Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Отпуск Немыкина. Юрий Ткачев. Окончание

Отпуск Немыкина. Юрий Ткачев. Окончание

До Камышков Немыкин добрался без особых приключений. Деньги он больше не доставал и, даже на автовокзале в Саратове не соблазнился горячими пирожками с печёнкой, которые очень любил. Тем более, что и тут бродили цыганки. Впрочем, они были с сумками, ждали автобуса, и ни к кому с гаданиями не приставали.
В родительском доме «шифрика» встретили ахи-охи, вздохи, поцелуи родни и крепкие объятья друзей. Петя с широкой улыбкой на лице принимал парад. На его черной тужурке сияли две медали, разные значки: за классность, «За дальний поход», какие-то ещё жетоны, которыми его снабдили друзья-сослуживцы.
Потом был длинный стол под навесом в саду, незамысловатые тосты, неимоверное количество самогона под натуральную деревенскую закуску.
- За тех, кто в море, на вахте и в дозоре! - выдал очередной тост Немыкин.




Все дружно пили за моряков, за Тихоокеанский флот, потом за здоровье стариков, за прекрасных дам. Прекрасные камышковские дамы были уже пьяны вдрабадан, потому что застолью шел уже пятый час.
Поскольку была суббота, всей гурьбой повалили на танцы в сельский клуб. Петя шёл во главе разношерстной толпы в расстёгнутой тужурке со всеми регалиями. Под руки его держали две весёлых подруги. Они хохотали и приплясывали.
- Песню за-пе-вай! – скомандовал отпускник и сам запел «Варяга».
- Врагу не сдаётся наш гордый «Варяг», пощады никто не жела…а…а…ет! - пели все недружно, но зато мощно.
В душном зале клуба собралась вся местная молодёжь. Немыкина все знали и подходили поздороваться – парни за руку, а девчата - поцелуем в щёчку. От поцелуев у Пети всё лицо было в красных пятнах помады.
Потом танцевали, потом «шаман» пригласил всех в буфет и угощал пивом и бутербродами. После пива пили шампанское «за приезд героя-тихоокеанца». Щедрый Петя выгребал остатки отпускных денег на кутёж.
Под занавес, когда закончились танцы и музыканты ушли со сцены, какой-то пытливый паренёк рассмотрел Петины награды повнимательней.
- Ты чо дурку гонишь, Петро, - сказал он при всей компании, - две одинаковых медали ещё никому не давали, гляньте, чо тут у него пришпилено!
Все посмотрели медали и загоготали.
- Ну, ты Петя, даёшь!
Обидевшись, Немыкин с размаху заехал бдительному дружку в ухо. Спонтанно и как-то радостно началась драка. Через пять минут махаловки никто уже не помнил, из-за чего она произошла. Все с великим удовольствием лупили друг друга, как это бывает только у русских людей, когда они находятся в настроении и изрядном подпитии.




Драка крестьян при игре в карты. Адриан Браувер. Дрезденская галерея.

Били вначале кулаками, потом в ход пошла мебель. По свистку подоспевшей милиции, так же внезапно, как началась, драка закончилась.
Зачинщика – Петю Немыкина - повязали и увезли в милицейский участок. Там составили протокол о хулиганских действиях тихоокеанца.
Подсчитали нанесённый ущерб – 57 рублей. В такую сумму оценили работники клуба разбитые стулья и хрустальную люстру. Хотя, если честно, люстру Петя не трогал, она упала на головы драчунов сама от сотрясения воздуха.
Ещё до потасовки мичман потратил на угощенье односельчан около шестидесяти рублей и теперь последние свои гроши отдал начальнику клуба, чтобы не возбуждали уголовное дело.
Так в первый же день своего отпуска «шаман» Немыкин остался совершенно без денег. Надо было заказывать «буксиры»…
Получив телеграмму с текстом «Срочно шли три буксира» мичман Храмов озадачился. После убытия «шамана» в отпуск не прошло и трёх суток. «Вот это Петя кутит!» с восхищением подумал Саня Храмов.
По внутренней трансляции Храмова вызвали в каюту замполита Синютина.
- Что это за телеграммки странные вы получаете от мичмана Немыкина, - подозрительно спросил зам, - какие ещё там буксиры в саратовской глуши?
Храмов сопел и молчал. Выдавать друга не хотелось.
- Вам не кажется странным тот факт, что наш шифровальщик шлет кодированные депеши о каких-то буксирах? - глядя в упор на Саню Храмова, тягуче процедил замполит. - Пойду-ка я в особый отдел дивизии, чёрт его знает, может Немыкина завербовали? Может он уже и не в Камышках вовсе, а за бугор пытается свалить?
Храмов заволновался.
- Товарищ капитан-лейтенант, может это он денег хочет? Может отпускные закончились? А открыто попросить стесняется.
- Не порите чушь, мичман Храмов, я вам не верю - холодно ответил замполит, - ваш дружок получил больше трёхсот рублей отпускных, проездные билеты туда и обратно ему купила Родина, пропить такие деньги за двое суток не под силу даже адмиралу в лучшем ресторане Владивостока.




Замполит Синютин подозрительно посмотрел на Храмова.
- Я думаю, что вы лично вступили с ним в преступный сговор, хотите вместе Родину продать, - убийственно добавил замполит, - идите пока к себе, но с лодки, ни шагу. Я вахту предупрежу.
И закрутилось – завертелось. Послали телеграфный запрос в село Ал-Гай - районный центр: становился ли на воинский учёт мичман Немыкин. Оттуда ответили, что мичман Немыкин из Камышков не приезжал и на воинский учет не становился.
Да, и как горемыка мог приехать, если к третьему дню пребывания в родном селе он самостоятельно уже и двигаться не мог? Хоть и денег не было у Пети, но зато было много друзей, подруг, двоюродных и троюродных родственников.
От двора до двора «шамана» водили под руки. Не прийти в гости значило кровно обидеть. В гостях Петя дегустировал самогон и оставался ночевать, не дойдя до дома. До девушек ни руки, ни всё остальное у него никак не доходило, несмотря на прогнозы друга Храмова «дружить по очереди» с ними.
Приехала из Саратова старшая Петина сестра – врач областной поликлиники, увидела это безобразие и увезла пьяненького папу и усталую от празднеств маму с собой.
- Пётр! – строго сказала она брату на прощание, - езжай назад, алкаши тебя угробят.
После многочисленных застолий Петина тужурка превратилась в засаленную тряпку с вино-водочными разводами. Где-то потерялась вторая юбилейная медаль. На фуражку постоянно кто-нибудь садился, и она приняла форму блина с треснувшим посередине черным козырьком. Но это были мелочи.




Самое главное, что Немыкин не мог найти своего портмоне с удостоверением личности и проездными документами. Все нетрезвые попытки найти их были пустыми. Кожаный, черный бумажник канул в неизвестность.
Смутно вспоминалась гулянка на берегу огромного пруда, вырытого посреди села. На его месте раньше была балка, густо поросшая камышом (отсюда и название села), а теперь любимое место отдыха сельчан.
На той гулянке, как вспоминал Петя, он часто снимал свою флотскую тужурку, где во внутреннем кармане лежал бумажник и накидывал на плечи Насте Рыжовой… или, может, Катьке Зайцевой?
Потом гулял с какой-то девчонкой до лесочка – единственного островка зелени в засушливом степном селе. С кем он там гулял, Петя не помнил. Искали документы и в лесочке, и на берегу пруда, но безуспешно.
Через пять дней в Камышки приехала в отпуск новая сельская знаменитость – Колька Медведев. Он был капитаном и служил в ВДВ. Своей мускулистой фигурой и богатым «иконостасом» на груди он затмил «флотоводца» Петю с его жидкими побрякушками. И деньги он не растрынькал по дороге в родимые Камышки, в отличие от мичмана.
Про Немыкина с его проблемами все тут же забыли. Дома у него всё было выпито и съедено. Коварные девушки переметнулись к Медведеву. Тот теперь «зажигал» в клубе, а Немыкин сидел дома и никуда не ходил.
Сердобольная соседка баба Дуся приносила ему остатки от еды своих домочадцев и почти целые «бычки» от папирос и сигарет.
…Замполит Синютин перехватил вторую телеграмму, предназначенную «резиденту» Храмову: - «Саша все мои буксиры утонули тчк перелёт невозможен жду буксиры».
Как и первую немыкинскую депешу, он передал телеграмму в особый отдел дивизии подводных лодок.
- Специалисты разберутся, - зловеще сказал он арестованному и посаженному под замок, мичману Храмову.
Сверху командиру немыкинского атомохода поступила команда: разобраться, найти и доставить! Прохождение некоторых команд на флоте занимает довольно большой промежуток времени.
Пока готовили поисковую группу, пока выписывали командировку, от Немыкина пришла еще одна срочная, кричащая телеграмма. Теперь уже лично командиру атомохода.
Это была совсем не шифровка, и в ней был понятный всем текст: «денег нет зпт проездные и удостоверение потерял тчк умоляю увезите меня отсюда домой в дивизию тчк Немыкин».




© Юрий Ткачев / Проза.ру - национальный сервер современной прозы

0
firstclasscommander
02.04.2011 16:55:28
домой в дивизию тчк Немыкин
"...кроме водки ничего. Проверено. Наш товарищ"(В.С. Высоцкий) :oops:
0
Юрий Ткачев
02.04.2011 17:06:14
Отпуск на родине - это жуткое дело! Выпить надо со всеми, чтобы не обиделись - друзья, родственники, одноклассники, соседи...
0
firstclasscommander
02.04.2011 23:40:21
Да. Помню. Народ ведрами запасался пивом (когда оно было в дефиците) и ждал, когда отпускной морячок большую сумку с рыбкой под пивко доставит.

При переезде с КТОФа на Запад в контейнер погрузил две бочки (по 100 кг) горбуши. Наелись все - родня и воинские начальники. Очень много лет прошло, а помнят.

Пиво давно не пью, так как врачи только водку разрешают, но вспоминаю те дни, когда в одном месте :cry: в избытке концентрировались два дефицита.
0
Юрий Ткачев
03.04.2011 08:32:37
А вот я насчет бочек не догадался, хотя уезжал с Сахалина:cry:
Зато в каждый отпуск приезжал с рыбой и меня друзья и незнакомые поили пивом за кусок горбуши или пристипомы (была тогда такая жирная рыба на Дальнем Востоке).
Страницы: 1  2  


Главное за неделю