Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

РОДОСЛОВНАЯ. Николай Верюжский, рижский нахимовец выпуска 1953 года. Кратко о своём детстве, родителях и родственниках. Часть 29.

РОДОСЛОВНАЯ. Николай Верюжский, рижский нахимовец выпуска 1953 года. Кратко о своём детстве, родителях и родственниках. Часть 29.

За свою непрерывную 37-летнюю военную службу Елисей Петрович Суходольский был всемилостивейше пожалован высокими наградами: орденом Святой Анны 3 степени с бантом, высшим военным орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4 класса, а также знаком «Отличия беспорочной службы за ХХ лет».



Орден Святой Анны. Орден Святого Георгия. Знак «Отличия беспорочной службы за ХХ лет».

В семье Елисея Петровича и Александры Александровны Суходольских родилось и выросло шесть детей, которым, по каким-то причинам давали малораспространённые, но оригинальные имена: Евлалия (1838 г.р.), Ливерий (1840 г.р.), Виталий (1844 г.р.), Авенир (1845 г.р.), Геронтий (1849 г.р.), и Капитолина (1857 г.р.).
Несмотря на свою молодость, которая, как известно, быстро проходит, моя прабабушка Александра Александровна Суходольская оказалась весьма энергичной, строгой, деятельной хозяйкой и заботливой матерью, умело воспитавшей такую ораву детей, четверо из которых были мальчики.
Евлалия Елисеевна старшая дочь Елисея Петровича Суходольского, двоюродная бабка, в замужестве Осипова, проживала в Ярославле.




Евлалия Елисеевна Осипова (Суходольская). Средина 1850-х годов.

Известно, что у неё были две дочери: старшая Варвара Васильевна по мужу Рыкова и младшая, ранее упоминавшаяся, Конкордия Васильевна.
Все четыре сына Елисея Петровича, моего родного прадеда, выросли в дружной семейной обстановке, прошли обучение в кадетских корпусах, получили военное образование и, продолжив семейную традицию Суходольских офицерской службы в армии, разъехались по дальним полкам и гарнизонам.
Достоверно известно, что старший сын Ливерий в 1852 году начальное военное обучение проходил в Орловском Бахтина кадетском корпусе. С большой уверенностью могу сказать, что средние братья Геронтий и Виталий также обучались в кадетских корпусах. Младший сын Авенир несколько позднее обучался в Первом Московском Кадетском корпусе. Сохранился похвальный лист кадета Авенира Суходольского, подписанный Директором ПМКК генерал-майором В.И.Ждан-Пушкиным и выданный «в знак внимания к отличному вашему благонравию, прилежанию и успехам в науках начальство признало справедливым назначить вам подарок: «Тридцатилетняя война» Шиллера, «Сочинения и природа» Льва Мея».
Сыновья, обременённые воинскими делами офицерской службы, к родителям в Углич наведывались не часто, ограничиваясь только перепиской, которую, как правило, вели их жёны. Жену Авенира Елисеевича звали Вера Павловна.




Авенир Елисеевич Суходольский. Средина 1870-80-х годов.

Более подробных сведений о них, к сожалению, не сохранилось. По отрывочным семейным воспоминаниям известно, что кто-то из братьев, находясь в отряде генерала М.Д.Скобелева (18431882), принимал участие в боевых действиях в 18771878 годах по освобождению Болгарии от турок под Плевной и на Шипке.

Семья Суходольских проживала в Угличе в собственном двухэтажном доме, состоящем из двух совмещённых строений и соединённых одной винтовой лестницей. Одно строение кирпичное с весьма толстыми стенами, другое деревянное, сложенное из огромного диаметра брёвен. На первом этаже кирпичной половины дома находился большой зал-гостиная, где собиралась вся многочисленная семья для отдыха и проведения вечеров, праздников, а также для деловых встреч и приёма гостей. Во всём доме было большое количество, как жилых комнат, так и помещений для досуга. Каждая комната отапливалась печками, которые были облицованы красивейшими изразцовыми плитками различного рисунка.
В глубине двора находился одноэтажный деревянный, оштукатуренный и побелённый флигель из нескольких комнат, где обычно располагались приезжие гости. В частности во флигеле чаще всего проживала Евстолия Глебовна Осипова (Соколова).
Кроме того, в доме был полуподвальный этаж, где находились помещения хозяйственного назначения. Дом, располагавшийся на Благовещенской улице, для Углича среди большинства одноэтажных деревянных строений казался большим и солидным. В общении между местными жителями он так и назывался по имени владельцев дом Суходольских.


Ливерий Елисеевич с женой и детьми проживали в Ярославле.



Ливерий Елисеевич Суходольский с женой.

К дому примыкала достаточно большая территория, на которой росли фруктово-ягодные деревья и кустарники, но в основном различные лиственные деревья: липа, клён, ясень, дуб. Насколько я знаю, в хозяйстве не держали ни лошадей, ни другой сельскохозяйственной живности, кроме, пожалуй, домашних кошек и собак.
Мне, однако, в далёкое предвоенное время удалось воочию застать этот старинный дом и даже побегать по опустевшим, запылённым, многочисленным комнатам и коридорам второго этажа, где в неограниченном количестве находились оставшиеся различные вышедшие из употребления предметы домашнего обихода, какие-то потерявшие всякую надобность вещички, а в детских комнатах старинные игрушки, но, как мне казалось, всё ещё хранящие былую благополучную, весёлую и радостную жизнь прежних хозяев.


Геронтий Елисеевич с женой Татьяной Моисеевной имели детей: Надежду, Василия, Александра и Льва, жили в Санкт-Петербурге.



Геронтий Елисеевич Суходольский.

Только один сын Елисея Петровича Виталий, мой двоюродный дед, выбрал свой путь. О нём у меня меньше всего сведений. Якобы он получил хорошее образование, занимался научной деятельностью, жил одно время в Ярославле, а затем в Санкт-Петербурге.
Ещё в довоенное время, когда мы с мамой приходили в гости к двум её одиноким сёстрам Еротииде и Зинаиде, проживающим в этом огромном для них доме, являющимся свидетелем былых, более чем столетней давности событий и семейных традиций, я, будучи пятилетним мальчиком, первым делом всегда пытался подняться по высоким неимоверно скрипучим ступенькам на второй этаж, который к тому времени уже считался опасным не только для проживания, но и вообще для пребывания там, и похозяйничать среди забытых и уже никому ненужных предметов прежней жизни. Мама, обнаружив моё отсутствие рядом с собой, тут же с тревогой в голосе кричала мне наверх, чтобы я как можно быстрее спускался вниз, иначе могу случайно провалиться. Мне тогда было удивительно, как могут обрушиться такие толстенные и широченные, правда, ходуном и с грохотом перемещающиеся расхлябанные половицы. Но я, не чувствуя возможной опасности, нехотя и не торопясь, спускался вниз, захватив с собой на всякий случай какую-нибудь старинную вещицу или игрушку.




Во втором ряду стоят: Капитолина Елисеевна, Виталий Елисеевич Суходольские и Конкордия Васильевна Осипова.
Сидит первая слева прабабушка Александра Александровна Суходольская и женщина, имя которой неизвестно. Углич. Средина 1870-1880-х годов.


Фамильный дом Суходольских на Благовещенской улице, переименованной в советское время в улицу Свободы, являлся местом жительства трёх родственных поколений: двух поколений семьи Суходольских и одного семьи Соколовых. С отъездом старших детей, начавших каждый свою самостоятельную жизнь, а затем после смерти Елисея Петровича и Александры Александровны Суходольских в опустевшем доме осталась проживать только младшая дочь Елисея Петровича Капитолина Елисеевна со своей семьёй. И об этом надо рассказать поподробней, потому как все дальнейшие события, так или иначе, отразились на их детях и, возможно, внуках.

История семьи Александра Глебовича и Капитолины Елисеевны Соколовых, на мой взгляд, сложилась не лучшим образом в силу как объективных причин, но также и сугубо эгоистичных личных намерений.
По правде, говоря, это своеобразная сага о семье СуходольскихСоколовых всегда оставалась, если не запутанной, то, вероятней всего, мало выясненной, пожалуй, не досказанной и не оцененной. Я постараюсь высказать по этому поводу своё личное мнение, которое у меня сформировалось после не очень подробных рассказов, недомолвок, полунамеков, как моей мамы, так и её сестёр.
Для начала отмечу, что разница в возрасте между старшей сестрой Евлалией Елисеевной, которая имела свою семью и проживала в Ярославле, и её младшей сестрой Капитолиной Елисеевной была девятнадцать лет. Дочь Евлалии Елисеевны Конкордия Васильевна приходилась Капитолине Елисеевне племянницей, но по возрасту, они были почти одинаковы и, когда оказывались вместе, становились, как сёстры дружны и неразлучны.


Для прабабушки Александры Александровны Суходольской, женщины сильной воли, настойчивой и целеустремлённой, старшая дочь Евлалия не стала рассматриваться, как главная помощница и продолжательница в доме семейных традиций, тем более, что проживала в Ярославле. Всё внимание было уделено младшей дочери Капитолине, воспитанной в строгом подчинении, которая, как я думаю, рассматривалась основной помощницей, надеждой, поддержкой, а поэтому, пожалуй, по мнению своей, матери, должна была всегда быть при ней в доме до последних дней. Так в реальности и произошло.
С этих позиций прабабушка Александра Александровна Суходольская подходила и к выбору вероятного жениха для своей младшей дочери Капитолины. Так уж получилось, что не второстепенную роль в этом деле сыграла квартировавшая в доме Суходольских Евстолия Глебовна Фомина (Соколова), которая, как известно из предыдущего повествования, приходилась родной сестрой Александра Глебовича, неоднократно её навещавшего, где и происходили, на первый взгляд, якобы случайные встречи молодых людей. Без сомнения, «действительный студент Ярославскаго Юридическаго Лицея» Александр Соколов и молодая барышня Капитолина Суходольская симпатизировали друг другу.




Самая глубокая память, которую оставил о себе в Ярославле П.Г.Демидов, - это Демидовский Юридический Лицей. Именно благодаря его стараниям и инициативе в городе появилось учебное заведение, приравненное к университету. П.Г.Демидов, а впоследствии и другие представители рода являлись почетными попечителями лицея.


Александра Александровна, мать Капитолины, стараясь предупредить свою дочь от скоропалительных решений и не поддаваться первому создавшемуся впечатлению, учила её, что, прежде всего надо хорошенько изучить и проверить предполагаемого кандидата в женихи. Одним из таких способов проверки на честность прабабушка считала не только искренние и правдоподобные разговоры, которые они долгими часами проводили между собой, но и, казалось бы, безобидные игры в карты, в которых и она чаще всего принимала участие. Прабабушка считала, что если человек искренний и честный, то он никогда не будет жульничать при игре. Однако, по окончанию приятно проведённого вечера, шутливой карточной игры в «Акулину» или «Пьяницу» и продолжительных разговоров за самоваром, вдруг обнаруживались на диване или в кресле, где удобно размещался Александр Глебович, недостающие в колоде карты. Такие, на первый взгляд, случайные казусы всегда были предметом воспитательного разговора прабабушки со своей дочерью Капитолиной.
Возможно, у прабабушки Александры Александровны Суходольской и были какие-либо другие сомнения, присущие, как правило, большинству матерей, отдающих замуж своих дочерей, и, в большинстве случаев, оценивающих претендента со своих позиций как недостаточно достойного по многим критериям человека и, не заботясь о мнении и чувствах самой невесты.
Можно предположить, что определённую положительную роль в создании семейного союза сыграла Евстолия Глебовна, убедив Александру Александровну, что её брат Александр Глебович, имеющий среднее юридическое образование, как раз и есть достойный жених для Капитолины Елисеевны.
Как бы то ни было, свадьба состоялась и в скором времени, как и положено, появился первый ребёнок очаровательная девочка, которую назвали Ольгой.
Казалось бы, что всё складывалось наилучшим образом, но в жизни молодой семьи Александра и Капитолины Соколовых появились новые обстоятельства, ставшие тяжёлым испытанием, последствия которых оказались не только печальными, но и трагическими.
Дело в том, что молодой юрист Александр Глебович Соколов получил предписание отправиться к новому месту работы на Север, к берегам Белого моря, в уже упоминавшуюся мной ранее, хорошо известную каторжникам, ссыльным и прочему люду, имеющему сложные отношения с законом, затерявшуюся среди болот и лесов далёкую Кемь в качестве следователя по уголовным делам уездной юридической конторы. Это назначение Александр Глебович по началу воспринял как хороший трамплин для дальнейшего профессионального продвижения по карьере юриста, где он мог приобрести богатую, многогранную юридическую практику.
Александра Александровна Суходольская, однако, была категорически против отъезда своей дочери Капитолины с маленьким ребёнком в суровые, пугающие своей неизвестностью, северные края. И всё-таки Капитолина Елисеевна, несмотря на запреты своей матери уезжать из дома, руководствуясь непреодолимым чувством любви и жертвуя своим положением достаточно комфортного семейного воспитания ради сохранения семьи, приняла решение ехать вместе с мужем к месту его новой работы в Кемь. Путешествие оказалось долгим и не без происшествий. На одном из перегонов при преодолении какой-то речки через брод кучер не смог справиться с заупрямившимися лошадьми, в результате чего карета перевернулась, и все пассажиры оказались в осенней холодной воде. Такое купание имело весьма грустные последствия. Маленькая Олечка простудилась, начались осложнения, она долго и тяжело болела и, к несчастью, уберечь её не удалось. Это была первая тяжелая, но не последняя утрата в молодой семье.




Поморский город Кемь.


Окончание следует.

Обращение к выпускникам Тбилисского, Рижского и Ленинградского нахимовских училищ.

Пожалуйста, не забывайте сообщать своим однокашникам о существовании нашего блога, посвященного истории Нахимовских училищ, о появлении новых публикаций.



Сообщайте сведения о себе и своих однокашниках, воспитателях: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. Мы стремимся собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Просьба присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.
Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю