Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 16.

В.К.Грабарь."Пароль семнадцать". Часть 16.

Конечно, официально оговаривался участок прилегающей территории, по которому нахимовцам дозволялось свободно передвигаться вне строя: до Домика Петра или до площади Революции (ныне Троицкой), в зависимости от состояния дисциплины в училище.



Нахимовцы В.Строгов (слева) и В.В.Иванов на спортплощадке перед учебным корпусом. 1964 год.

Перед зданием училища с юга, на месте нынешнего сквера с фонтаном, были оборудованы спортивные площадки: баскетбольная, волейбольная. Зимой на их месте заливался каток. Володя Полынько во время игры в снежки упал от подножки, которую ему подставил Голубев, ударился ухом о скамейку, и сутки провел в санчасти. А Марку Козловскому после удара Калашникова головой во время игры в футбол теннисным мячиком пришлось накладывать скобки на рассеченную бровь.
Основное гуляние проходило на этих площадках. Но иной раз можно было в рабочей одежде без всяких увольнительных полулегально гулять вплоть до «Великана», и никто нас за это не наказывал, если при этом ты никуда не опоздал. Час воздуха организовывался просто: открывались ворота и ты, хоть и относительно, но свободен.

***

Ребенок не знает, что такое – просто стоять, и всякий раз, когда выдается свободная минутка, он должен непременно что-то сотворить. Вряд ли стоит объяснять школьникам настоящим и бывшим, что такое перемена и как много можно успеть за 5-10 минут. Набор «коротких дел» здесь стандартен. Играли мы и в блошки, и в пристенок – во все, чем развлекали себя дети многих поколений.
Играли и в домино, чаще в козла или “ЧЧВ“.



Доминошная игра «Козел» и сейчас всем известна, а «ЧЧВ» теперь уже надо объяснить. Название игры образовано сокращением от - Человек Человеку – Волк, и возникло в пику одной из заповедей Кодекса строителя коммунизма - человек человеку друг, товарищ и брат. Игралась она в четыре конца от первого дупеля, в ней каждый играл за себя и еще из вредности мог закрыть дупелем любой удобный для других игроков конец.
Часто устраивали элементарную кучу малу, или выстраивали «слона». Правда, после того как Витя Крылов сломал ногу, этих «слонов» стали разгонять командиры. Возня затевалась в любую свободную минуту, а уж на перемене непременно. В повседневной жизни мы ходили в синем рабочем платье. Тогда наиболее активных ребят можно было узнать по коленям и локтям – они обычно были испачканы красной мастикой, которой натирались полы.
Некоторые из импровизированных состязаний просты по замыслу:
- кто дальше плюнет (здесь лидировали Коновалов и Задворнов);
- кто дальше проедет на ногах по паркету коридора;
- кто быстрее пролезет под кроватями и др.
Но смысл некоторых игр отнюдь не вытекает из названия и требует пояснений.
Например: переговоры. Это - кто кого переговорит в придумывании прозвищ. Придумывание быстро превращалось в передразнивание, и это состязание превращалось в театральное зрелище – в ход шло все, а в конце конечно – кулаки.



Ковыряние в носу. Противники садятся друг против друга, выдирают из швабры по жесткому волоску, суют их один другому в ноздри и наяривают ими до тех пор, пока противник не сдастся. Оба, конечно, в слезах.
Игра в ластик. Перед стенкой выстраивается толпа. Кто-то первый бросает в стену стирательную резинку, так называемый ластик. Вращающийся ластик отскакивает от стены в непредсказуемом направлении. Вся толпа бросается за ним. Тот, кто ухватил этот ластик и сумел целым выбраться из кучи, получает право бросать его в следующий раз.
Сражение на конях. Роль коней выполняли мощные ребята из первого взвода, а всадников – легкачи из третьего. Цель – выбить противника из «седла». У Грабаря бессменным конем был Женька Смирнов, ему эта роль явно нравилась, и они, надо сказать, достигли приличного уровня джигитовки.



Володя Коновалов изобрел совершенно оригинальное развлечение: скоростной спуск по ступеням парадной лестницы. За полувековое существование они и так были порядочно стерты предыдущими поколениями школьников. Было два способа спуска. Первый – вперед спиной, стоя, держась за поручни. Подошвы при этом шлепали о ступени, создавая эффект кастаньет. Второй – вперед ногами, на пятой точке, отталкиваясь от ступеней, как бобслеисты на старте. Во втором варианте можно было соревноваться наперегонки. А еще, задрав носки, можно было перейти на железные подковы каблука, что ускоряло спуск до чрезвычайных скоростей. А шум был таким, будто с лестницы спускали пулемет «Максим» на колёсах. И, что удивительно, благородный камень лестницы выдерживал все наши эксперименты.
Коробок. В старших классах некоторое время развлекались так: на край стола клался коробок спичек, который щелчком большого пальца надо было подбросить, в зависимости от того: плашмя или на одно из ребер опустится коробок, начислялись очки. Проигравший должен был носом провести злополучный коробок по краю крышки стола.
Сюда надо добавить настольный теннис во всех вариантах: без сетки, без ракеток и без шарика. Не обойти, конечно, и дворовый футбол, в который играли в любую минуту. Но о футболе пояснения и не нужны.
Все это вместе взятое и есть школьная перемена. Перемена рода деятельности. Надо сказать, что представленный нами список – наиболее полный перечень забав применяемых школьниками. Должны, однако, предостеречь: не пытайтесь повторить их. Для этого нужны годы тренировок и десять минут той поры, когда ты еще школьник. То же можно сказать и о драках. Дети дерутся совсем не так как взрослые.



Драки в первые годы были неотъемлемой частью нашего существования. Кто лучше или кто прав - часто выяснялось с помощью кулаков. Кулаки шли в ход, когда не хватало слов. Еще чаще дрались без повода, по принципу: «Давай стыкнемся», то есть просто так, лишь бы потолкаться. Позже стычки стали способом насадить собственное мировоззрение. Это была форма самоутверждения, и в какой-то мере борьба за лидерство или же своеобразной формой протеста против вольных или невольных унижений. Но со временем драки случались все реже. С возрастом стало понятно, что в общежитии умнее и выгоднее договариваться, а не добиваться краткосрочного преимущества силой. Поэтому в старших классах отношения становятся нарочито уважительными, чинными и предупредительными. И по какой-то причине прослеживается совершенно четкая закономерность: те, с кем ты когда-то дрался особенно жестко, становятся потом твоими лучшими друзьями.
Берзин вспоминает, что, когда он пришел в училище, а поступил он годом позже, ему, как и всем прибывающим, была устроена «проверка на прочность». И организовывал ее ни кто иной, как Слава Калашников, его в будущем лучший друг. То же наблюдалось и у Грабаря с Сиренко. Сашка был маленьким, кучерявым мальчиком со смугловатой кожей, за что его звали Максимкой, как и героя рассказа Станюковича. При этом он был обидчив и упрям до крайности. Грабарь же тогда был для третьего взвода даже крупноват, и ершистость мелкокалиберного Сашки его раздражала, и он просто размазывал Сашку по стенке или вытирал им классную доску. Но оба они хорошо рисовали, и имели творческий склад ума и вскоре не только подружились, но и сравнялись ростом.



Нахимовец Саша Сиренко. Лето 1959 года.

Таких примеров много. В тоже время были и случаи совершенно другого рода. Саша Белогуб, большой человек с мягким сердцем подметил, что при всей мальчишечьей прямоте и жестокости отношений, нередки были и появления по-настоящему братской любви. Это произошло с ним в одну из наших поездок: «…на обратном пути я буквально засыпал, голова запрокидывалась назад и билась о металлическую ручку сиденья автобуса (наверное, я уже заболевал, т.к. на следующий день оказался в санчасти с ангиной). Так кто-то из сидящих сзади (так и не знаю кто) подложил мне свой бушлат под голову и придерживал ее всю дорогу». Это были первые ростки того чувства взаимосвязи, которое и сделает нас всех если не братьями, то, во всяком случае, наполовину родственниками.

***

После часа воздуха начинали свою работу предметные кружки, кружки художественной самодеятельности и спортивные секции. Основные места проведения досуга: мастерские, спортзал, библиотека, клуб. В училище было практически все для разумного отдыха, а относительно высокая организация позволяла успеть очень много. Полынько, например, занимался биологией, химией, в математическом кружке, а также и спортом: вольной борьбой и стрельбой из мелкокалиберной винтовки.
В один из первых дней учебы после поступления в училище, всю роту собрали в одном классном помещении. В класс вошли несколько человек и объяснили, какие кружки и секции работают в училище, чем в них занимаются. И тут же стали записывать всех желающих. Высокие ребята из первого взвода - С.Мельниченко, Е.Смирнов, А.Белогуб, А.Градосельский, В.Лебедь, А.Алехин, Б.П.Борисов - пошли в баскетбол, в конце обучения они составят костяк сборной училища. Низкорослых из третьего без разговоров брали в гимнастику. В бокс записывали всех - там после нескольких занятий неподходящие «отпадали» сами. Пловцов отбирали на занятиях по плаванию. Тут тоже были отличившиеся. Миша Московенко пришёл в училище, имея уже первый юношеский спортивный разряд по плаванию, и с первого же урока в бассейне получил прозвище «головастик». Он и Дима Аносов плавали потом в сборной училища, а это - доппаек и освобождение от приборок. «Сколько себя помню, - признался Миша, - все со швабрами, а мы в автобус и в бассейн во Фрунзе». Сборная – это еще и дружба со старшими нахимовцами, а это: Шуваев, Скрыпник, Великий, Шереметьев, Луцук, Матвеев.



Шереметьев Борис Евгеньевич, выпуск 1963 года. В.Аникин и Б.Шереметьев в гостях у главного редактора вице-адмирала Г.Щедрина. - Ветераны в родной редакции. Фото Ю.Пахомова. - Морской сборник № 3, 2008 г.

К девятому классу Миша «сделал» 3-й взрослый. Но 2-го так и не достиг. В последние годы была организована секция подводного плаванию - в ластах и в маске с трубкой – и число желающих плавать увеличилось. А Толе Литвину, который до училища успешно занимался теннисом, была предоставлена возможность заниматься в городской теннисной секции. Вообще спортом занимались практически все. В основном занимались гимнастикой, боксом, плаванием и баскетболом. В секции отбирались наиболее способные. Но, кажется, не возбранялось посещать никому.
С тех пор, как все куда-то записались, у каждого в училище появились свои «тропки»: кто-то шел в клуб, кто - в спортивный зал, кто – в мастерские, а кто – в один из учебных кабинетов. С разной периодичностью работали кружки: Литературный, Математический, Географический, Химический, Радиотехнический, Английского языка, Изо и черчения. Юный историк и Юный натуралист, Юный техник и Юный моделист, а также кружок киномехаников.



Кабинет литературы. 1964 год.

О предметных кружках, организованных при учебных кабинетах, мы по существу уже рассказали, ибо там трудно отделить: где кончаются занятия и начинается работа кружка, разве что теперь эти занятия проводились для тех, кто действительно увлекался предметом. Но были места, пропуском в которые был талант или непреодолимое желание заниматься любимым делом. К таким местам можно отнести актовый зал училища, который чаще все называли клубом.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю