Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Воспоминания питомцев адмирала Н.Г.Кузнецова. Ю.В.Солдатенков, И.С.Филатов, О.С.Филатов. Часть 19.

Воспоминания питомцев адмирала Н.Г.Кузнецова. Ю.В.Солдатенков, И.С.Филатов, О.С.Филатов. Часть 19.

В Северной бухте еще лежал корпус потопленной в 1942 г. «Червоны Украины», а в Южной бухте стояла обгоревшая в катастрофе «Победа». На кораблях я встретил своих товарищей по школе юнг, уже матросов-специалистов, из них Володя Соболев был комсоргом гвардейского крейсера. Встретили в Севастополе День ВМФ. Впечатление потрясающее. Салют артиллерии кораблей и береговых батарей, массовый «звездный» заплыв с кораблей до Графской пристани, в котором участвовали и наши воспитанники, массовое гуляние на Приморском бульваре (разве можно сравнить с праздником в Энгельсе). В общем, флот на полную катушку. Кстати, на реях «Дуная» во время парада были курсанты неизвестного нам 1-го Балтийского ВВМУ, в которое мы будем зачислены через год. Но тогда мы об этом и не догадывались. И вот уже последний, 3-й курс. Нам, наконец, разрешили носить долгожданные прически, правда, строго уставные «бокс» или «полубокс», но все же. Вряд ли современные юноши оценят это событие, а для нас это имело значение, мы уже не эти остриженные под «ноль» лопоухие перво- и второкурсники. Мы уже с тремя красными галочками на рукавах суконных фланелевок (второго срока) - а впереди выпуск! Но, к сожалению, роты поредели. Медики основательно почистили наши ряды, и часть воспитанников была отчислена, в основном, по зрению. Жаль их, старательных, способных, стремящихся стать моряками, отчислены были Веня Брамонтов, Женя Петров, Володя Строганов, Казарьян и ряд других. Отчислили и Котельникова из 111 класса, прославившегося тем, что на резкий вопрос преподавателя на экзамене по физике, кто же в конце -концов изобрел первую машину (а в это время шла ожесточенная борьба с низкопоклонством перед Западом), Витя, запутанный учебником и идеологией, выпалил: «Иван Иванович Джеймс Уайт!». К сведению нынешнего поколения в то время первенство в изобретении машины утверждалось за Иваном Ивановичем Ползуновым.



Следует признать, что в этой «кампании» имели место преувеличения и перегибы, но в целом она была и насущно необходимой, и плодотворной. Есть все основания полагать, что, если бы тогда не свершилось, по выражению Капицы, «осознание отечественных творческих сил», едва ли спустя семь лет, в 1954 году, в СССР была бы создана первая в истории атомная электростанция, а в 1957-м страна первой осуществила выход в космическое пространство. Между тем во множестве нынешних сочинений борьба с «низкопоклонством», начатая по инициативе П. Л. Капицы, преподносится как вздорное и вредное дело. - Вадим Валерьянович Кожинов. Россия век XX-й. 1939-1964»: Алгоритм; Москва; 2001.

Отвлекаясь, хочу отметить, что за все время обучения денежного довольствия мы не получали, разве что присылали родители, да и то не всем. И это как-то нас не беспокоило. Я до сих пор удивляюсь, как мог месяцами быть вполне довольным, не имея буквально ни копейки в кармане. А впрочем, зачем? Курить я не курил, это было запрещено, сласти в виде конфет мне были не нужны, кормили, одевали и учили бесплатно. Конечно, родители присылали посылки и содержимым счастливчик обязательно делился с товарищами. А как же: ты весь на виду, а под одеялом втихаря поедать что-либо считалось верхом безнравственности. А вот курящих прибавилось. С ними боролись. Помню, на комсомольском бюро роты «прорабатывали» злостного курильщика Рудольфа Губина, проработали настолько серьезно, что Рудик дал слово не курить и выложил махорку и сложенный соответственно газетный лист на стол. .Ему предложили выйти, и закрыв за обвиняемым дверь на задвижку, бюро во главе с комсоргом с удовольствием закурило, используя изъятое.



Что же, двойная мораль комсомольцам была не чужда. Бывало и такое, готовимся к экзаменам на аттестат зрелости. В классе тишина. Мучает вопрос: какая тема сочинения, какие задачи по математике? Все это в запечатанных конвертах, которые будут вскрыты только в день экзаменов. Впрочем, это для непосвященных и нагон таинственности. За несколько дней до экзамена по математике письменно в кабинет командира роты (а в нем мне и В.Быкову комроты разрешил заниматься вне класса) вошел капитан 2 ранга Малец и предложил нам задачу (шар, вписанный в пирамиду), мы ее сообща решили, и каково было удивление, когда на экзамене была предложена именно эта задача, на оформление которой у меня ушло буквально 20 минут, а остальное время я просто «тянул», чтобы не внушить подозрение экзаменаторов. Короче, содержимое пакетов преподаватели знали, но проговориться боялись. Еще бы! Но вот экзамены позади. 2-е июля 1951 г. Мы принимаем присягу. В спортзале за столами офицеры, мы одетые по форме №2, но по причине сильной жары - без тельняшек, подходим к столам и с большим волнением читаем текст присяги. Всё! Мы - курсанты, перед роспуском строя неожиданная, а для некоторых и долгожданная команда: «Вольно, разойдись, можно курить!». А потом пройдут годы и станут вчерашние подготы командирами дизельных и атомных подводных лодок различных классов, командирами соединений, офицерами штабов соединений, адмиралами, флагманскими специалистами. Юра Ищейкин станет преподавать будущим командующим флотами оперативное искусство, контр-адмирал Коля Соколов возглавит кафедру управления силами в ВМА им. Кузнецова. Крупным медиком станет Юра Каменев. Героями Советского Союза станут Женя Барилович и Сева Бессонов (посмертно). Многочисленными высокими наградами украсят грудь Игорь Монаков, Валя Гонтарев, Коля Соколов. А те, кто до срока ушел по разным причинам с флота, сумели достичь успехов и на гражданке. Солидным ученым стал Юра Солдатенков, в НИИ ВМФ трудились Гера Кликунец, Олег Голубков, Игорь Филатов. В калининградском порту как-то встретил лихого капитана спасательного бункера Кириченко, а на НИС «Семен Дежнев» Вадима Семина. Из нашего самого низкорослого Вадима Дроздовского получился солидный, крепкого сложения офицер. Встретил я его в Лиепае в должности начальника физподготовки части. Стал инженером авиаполка Володя Строганов. Витя Мягкий подался в морскую авиацию и, по слухам, летал неплохо. Но, к сожалению, время жизни быстротечно. Многих уже нет. Вечная им память!



Барилович Евгений Алексеевич. Бессонов, Всеволод Борисович.

Товарищи подготы! Где вы, что вы?
Счастья вам и, главное, здоровья и бодрости.
Братья подготы, «еще не вечер»!



Наши любимцы: Монахов Борис Михайлович (СВМПУ 1951) и Лисин Сергей Прокофьевич на Сенатской площади.

А.Н.Селезнев. Становление подготов.

Жарким летом 1948 года прибыло 800 пятнадцатилетних пацанов в город Энгельс для поступления в Саратовское военно-морское подготовительное училище.
После каждого экзамена по определенному предмету всех кандидатов выстраивали в две шеренги на плацу перед главным корпусом и дежурный офицер уставшим от ночного дежурства голосом зачитывал фамилии кандидатов, получивших неуд. Названные с побледневшими лицами делали два шага вперед и направлялись к контрольно-пропускному пункту, где им выдавали проездные документы для возвращения на родину. Такова была судьба получивших неудовлетворительную оценку. Случилось, из строя выходили два однофамильца. Офицер называл имя. Один возвращался в строй, другой следовал на проходную. Многих возвращали по состоянию здоровья. Особенно по плоскостопию и по зрению. Браковали и на мандатной комиссии.
Поступивших в училище называли воспитанниками, переодевали в морскую форму. Бескозырки на первое время без ленточек. У некоторых бескозырки опускались на глаза. Приучались примерять и носить морскую форму.



Лёгкое озорство: Вася Пустохайлов (стоит на столе), Витя Воеводин (тоже на столе). Валя Селиверстов, Юра Тутынин, Боря Павлов, Вова Колесников, Боря Азаров, Женя Зайченков (ниже некуда: на полу).

Всех поступивших распределили в две роты. Каждую разделили на четыре взвода-класса. В первом взводе высокорослые гиганты, типа Васи Пустохайлова, в четвертом на шкентеле - малорослые типа В.Дроздовского. Через год изменилось. Некоторые выросли и в строю возвышались как башни, других время не тронуло. Однако все оставались в своих взводах на три года учебы.
Первое время подготы осторожно присматривались друг к другу. Попривыкли. Парами-тройками сблизились по сходству характеров, настроений. Некоторые дружили - корешили по землячеству. Гена Шинкевич (1) и Боря Тихонов все три года садились первого сентября вместе на последнюю парту. Никто в начале учебного года не занимал их места. Боря Никифоров и Петя Кротов трижды садились вместе. Как родные братья тянулись ребята друг к другу. Нелегко давался отрыв от родительского гнезда.
Проявляло себя тяжелое бремя войны, закончившейся три года назад. Сидит подгот в кинозале. Окончился журнал. Подгот встает и на выход.
— Ты куда?
— Так кино-то закончилось.
— Был журнал. Кино только начнется.
Подгот садится на свое место. Оказывается, вырос в деревне, ни разу не был в кино.



Юра Каменев (2) - горожанин с пеной у рта доказывал, что пятикилограммовые блоки сливочного масла растут на деревьях подобно яблокам. Жора Ровинец из Ровно упорно спорил с подготом из Сибири, что украинские галушки со сметаной лучше сибирских пельменей с уксусом. Валера Гунько из Грозного получил от родителей посылку с гранатами. Угостил ребят. Некоторые начали кусать не очистив. Валера объяснил, как надо поступать с гранатами. Игорь Кузьменко купил конфеты-леденцы. Во время вечерней прогулки угостил ребят. Кто-то произнес: «Шоколадка». Стало ясно, что сказавший видит такую конфету впервые. Все промолчали. Над этими безрадостными «оплошностями» не принято было насмехаться. Взрослели. Расширялся кругозор.
Невольно я вспомнил холодную, снежную зиму 1941 года, когда нас первоклашек, привели в госпиталь к раненым дать концерт. Я попал в палату глазного отделения. У всех повязки на глазах. Некоторые смотрят сквозь щелочки в бинтах, у других полностью глаза забинтованы. Рассказывал стихотворение с дрожью в голосе от волнения: «К тебе, отец Отчизны и народа, Стремится сердце каждого из нас.»
Когда я закончил рассказывать, больной с полностью забинтованными глазами тихим голосом попросил подойти к нему. Погладил голову, ощупал руки и прошептал: - «Молодец. Высокий, голосистый. У меня сынок такой. Не знаю, где они теперь с моей жёнушкой в эвакуации». Пошарил руками по тумбочке, взял что-то похожее на плитку столярного клея, какую я видел в столярке у отца, и протянул мне. Я засунул плитку в карман, а дома показал маме.



Учащиеся школы № 6 г.Калинина пишут письма домой под диктовку раненых бойцов, находящихся на излечении в госпитале. - Дети на войне

- «Это шоколадка», - сказала она. Так я познакомился с шоколадом.
Были среди подготов обидчивые. Сережа Беляков, если кто-то говорил обидное в его адрес, набычившись, подходил мелкими шажками, словно подкрадываясь, к обидчику и, сжав кулачки, спрашивал: -»Ну что, бум? Если бум, то давай». Никто в драку с ним не вступал. Сережа с победным видом уходил.
По субботам в училище устраивались танцы. Умением танцевать и элегантно ухаживать за школьницами подшефной энгельсской школы выделялись танцоры: Васильев Гонтарев, Солдатенков (3) по кличке «отличник».
- «Проводите девушек до проходной и вернитесь в зал». - Объявлял иногда по окончании танцев заместитель начальника училища капитан первого ранга Рожков, наблюдавший за ходом танцев с балкона. Вернувшимся он пофамильно устраивал разнос: «Вы почему, пригласив девушку, впереди неё устремлялись на танцевальный круг? Даму необходимо пропустить вперёд». Мы учились.
Кино показывали часто. В кинозале над занавесом во всю ширину сцены висело огромное полотнище: «Уходящий под воду эсминец». Над водной гладью остается только корма. Встав на одно колено, командир корабля капитан второго ранга целует кормовой флаг. Погибает, но не покидает свой дом-корабль. Бросалось в глаза, как с недетской серьёзностью всматривались в лицо погибающего командира эсминца воспитанники Сева Бессонов (4), Саша Орлов (5), Гена Шинкевич и другие. Для подготов полотнище служило одним из звеньев воспитания будущих покорителей морей и океанов.
По воскресеньям в дни увольнения многие не шли в город, оставались в училище: некуда, да и не к кому было идти. Саша Харламов (6) научился разбивать треугольник шаров так, что в лузу влетало сразу три шара: два в угловые, третий в боковую. Большой популярностью пользовались шахматы. Особенно отличались два брата близнеца, как две капли похожие друг на друга: Олег (7) и Игорь Филатовы. Женя Котухов сетовал, что не знает, с которым из братьев начинает играть, настолько они похожи друг на друга. Только по первому ходу можно было определить, с которым из них играешь: Игорь всегда первый ход делал конем, а Олег пешкой Е2-Е4.



Ковалевский, Козлов в увольнении, г. Энгельс (фото Литошенко).

Продолжение следует.

Обращение к выпускникам нахимовских и подготовительных училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ и оказать посильную помощь в увековечивании памяти ВМПУ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю