Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 11.

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 11.

Каждый день мы делали малую приборку, а по субботам была большая приборка - аврал. Ежедневно натирали палубу до блеска с применением парафина и щеток, а два раза в месяц по субботам натирали полы по полной программе: с намазыванием специальной мастикой. Это требовало настоящего искусства. Первое – добиться определенной густоты мастики и точно выбрать время намазывания, чтобы до натирки она не успела пересохнуть. Второе – суметь хорошо натереть. Поначалу недостаток умения восполнялся выдумкой: то и дело можно было видеть, как одного из нахимовцев, сидящего верхом на щетке с шумом толкала компания товарищей. Но это было скорее весело, чем эффективно, поэтому постепенно ребятами осваивалось ремесло настоящего заправского полотера. А еще, перед началом учебного года циклевали паркетный пол с помощью кусков битого стекла. Два раза в год приходилось мыть окна, при этом надо было привязать себя веревкой, для страховки. Практически каждую субботу, а по необходимости и чаще приходилось мыть стены, их в училище называли панелями, имея в виду - поверхность.
Парты в младших классах были белыми, а писали тогда простыми ручками, называемыми вставочками, макая перья в чернильницы. От чрезмерного усердия, а то и от перекрестного «огня» в чернильных кляксах оказывались не только лица и парты, но и стены, и вообще все вокруг. По субботам мы ликвидировали следы своего прежнего усердия с помощью стирательных резинок (ластиков). Пока трешь, вспоминаешь всех и вся. Но бросить нельзя, так как после приборки – увольнение в город, и от того, насколько чисто ты выдраишь свой участок стены, могло зависеть – увидишь ли ты сегодня своих родителей. Расписанием по приборкам, как и на корабле, каждому отводилось свое место. Кому класс, кому гальюн. И ничего тут не попишешь и не откажешься. Каждую четверть происходила ротация, для справедливости. Делать приборку в канцелярии командира роты считалось почетным делом. Во-первых, поближе к начальству, что иногда оборачивалось и другим концом, но главное – в канцелярии стоял телефон. Загрубив голос, можно было попросить телефонистку: «Кирочка, дайте город, пожалуйста!».



Кира Вадимовна Панина (с 1957 до 1962 года – Саенко) 17-летней девочкой пришла в училище в 1946 году и с тех пор чего только не слышала. В наши годы еще молодая женщина, она проработала на коммутаторе всю свою трудовую жизнь (до середины 1980-х). И только в годы перестройки, когда некоторые из нас уже заканчивали службу, выяснилось, что она – внучка последнего царского Морского министра адмирала И.К.Григоровича.
Много всякого может произойти, особенно во время приборки. Но по общему признанию умение убирать за собой пригодилось в будущем всем. И, как подытожил В.Крылов: «Таких качественных приборок я больше не делал нигде».
Большая приборка венчает трудовую неделю, после нее – заслуженное увольнение. А заслужить его было можно лишь при двух условиях: отсутствием двоек в классном журнале и примерным поведением.
Трудовой день в классе также начинается с приборки (если она не была сделана с вечера). Но вот все вычищено до блеска, выровнено в струнку. Звенит звонок, в класс входит преподаватель и начинается новая жизнь, или содержательный рассказ о том, что было, что есть вокруг, и что еще ожидает тебя в этой загадочной жизни.

[1] Этот факт подтвержден К. Калининым и В. Градосельским в апреле 2004 года в московском трактире «Кувшин» на собрании московской фракции нашего выпуска.
[2] Ироническая фраза из фильма «Судьба барабанщика»
[3] Бигос, (бикус, пигус) кушанье из капусты и кусочков различного мяса; в Польше и Литве и др.
[4] статья 297 КУ-ВМФ 1979 г.

Глава 4. Обучение



А.П.Белявская с учениками. Справа от нее видны Вася Калашников и Витя Жидких, слева - Валера Назаренко и Паша Евсевьев. Петроградская набережная. 1959 год.

Классы в училище имеют свои причудливые двузначные номера. Первая цифра – номер роты, вторая – номер взвода, который в обычных школах обозначается буквой. 71 класс – в школе бы назывался 5 «а». Мы будем все-таки называть их взводами (первый, второй и третий), а вместо номера роты будем называть класс, в котором мы в это время учились – от 5-го до 11-го.
Рассказ об учебе, конечно же, следует начать с уроков английского языка. Потому что их у нас было больше, чем любых других уроков: по семь часов в неделю. Но главное - с английским у нас связаны самые ранние и самые детские воспоминания.
На урок английского языка класс был поделен на две группы по 13-14 человек, каждая со своим преподавателем. Преподаватели английского тогда были совершенно особые люди. Они оказали на нас влияние большее, чем кто-либо другой. На кафедре (они в училище назывались предметными комиссиями) были опытные преподаватели: начальник подполковник Д.И.Эльянов, Н.Н.Избушкина, К.Н.Базилевская, М.И.Черняк, которые работали с первых лет. В 1944-1947 гг. воспитанники изучали по два языка: обязательный английский, а также немецкий или французский. Делалось это по инициативе Главкома ВМФ Н.Г.Кузнецова и прекратилось с его первым уходом с должности (1947). А в 1956 году приказом Министра Обороны [1] все суворовские и нахимовское училища были ориентированы на интенсивное освоение иностранных языков. В Нахимовском была значительно расширена программа изучения английского.



Два поколения преподавателей английского языка: ветераны, работавшие с первых лет истории училища, и молодежь, пришедшая после 1956 года. Нижний ряд: Д.И.Эльянов, Н.Н.Избушкина, К.Н.Базилевская, М.И.Черняк. Верхний ряд: М.С.Фрадкин, В.В.Певцов, Л.А.Неграш, С.Я.Воронин, В.А.Диже, Э.Я.Герцовская, Г.М.Грищенко, лаборантка лингафонного кабинета. 1964 год

Вот тогда-то в училище пришла плеяда молодых педагогов, только окончивших институты. Кроме того, все офицеры-воспитатели училища были заменены на офицеров, обучавшихся в Военном институте иностранных языков, снятых с 4-го курса и почему-то летчиков. Через два года почти все они постарались найти себе места достойнее, в училище остались, точнее, вернулись только Ф.Д.Пасечник и Ф.Д.Кравченко, завершившие свое образование в Педагогическом институте. У всех педагогов была единая, в те годы передовая система обучения. Младшими ребятами занимались педагоги-женщины. Такими и были наши первые преподавательницы: А.П.Белявская, В.Г.Игнатьева и Г.П.Грищенко. Первый год в первом и втором взводах нашей роты преподавали Белявская и Игнатьева, а в третьем – Белявская и непродолжительное время Галина Петровна Грищенко, дочь прославленного подводника.



Подводник № 2 (№1 - Маринеско А.И.). Грищенко Петр Денисович и его дочь Галина Петровна.

Анна Павловна Белявская, коротко побеседовав с нами на первом уроке, вдруг заявила, что это были ее последние слова на русском языке. Мы растерялись - как же мы будем ее понимать? И ведь понимали. Когда выучили все буквы алфавита, Анне Павловне кто-то задал вопрос: когда же, наконец, мы будем разговаривать? Тогда казалось, что стоит написать русское слово английскими буквами, и оно превратится в английское. Однако к овладению языком лежал долгий и трудный путь. Обучение шло от устной практики, минимум правил. Смысл некоторых заученных до автоматизма фраз дошел только в старших классах. Анна Павловна ставила нам английскую артикуляцию. Камнем преткновения было произношение сочетания «th», в частности артиклей the. При этом она так старалась и вкладывала столько души, что можно сказать – попутно возмещала нам дефицит материнского тепла. Саша Иволгин самозабвенно выводил ing–овые окончания и был у нее в любимчиках. К тому же он был запевалой в английском хоре, которым Анна Павловна руководила, и, кстати, сама неплохо играла на фортепьяно. Наконец, Анна Павловна совсем недавно вышла замуж. Наши предшественники, знают ее по фамилии Мазья, а при нас она уже готовилась стать матерью, что у некоторых ребят, озадаченных тайной деторождении, также оставило свой след.
В это время в другой группе вела занятия Валентина Герасимовна Игнатьева, она тоже, кстати, вышла замуж перед самым нашим приходом, в девичестве она была Корчагиной. Занятия вела спокойно и методично, и при этом была строгой. Однако и на ее уроках случалось всякое. Валера Гришин сидел в ряду у самой двери. Он прикинул, что сможет незаметно прокрасться в коридор, опустился на четвереньки, и тихо попытался осуществить замысел. Но учительница заметила маневр и встала у него на пути. Увидев перед глазами туфли, Гришин, не меняя позы, развернулся и также на карачках пополз обратно к парте. Валера Гришин училище не закончил. Белогуб встречал его в 1979 г. в Москве.
Как и в любом военном учебном заведении, дежурный по группе теперь встречал преподавателя с докладом: « Stand up! Shun! Comrade teacher! Class namber 71 is ready for english lesson. On list eleven, present ten. Nachimovite Melnichenko is on duty». Далее следовал ставший классическим вопрос «комрэд тычи»: “Who is absent?” – Кто отсутствует?
После урока группы вновь объединяются и взахлеб делятся впечатлениями: - Мы проходили «Here it is» - с нарочито русским нажимом на «р» говорят одни. - А мы – «Who is absent» еще более выразительно парируют другие.
В конце каждого года по английскому мы сдавали экзамены. До сих пор помнится экзаменационный текст 5-го класса на тему «Body and face»: Every morning I do my morning exercises. It is good for my body. It is good for every part of my body: for my arms, hands, legs, neck, chest… В.Полынько клянется, что помнит все песни, которые разучивал в хоре у Анна Павловны.
В последующие годы, в наши группы пришли другие преподаватели: Валентин Васильевич Певцов и Марк Семенович Фрадкин, Владимир Александрович Диже. Они продемонстрировали нам мужской подход к преподаванию языка.



Певцов Валентин Васильевич

Но к учительницам у нас сохранились те же чувства, что испытывает любой ученик к своему первому учителю. Анна Павловна уже долгое время живет с мужем в США. Несколько лет назад она приезжала в Санкт-Петербург и встречалась со своими коллегами. Судя по фотографиям, хорошо выглядит и, видимо, счастлива.
А Валентина Герасимовна, видимо, благодаря своей природной требовательности, стала директором школы № 238 (Адмиралтейский канал, д. 11) с углубленным изучением английского языка. Одно время она возглавляла одну из комиссий по присуждению медалей за успешное окончание средней школы. Тогда то ее и встретил Валя Овчинников, поскольку среднюю школу экстерном заканчивала его дочь Настя.

***

Из первых учителей математики запомнился Кузьма Егорович Жерздев. Он носил шляпу, похожую на котелок, и вообще, был человеком странноватым. То смачно плюнет в урну и подолгу рассматривает результат. А то во время урока внезапно выйдет в гальюн. Скоро стало очевидным, что он там расширял сосуды с помощью спиртного. При этом пил из горла четвертинки маленькими порциями, а оставшееся затыкал пробкой, сделанной из скрученной газеты, закладывал во внутренний карман пиджака и ободрённый, возвращался в класс. Один раз его подловили во время этой процедуры и заперли в гальюне на швабру.
Но нужно отдать Кузьме Егоровичу должное – при всем при этом он виртуозно владел вычислениями на счетах, и умудрялся не только складывать и вычитать, но (что вызывает сомнение) возводить в степень и брать логарифмы. А то, что мы усердно решали на доске, он проверял двумя-тремя щелчками костяшек. У Васи Калашникова и проверять было нечего, и Кузьма Егорыч, ставя ему уже которую двойку, доводил его до слёз, приговаривая при этом: «Не плачь! А то сейчас ещё одну двойку поставлю!». И ставил. А однажды он влепил Ваське сразу четыре двойки подряд за один урок. В журнале они заняли последние клеточки, и мы утешали Васю тем, что уж в ближайшие дни его наверняка не вызовут, так как клетки в журнале на эти дни уже заняты.
Однажды Кузьма Егорович щелкнул кого-то из нахимовцев по лысой голове, а тот вдруг вывалился из-за парты и упал. Подошедшие друзья нагнулись над «бездыханным» телом и, сожалея, заявили: «Эх, Кузьма Егорович, такого человека убили!», и в гробовой тишине потащили товарища в коридор. Кузьма Егорович не на шутку сдрейфил, но раздавшийся вскоре ребячий хохот все вернул на свои места.



С 6-го класса и до самого выпуска все разделы математики нам преподавала Нина Александровна Груздова. Попав в военное училище, она уж слишком буквально поняла требования строевой дисциплины и любила, когда устраивала проверки по устному счёту, подавать ею же придуманные команды: «Ручки взять!», «Ответ или черточку (если нет ответа) записать!», «В пол-оборота сесть!», «Листы передать», и т.д. За что получила прозвище «Строевичка». А её классическое выражение «ложный стыд»? Оно до сих пор иногда нами используется в беседах на наших традиционных встречах. Этим выражением она однажды защитила от неодобрительно гула класса Володю Миронова, когда тот нечаянно, но громко испортил воздух. С тех пор и пошло гулять: «ложный стыд», к месту и ни к месту.
Преподавателем Нина Александровна была довольно хорошим. Замечательный методист. Очень интересно вела кружок математики. Говорила при этом, что она училась у самого Брадиса. Владимир Модестович Брадис известен своими четырехзначными таблицами логарифмов ("Таблицы четырехзначных логарифмов и натуральных тригонометрических величин"). Основные его труды посвящены теоретической и методической разработке вопросов повышения вычислительной культуры учащихся средней школы. Видимо, это передалось его ученикам. В 1920-1959 гг. он почти безвыездно работал в Тверском институте народного образования (Калининский педагогический институт).



Н.А.Груздова ведет урок математики.

Как Нина Александровна пересеклась с Брадисом неизвестно, но культура вычислений у нее действительно была высокой. Благодаря приемам устного счета, которым она нас обучила, мы могли спокойно решать довольно сложные примеры. Многим (хотя и не всем) это очень пригодилось в жизни. Александр Белогуб поражал своих компьютеризированных учеников уже в ХХI веке, когда сам работал в школе.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю