Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,86% (53)
Жилищная субсидия
    19,28% (16)
Военная ипотека
    16,87% (14)

Поиск на сайте

Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 38.

Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 38.

БРУСНИГИНЫ. Леонид Димент.



ЕВГЕНИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

Помещение роты состояло из широкого коридора, часть которого, вдоль окон, выходящих во двор, была заставлена столами. Это наша столовая. Напротив - двери в классные комнаты и в кубрики (у каждого взвода, читай – класса, свой). Так вот, в этот коридор дважды на моей памяти выходили нахимовцы, демонстрируя скорбь. Один случай – смерть товарища Сталина. Другой – отъезд из 1-го взвода старшины Бруснигина на учёбу в Питер.



Вернулся он в качестве лейтенанта – командира того же 1-го взвода. Скажу честно – меня, инкубаторского, как и других, смерть вождя повергла в уныние. Когда с пелёнок дули в уши: Дорогой товарищ Сталин, дорогой товарищ Сталин…. С ним все подвиги и победы. Отец народов…. И т. д…. Поневоле проникнешься чувством непоправимой потери. Однако скорби не обязательно должна сопутствовать демонстрационность. Не хватало ещё рвать на себе волосы, словно на кавказских похоронах. Конечно, выходили из класса в общий коридор, размазывая сопли, не все, а некоторые. Но, вне всякого сомнения, горе или печаль от ощущения потери была присуща всем детям. И меня, воспитанника другого, 3-го взвода, уже взрослого, в 1974 году, на тридцатилетии ТНВМУ, очень порадовала тёплая встреча Бруснигина бывшими нахимовцами. Возникло даже непривычное чувство гордости за него, когда на торжественной встрече в Доме Офицеров при чествовании, его имя вызвало такую же бурную овацию, как и имя Леонида Николаевича Потапова – всеми любимого учителя черчения и рисования. Были восторги и при упоминании других имен в той или иной мере. Но чувство благодарности Потапову и Бруснигину зашкаливало.



Дежурный по училищу капитан-лейтенант Б.В.Шайхетов и дежурный по роте карантина старшина 1 статьи Е.В.Бруснигин принимают нового кандидата в воспитанники Петра Зайцева. Тбилиси, 1944 год.



Помощник офицера воспитателя старшина I статьи Евгений Васильевич Бруснигин награждён Начальником ТНВМУ личной фотографией при развёрнутом Знамени Училища за успехи своего класса в учёбе и дисциплине. Фотография предоставлена Ириной Валентиновной Мартыновой, дочерью подполковника В.П.Николаенко.

Эдуард Карпов. Я ВЫРОС В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ. Санкт-Петербург 2007. ОТРОЧЕСТВО. Продолжение.

Помимо всего прочего нас обучали еще и бальным танцам. Уроки танцев вели профессионалы, он и она, красивые и стройные грузины, свободно говорящие по-русски — увы, их имена я уже забыл. Но зато хорошо помню, как изящно они танцевали, показывая нам тот или иной танец. Поначалу они терпеливо учили нас, неуклюжих пацанов, стоять «в третьей позиции» и правильно выполнять отдельные «па», а затем учили танцевать разные бальные танцы: польку, краковяк, молдавеняску, па-де-катр, па-де-патенер, полонез-мазурку, вальс.
Один-два раза в год в училище проводился бал (именно «бал», а не «танцы»). На бал в организованном порядке приглашались девочки из одной или двух женских школ. Можно было также приглашать и своих знакомых девочек (это, в основном, был удел первой роты). Девочки являлись на бал в коричневых школьных платьях с белыми передниками. Желающие танцевать мальчики из трех старших рот приходили на бал в выходной форме и белых перчатках.




Мирзоян Михаил Давыдович - преподаватель танцев и распорядитель училищных балов в 1946-1952 годах.

Для проведения бала большой актовый зал училища освобождался от стульев, а училищный оркестр располагался на сцене. Распорядителем бала был учитель танцев. Объявив очередной танец, он первым начинал танцевать его со своей партнершей, демонстрируя нам, как красиво это нужно делать. Обычно бал открывался полонезом-мазуркой. Для преодоления стеснительности будущих офицеров им перед началом бала давалось строгое указание: при объявлении танца немедленно направляться к девочкам и приглашать их на танец (первую половину бала девочки и мальчики толпились обычно по разные стороны зала). Указание «кавалерами» выполнялось, и весь процесс бала проходил довольно организованно. Во время каждого танца большое количество танцующих пар чинно двигалось по кругу друг за другом. Все выглядело так, как бывало когда-то «в старое время» в хороших кадетских корпусах. Иногда на балу появлялся начальник училища с супругой. Они усаживались на небольшом балкончике и с явным удовольствием смотрели на танцующих.
Для многих ребят училищные балы были местом первого в жизни и весьма деликатного общения с девочками. Увы, после окончания нахимовского училища мне больше ни разу не пришлось танцевать бальные танцы. Жизнь в стране стала быстро меняться, и в танцевальные залы стремительно ворвались «запрещенные» ранее танго, фокстроты и все то новомодное, что появилось потом.


От редакции.

Преподаватели Мирзоян Михаил Давыдович, его партнёр и коллега Ионисиани Маргарита Константиновна, Горский Сурен Григорьевич, незабываемая божий одуванчик Софья Львовна Гусарская (музыкальное сопровождение) – вот тот маленький коллектив учителей, кто из деревенских увальней и нескладных мальчишек делал блестящих кавалеров, владеющих и бальными, и современными танцами. Нахимовцы учителей не забыли. Так самозабвенно эти педагоги отдавались работе с нахимовцами.



"Потомки Нахимова". Н.Лабковский (фото Г.Геловани и Н.Шифрина). - Смена № 3, 1944 г.

Бальные танцы. Герой Советского Союза Соколов Валентин Евгеньевич.

Самые необычные уроки для ребят нашего возраста были уроки танцев.
- «Будущие офицеры Флота должны уметь все делать», - любил повторять наш «батя» - начальник училища адмирал Новиков.
И нас учили танцам – в основном, это были бальные танцы. Современные джазовые "танцульки" в наше время запрещались.
Преподавателями танцев были грузинские танцоры, которые в совершенстве знали свое дело и терпеливо обучали танцевальному искусству увальней – неуклюжих "пацанов".
Несмотря на грузинский темперамент наших учителей, они смогли найти подход к ребятам и вскоре, после сдачи зачетов (такая была программа обучения), нам было разрешено участвовать в праздничных новогодних вечерах.
В училище проводились балы, на которые приглашали девочек из женских школ города Тбилиси. В основном это были дети из русских семей.
Мы очень тщательно готовились к таким праздничным мероприятиям. Нашу выходную форму мы сами стирали, утюжили и обязательно дополняли белыми перчатками.
Однако до конца мы так и не поняли, когда и зачем солидному морскому корабельному офицеру пригодятся эти танцы.
У нас еще не было знакомых подруг, и мы с неохотой и подозрением относились к приказанию офицеров-воспитателей во время бала обязательно первыми приглашать девочек. Приказание выполнялось, о чем девочки даже не догадывались. Запомнилось, что все девочки были в одинаковых нарядах: школьная форма и белый передник.
Бал проходил торжественно под руководством наших учителей танцев и в сопровождении училищного духового оркестра.
При такой «активности» нахимовцев в клубном зале во время танца собиралось большое количество пар, которые чинно шествовали по кругу друг за другом. Вот так мы впервые в жизни учились культуре общения с девчонками.




Из этого училища выйдут всесторонне развитые и образцово воспитанные моряки, достойные называться потомками Нахимова.

Шевченко Вадим Николаевич, выпуск 1953 года. Кандидат военно-морских наук, старший научный сотрудник, профессор АЕН РФ, капитан 1 ранга в отставке.



Нас обучали бальным и классическим танцам. А какие устраивались впечатляющие и волнующие балы с приглашением очаровательных сверстниц. Правда, они проводились для старших воспитанников. Малышей же к ним не допусками, но малыши искали любую возможность, чтобы быть рядом и подсматривать этот фейерверк мальчишеских чувств. Дух захватывало от их торжественности, радость общения нас - мальчишек в морской форме со школьницами в бальных нарядах во время училищных вечеров. Здесь с благодарностью хочется вспомнить нашего учителя танцев Мерзояна, которого мы любя называли "маркиз-де-Мерзоян". Его призыва к танцам: "Les cavaliers invitent les damas" или "Les cavaliers chercheut les damas" и вызывали огонь мальчишеских чувств, и уже ничего не могло остановить нас. Возбуждение и радостные, с определенной долей робости, мы приглашали "дам" и кружились в вихре танца.
Нам преподавали иностранные языки, прививали правила хорошего тона, знания этикета.
Каждый из нас, выбрав дорогу к морю, мог найти себя в искусстве и в литературе, в музыке и в живописи. Для этого были созданы все условия. Посеянные в благодатную почву семена, дают, как известно, хорошие всходы. Среди воспитанников училищ были достаточно талантливые музыканты, певцы, поэты и живописцы. Но никто из нас не жалел, что вступил на путь служения Родине в рядах ее славного Флота.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович


Главное за неделю