Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 15.

Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 15.

Должность начальника училища оставалась вакантной с августа 1952 года по январь 1953-го. Последним начальником стал контр-адмирал Новиков Николай Дмитриевич. Вновь обратимся к замечательному справочнику В.М.Лурье "Адмиралы и генералы Военно-Морского флота СССР: 1946-1960." (М.: Кучково поле, 2007.):



НОВИКОВ Николай Дмитриевич [20.10. 1908, г. Армавир, ныне Краснодарского края, 4.2.1980, Москва]. Русский; контр-адмирал (3.11.1951); в ВМФ с 1933; член компартии с 1932. Окончил судоводительское отд-е Мор. политехникума в г. Ростове-на-Дону (10.1928-5.1931), УОПП им. С. М. Кирова ВМС РККА (10.1933-2.1935).
Плавал на судах Совторгфлота Черного моря. 4-й, 3-й, 2-й и ст. пом. капитана. Штурман дальнего плавания.
Пом. ком-ра ПЛ «Л-4» (2-4.1935), дублер ком-ра, ком-р ПЛ «А-1» (4.1935-2.1938), «Д-6» (2.1938-10.1939), 12-го ДПЛ ЧФ (10.1939-2.1941), 1-го ДПЛ 1-й БПЛ ЧФ с февр. 1941.
В этой должности вступил в Вел. Отеч. войну. Ком-р 1-го ДПЛ объедин. БПЛ (9.1942-6.1944), нач-к штаба 1-й БПЛ (6.1944-11.1945) ЧФ. Будучи ком-ром ДПЛ, совершил 15 боевых походов на подлодках д-на, продолжительностью 30-40 суток каждый, с молодыми командирами подводных лодок, не имевшими боевого опыта по минированию вод у побережья пр-ка и в боевых действиях на коммуникациях.
В распоряжении УК ВМФ (11.1945-2.1946). Ком-р ОВР ВМБ Поти Кавказ. МОР (2.1946-3.1947), в распоряжении команд, флотом (3-7.1947) ЧФ, 5-го ВМФ (7-8.1947). И. д. зам. нач-ка отдела ПП (8.1947-3.1948), ком-р учеб, д-на ремонтирующихся ПЛ (3-12.1948), УО ПП (12.1948-6.1951) 5-го ВМФ, 152-й бр 21-й ДПЛ ЧФ (6.1951-12.1952). Нач-к Тбилисского нахимовского ВМУ (12.1952-11.1955). Нач-к ВСОК — зам. нач-ка 1-го ВВМУ ПП в Ленинграде (11.1955-3.1956). Зам. нач-ка УК ВМФ (3.1956-7.1965).
Из аттестации (1962): «Руководство работой вверенных ему отделов осуществляет правильно. Для решения всех основных вопросов по работе с кадрами организует выезды на флоты. Неоднократно лично выезжал на флоты с комплексными проверками кадровой работы и для оказания практической помощи кадровыми органами в их работе на местах. В период проводимых больших организационных мероприятий и сокращения численности офицерского состава в ВМФ удалось значительно омолодить офицерские кадры корабельных соединений, сохранить опытные боевые кадры на основных руководящих должностях».
С июля 1965 в запасе по болезни.
Награжден 3 орд. Красного Знамени (1942, 1944, 1953), орд. Ушакова II ст. (1945), Отечественной войны I ст. (1944), Красной Звезды (1949), медалями.



Похоронен на Кунцевском кладбище.
Некролог: Красная звезда. 13.2.1980.
Лит.: Бережной С. С. Корабли и суда ВМФ СССР 1928-1945. Справочник. М., 1988. С. 43, 44,70; Боевая летопись Военно-морского флота 1943. М., 1993. С. 556.
Архив: ЦВМ А, личное дело № 56844; ф. 3, оп. 52, д. 3, л. 56; оп. 69, д. 1, л. 187; ф. 14, оп. 55, д. 95, л. 106.

Небольшая цитата из ранней публикации - Нахимовцы, командиры, преподаватели, упомянутые в 1-й главе воспоминаний Соколова Валентина Евгеньевича:

А рассказать о подводных лодках Николаю Дмитриевичу, "бате", было что. Накануне Великой Отечественной войны капитан 3 ранга Н.Д. Новиков командовал 1-м дивизионом 1-й бригады подводных лодок. (И.Алексеев. "Победы и потери в подводной войне." Часть I: Чёрное море 1941 г.) Дивизион базировался на Севастополь, а с первых чисел ноября 1941 года — на Поти. В августе — сентябре 1942 года под командой уже капитана 2 ранга Н.Д. Новиков в состав дивизиона и до конца войны входили «эски». "Следует отметить, что результативность наших подлодок на Черном море была ниже, чем на Балтике и, тем более, на Севере. На первом этапе войны это объяснялось, в частности, ограниченным объемом судоходства противника, на втором — усилением неприятельской ПЛО и слабостью ремонтной базы кавказских портов, куда вынуждены были уйти черноморские субмарины. К сожалению, свою роль сыграл и уровень боевой подготовки экипажей, в ряде случаев оказавшийся явно недостаточным." (С. А. Балакин, М. Э. Морозов. Подводные лодки типа «С». Черное море.)



ПЛ "Д-5" - «Спартаковец»

Удалось найти свидетельство командирских и педагогических качеств Николая Дмитриевича Новикова в книге воспоминаний вице-адмирала Азарова Ильи Ильича "Непобежденные". Эпизод относится к периоду героической обороны Севастополя. "... «Подготовлен для самостоятельного управления подводной лодкой и умело управляет ею. В бою спокоен, решителен и смел». Так аттестовал Трофимова командир 1-го дивизиона бригады подводных лодок Черноморского флота капитан 2 ранга Н. Д. Новиков, который был на лодке в боевом походе и наблюдал за действиями командира. ..."



Трофимов Иван Яковлевич (21 января 1912 – начало декабря 1943). Командир «Д-5» (май 1942 – апрель 1943), «Д-4» (с мая 1943). Погиб в море вместе со своим кораблем.

Великая Отечественная - под водой



Боевой счет «С-33» удалось открыть только в десятом боевом походе (позиция № 73 у мыса Тарханкут, обеспечивающий командир 1-го дивизиона ПЛ капитан 2 ранга Новиков Николай Дмитриевич), где подводная лодка должна была действовать совместно с авиацией. 20 апреля 1943 года субмарина самостоятельно обнаружила конвой, шедший из Севастополя в Констанцу и атаковала румынский транспорт «Suceava» (6.876 брт) из его состава. В пароход попали две из трех выпущенных торпед, и судно скрылось под водой, унеся с собой груз металлолома, пустых бензиновых бочек и 28 членов экипажа. «С-33» подверглась контратаке кораблей эскорта, но ей благополучно удалось уйти, отделавшись незначительными повреждениями.



Гибель транспорта «Сучава». художник В.А. Печатин. Открытка.

Чуть позже портрет Н.Д.Новикова интереснейшими подробностями дополнит Э.Г.Карпов, вернемся к его книге.

Эдуард Карпов. Я ВЫРОС В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ. Санкт-Петербург 2007.

ОТРОЧЕСТВО. Продолжение.




Структура училища обеспечивала совмещение строевой жизни и учебного процесса. В строевом отношении нахимовцы распределялись по взводам и ротам. Роты соответствовали классам общеобразовательной школы: первая рота — десятый класс, вторая — девятый и так далее, всего — шесть рот. Рота состояла из взводов, в каждом из которых было 20—25 нахимовцев. В учебном отношении взводы назывались классами. Нумерация классов имела четкую мнемонику: номер класса состоял из трех цифр, первая из которых обозначала номер роты, вторая — номер класса общеобразовательной школы, а третья — номер взвода. Например, номер класса 472 означал, что это — второй взвод четвертой роты (седьмой класс школы). Попав, скажем, во второй взвод, нахимовец все годы обучения был в этом втором взводе, но номера его роты и класса каждый год менялись: начав учебу в 652 классе шестой роты он заканчивал ее в 112 классе первой роты. Система нумерации классов позволяла хорошо ориентироваться в структуре нахимовских подразделений — все было четко и понятно.
Училище находилось в центральной части города на тихой улице Камо и занимало большое добротное трехэтажное здание, в котором когда-то находилась престижная гимназия, и еще одно небольшое здание, в котором размешались спальни младших рот. Позади основного здания был большой заасфальтированный двор, огороженный тыльными частями соседних домов и высоким каменным забором. Этот двор выполнял многие функции в повседневной жизни училища.



Внутренний двор - плац. Здесь проходили все построения по большому сбору. В первые годы играли в футбол, волейбол, гандбол, "пирс", затем баскетбол. Это и место проведения утренней зарядки, вечерней прогулки младших рот. И развод суточного наряда происходил посреди этого двора. В круглой башне - в цоколе - училищный камбуз, выше - трехцветный актовый зал с балконом, место торжественных собраний, киносеансов и "вечеров танцев" (здесь же - место проведения уроков танцев). В актовом зале вручали аттестаты зрелости, а на другой день - на плацу - принимали Присягу!

По приходе в училище нам выдали новенькие темно-синие робы, тельняшки и матросские воротники (их называли «гюйсами»), а также увесистые яловые ботинки, которые, как мы быстренько узнали, назывались у нахимовцев «говнодавами», или, в культурном изложении, «гадами». «Гады» были изумительно практичной обувью: в них с успехом можно было ходить в любой дождь и по любой грязи, играть в футбол и топать по асфальту на занятиях по строевой подготовке. Одежда и обувь были выданы нам «по размеру». Переодевшись, мы обрели привлекательный вид.
Во вновь образованной шестой роте было около сотни ребят, приехавших в училище из разных городов страны. Нас построили во дворе в одну длинную шеренгу по «ранжиру» и, разбив на четыре равные части, образовали четыре взвода. Я попал во второй взвод, который стал моей большой семьей в течение шести последующих лет. К каждому взводу были прикреплены офицер-воспитатель (командир взвода) и помощник офицера-воспитателя (помощник командира взвода), которые отныне должны были, вместе или по очереди, проводить со своими взводом внеклассное время и воспитывать нахимовцев.
Командиры распределили нас по классам и спальням, которые назывались по-корабельному — кубрики. И началась наша нахимовская жизнь, в которой каждый день с утра до вечера был подчинен строгому распорядку дня. «Подъем» — и как бы тебе ни хотелось спать, ты должен вылезать из кровати. Физзарядка во дворе — лето вскоре закончилось, и выходить на улицу в тельняшке и трусах было совсем не комфортно. Умывание — старшина следит, чтобы все чистили зубы порошком (зубных паст тогда еще и в помине не было). Построение на утренний осмотр — старшина строго проверяет внешний вид каждого и отправляет неопрятных чистить одежду или обувь. Строем — в столовую на завтрак. Строем — в класс на уроки. Строем — в столовую на обед.



После уроков — двухчасовая отдушина под названием «свободное время», в течение которого мы «притирались» друг к другу. Затем — занятия по программе военного воспитания. После ужина — «самоподготовка» в классе, то есть выполнение домашних заданий к завтрашним урокам. Затем — вечерняя строевая прогулка, во время которой старшие роты ходили строем и с песнями по улице Камо, а младшие — строем по двору. Перед сном — вечерняя проверка (положено по Уставу), на которой усталые пацаны понуро стоят в строю, мечтая о кровати, и по очереди отвечают «есть» на вызовы старшины. И наконец — «отбой!». Но «отбой»-то бывал не для всех: старшины приучали пацанов к дисциплине и порядку с помощью нарядов на уборку большого ротного гальюна, которая выполнялась после того, как все ложились спать.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович


Главное за неделю