейших действий.
Мой партийный стаж уже тогда позволял давать партийные рекомендации для вступления в члены КПСС и этим правом я с большим удовольствием пользовался. Были случаи, когда у некоторых моих подчинённых срочной службы кандидатский стаж заканчивался после их демобилизации, тогда они, находясь в новых условиях на гражданском положении, обращались с просьбой дать им такие рекомендации. Помню, что писал такие рекомендации, например, бывшему отличнику боевой и политической подготовки, специалисту 1-го класса, командиру отделения радиотелеграфистов старшине 1-ой статьи Володе Боровкову, поступившему на учёбу в Горьковский Сельскохозяйственный институт, и Николаю Моханю, при прохождении военной службы проявившего себя только с положительной стороны, после демобилизации проживавшего в Барановичах. Уверен, что они оправдали доверие, стали достойными людьми. Но самое главное, на мой взгляд, было то, что во время службы все мои подчинённые бдительно несли боевую вахту и отменно выполняли свой воинский долг.



Психологи считают стыд одним из самых человеческих чувств. Он основан на осознании собственной вины и глубоком раскаянии в неприглядном поступке.

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских училищ. 65-летнему юбилею образования Нахимовского училища, 60-летию первых выпусков Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ посвящается.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю