Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

В.Г.Лебедько. Пароход "Казахстан" (август 1941 г.). - СПб., 2008. Часть 2.

В.Г.Лебедько. Пароход "Казахстан" (август 1941 г.). - СПб., 2008. Часть 2.

ПЕРВАЯ ЭВАКУАЦИЯ



Таллии в огне


Все сели в машины и колонна тронулась. Эвакуация проходила без происшествий. Однако, когда наша колонна прибыла в Кингисепп, офицеры узнали, что в поезде, в котором ехал начальник МСО КБФ бригврач М.Я. Кривошеин, шло три пустых вагона, которых так не доставало личному составу СЭЛ. МСО КБФ направлял из Таллина по какой-то причине вагоны и машины пустыми. На получение помощи от Санотдела нам было отказано, так как там царила паника и неразбериха. Особенно Лебедько донимали и доводили до истерического состояния жёны начсостава СЭЛ и вольнонаёмные работники за оставленное в Таллине личное имущество. Следуя в колонне пустых автомашин и сверх загруженных автомашин, они справедливо обвиняли начальника СЭЛ за непринятие мер к спасению личных вещей сотрудников лаборатории.
Тем не менее 3-го июля колонна прибыла в Петергоф. Встретивший прибывших военврач 1-го ранга В.Р.Баудер разрешил всем однодневный отдых. (Баудер Владимир Робертович в 1938-1939 гг. возглавлял Санитарный отдел Северного флота, в 1945-1948 гг. - начальник Медико-санитарной службы Ленинградского нахимовского училища. - Ред. КРИВОШЕИН Михаил Яковлевич
(30.12.1893, г. Самара, – 28.8.1941). Бригврач. Окончил медицинский факультет Казанского университета в 1917 г. Участвовал в Первой мировой и Гражданской войнах. В Красной Армии с 1918 г. Служил в ВМФ. С 1939 г. до 28.8.1941 г. – начальник МСО КБФ. Погиб при переходе сил КБФ из Таллина в Ленинград. Автор ряда научных работ. Удостоен государственных наград.)

4-го июля было получено приказание подыскать помещение в Ораниенбауме и развернуть лабораторию. Местные власти в помещении отказали.



Лабораторию развернули в Петергофе на складе медицинского имущества, что на Заячьем проспекте.
7-го июля начальник СЭЛ получил приказание свернуть лабораторию и переехать в одну комнату этого же склада. Одновременно было приказано весь личный состав, кроме вольнонаёмных, отправить в Кронштадт для несения караульной службы. В таких условиях работать было просто невозможно. Лаборатория осталась практически без реактивов и сред для исследования пищевых продуктов и выявления инфекционных очагов поражения.

Женщины-лаборантки под руководством старшего лейтенанта медицинской службы Корневой Нины Андреевны5 развернули в рядом находящемся санатории средоварочный цех. Подготовили среды: агаровую, кровяную, казеиновую и мясо-пектонный бульон и лаборатория заработала. Это позволило охватить санитарным обеспечением воинские части от Лужского рубежа до Петергофа и стоящие в порту корабли6.
19-го июля в СЭЛ прибыл эпидемиолог ВМФ военврач 1-го ранга Фомичев из Москвы. По докладу о развёртывании и свёртыванию СЭЛ в Петергофе, он только покачивал головой. Было заметно, что инспектирующий бессилен чем-либо помочь. Единственно, что он предложил, это приобрести партию белых мышей. К сожалению, они были последним фронтовым «боевым резервом» вивария.
Положение на фронте продолжало ухудшаться. В ночь на 10-е июля немцы заняли Марьямаа в 60 километрах от Таллина. Бои за окончательное овладение Марьямаа длились четверо суток. Войска противника рвались к побережью Финского залива.




Старший лейтенант медицинской службы СЭЛ Н.А. Корнева

5. Корнева Нина Андреевна, 1906 года рождения, окончила 1-й Московский Медицинский институт. Врач-терапевт. Старший лейтенант медицинской службы. Моя мать.
6. Через 50 лет об этих женщинах вспомнили и всех, кто остался в живых, наградили орденами Отечественной войны II степени.


Вице-адмирал В.Ф.Трибуц обратился к наркому ВМФ адмиралу Н.Г.Кузнецову с просьбой перевести свой штаб в Лужскую губу7. 13-го августа адмирал Н.Г. Кузнецов телеграммой запретил переводить штаб КБФ и какие-либо части в Лужскую губу, потребовал усилить оборону города и вход в Финский залив8.
20-го июля было приказано немедленно освободить занимаемое помещение. По сути дела часть выгонялась на вольный выпас. На свой страх и риск начальник СЭЛ вместе с военврачом П-го ранга Барановским отыскали пустующее помещение и получили разрешение от военных и гражданских властей Петергофа занять здание сельскохозяйственной станции. 23-го июля лаборатория вновь была развёрнута. К этому времени люди были просто измотаны. Постоянные бессонные ночи без определённого места ночлега, приготовления пищи и элементарных санитарных условий.
К концу рабочего дня 2-го августа из Таллина был получен приказ начальника МСО КБФ бригврача М.Я.Кривошеина передислоцировать 3-го августа СЭЛ и весь личный состав из Петергофа в Таллин на старое место. (Читатель! Согласись со мной и тысячами уцелевших людей в той Таллинской эпопее, что такой приказ о реэвакуации был не только глуп, безграмотен, но и безответственно преступен.)
Через час, уточнив ряд вопросов, связанных с передислоцированием лаборатории в Таллин у военврача 1-го ранга В.Р.Баудера, Г.И.Лебедько приказал свернуть лабораторию и приготовиться к выезду. Лаборатория к 9-ти часам 3-го августа была свёрнута, материальная часть была к 18-ти часам погружена в вагон на станции Лигово. Некоторое лабораторное имущество, личные вещи и часть личного состава готовилась выехать в Таллин на автомашинах.


7. В августе-сентябре 1941 года старшим морским начальником на рейде порта Усть-Луга был капитан третьего ранга Иван Иванович Шеломов - родной дядя президента В.В.Путина. Под его командованием эвакуировались морским и сухопутным путем войсковые подразделения из Усть-Луги.



Люди-легенды: капитан 1 ранга в отставке Иван Иванович Шеломов. В 1943 и в 1950 году.

8. Предложение В.Ф.Трибуна на переход в Лужскую губу было положительным оперативно-стратегическим решением, но запоздалым.

РЕЭВАКУАЦИЯ

Для ликвидации дел и сопровождения по железной дороге материальной базы начальником СЭЛ были оставлены краснофлотцы Юркин, Кулешов, Лешонок под командой военфельдшера М.И.Воробьёва. В 20 часов 3-го августа колонна машин лаборатории покинула Петергоф и двинулась в Таллин. По ходу движения она была несколько раз обстреляна артиллерией противника, но всё обошлось благополучно. 5-го августа в 10 часов утра колонна СЭЛ прибыла на своё старое место дислокации и к вечеру лаборатория была развёрнута. В этот же день враг прорвал линию обороны около станции Топпа и, перерезав как железнодорожный, так и шоссейный пути, вышел на побережье Финского залива. Город был окружён.
Поезд, в состав которого входил вагон с материальной базой лаборатории, возвратился из Кингисеппа опять в Ленинград, где имущество было отгружено на корабль и отправлено в Таллин.
В помещении СЭЛ КБФ до нашего прибытия функционировала санитарно-эпидемиологическая группа под командованием военврача II-го ранга Б.А.Верзина. С нашим прибытием она была отправлена на остров Эзель, где и погибла вся в оборонительных боях.

18-го августа Лебедько удалось посетить квартиру на Лембиту9, дом 1. Это был двухэтажный деревянный дом, хозяйка которого была вдовой офицера армии Юденича. Прислуга была под стать ей. В доме ещё проживало пять кошек, появлявшихся на кухне в точно назначенное им время для принятия пищи. Лебедько встречен был с удивлением и скрытой ненавистью. Взяв кое-какие вещи, с чувством глубокого отвращения вышел из квартиры, сел в машину и уехал в лабораторию.


9. Лембиту, князь одного из эстонских племён. Возглавил борьбу против крестоносцев в северной части Эстонии с 1211 года. В 1217 году заключил союз с Новгородом. Погиб в битве с немецкими рыцарями при Вильянди. Национальный герой Эстонии.



Личность Лембиту символизировала не только историю борьбы эстонцев против тевтонских рыцарей, но и исторические корни дружбы эстонского и русского народов. Т-34-85 танковой колонны «Лембиту», построенной на средства трудящихся Эстонской ССР. 159-й тбр, 1945 г. - Танковая колонна «Лембиту».

С 21-го августа город стал подвергаться артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам. 23-го и 24-го августа снаряды рвались уже на территории лаборатории и госпиталя. Черный дым висел над старинным и прекрасным городом с почти десятивековой историей.
Прошло 50 лет после тех событий. Потомки недобитков белогвардейщины и эстонских националистов в бывших местах разрушений развесили мемориальные доски, в которых говорилось, что удары по этим улицам и объектам были нанесены советской авиацией в 1941 году. Эта русофобская глупость понятна любому нормальному человеку.
Кстати говоря, одна из первых немецких бомб попала в дом, где наша семья снимала комнату и разнесла его в щепки вместе с хозяйкой и котами. После войны на этом месте разбили сквер, а затем построили банк.
24-го августа в 19 часов заместитель начальника МСО КБФ военврач II-го ранга М.А.Беляев дал указание свернуть лабораторию и погрузить всю материальную базу и личный состав на транспорт 522. В 12 часов 25 августа вся материальная база и личный состав были отправлены в Купеческую гавань на транспорт 522, и погрузка была закончена к концу суток. В городе остались начальник СЭЛ, И.Г.Федоров, Белоусов и Никифоров.
Ещё до конца погрузки на транспорт Лебедько позвонил бригврач М.Я.Кривошеин и приказал вернуть военврача II-го ранга Н.И.Славнина и военврача II-го ранга Барановского с бактериологической базой. Через час оба прибыли в лабораторию с одним микроскопом, так как бактериологическую базу выгрузить из трюма судна было уже невозможно.
В ночь с 25-го на 26-е августа транспорт 522 покинул гавань. Оставшиеся вещи и личный состав были размещены на транспорте 524. На этом транспорте эвакуировался Таллинский Военно-морской госпиталь (ТВМГ) и большое количество раненых.




В Кадриорге и на территории лаборатории шло строительство 3-го оборонительного рубежа городской линии обороны. Немцы часто обстреливали территорию госпиталя и СЭЛ. Но с утра 26-го августа в нашем секторе обороны наступило временное затишье. В лаборатории начальник СЭЛ остался один. Обошел всё своё хозяйство, на огороде собрал овощи и зелень, и накормил в виварии животных.
Автор с детства наблюдал за поведением различных животных и заметил между ними и людьми что-то общее: мирный характер, семейственность, трудолюбие для добычи корма, готовность защищать свою территорию. В отличие от большинства зверюшек, крысы всегда была агрессивны, обладали способностью собираться в большие стаи. Бесцеремонно вторгались на чужую территорию, лезли во всякие щели и дыры, добиваясь легкой добычи, а потом грызлись между собой. Сейчас глобалисты увидели в этом для себя что-то полезное. И эти крысиные повадки взяли себе на вооружение.
Противник возобновил обстрел шрапнелью. Телефонная связь была прервана. Через некоторое время Г.И.Лебедько, И.Г.Федоров, Белоусов и Никифоров направились на транспорт ВТ-511. На него удалось погрузить легковую машину СЭЛ. В 4 часа 27 августа, в то время как ВТ-524 выходил из гавани, был получен приказ из МСО КБФ снять личный состав СЭЛ КБФ с транспортов 524 и 511. С транспорта 524 люди были доставлены на берег на катере. А с 511-го, который снимался со швартов, начальнику СЭЛ удалось снять Федорова, Никифорова и Белоусова. Всё это происходило под непрерывным обстрелом причальных линий и гавани. В этих условиях удалось погрузить спецмашины СЭЛ на корабль «Лай Крутцер».
Снятый личный состав СЭЛ с 511 и 524 транспортов был брошен на погрузку раненых на ВТ-518. Ещё не закончилась погрузка ВТ-518, как обстановка в гавани резко ухудшилась. Усилился обстрел, и появились группировки немецких солдат. В Купеческой гавани около МСО КБФ из беспорядочно шедших с фронта краснофлотцев и красноармейцев была организована сотрудниками Медико-Санитарного отдела флота оборона. Целью её была задержать противника, чтобы своевременно отойти из гавани транспортам с ранеными. Комендант гавани назначил командовать этим арьергардом военврача II-го ранга — эпидемиолога Лебедько Георгия Ивановича. Всего в его подчинении оказалось около 300 человек, среди которых были женщины — врачи и медсестры. Своим заместителем Георгий Иванович назначил военврача II-го ранга П.Н.Сафронова Расставив людей, соорудив баррикады, отряд приготовился к бою. После первой же отбитой атаки женщины — врачи и медсестры были отправлены на транспорт 518. Лебедько со своим отрядом прикрывал гавань до вечера, пока не ушёл последний транспорт. После этого отряд направился к Беккеровской гавани, где погрузился на транспорт «Казахстан»10.


10. Смольников А.В. «Врач на войне». — Л.: "Лениздат", 1973, стр. 33.



Оборона главной базы флота - Таллина. И.И. Родинов


В гавани стоял единственный и большой пароход, на который грузились раненые и части ПВО. Дополнительно к зенитному оружию на корму было установлено зенитное орудие 76 мм и одно на носовую часть. Кроме того, к ранее установленным пулемётам было добавлено ещё 4 пулемёта «М-1» и три счетверённых — «М-4» (итого 9 стволов калибра 12,7 мм).
Прибыв к месту посадки, группу отца на корабль не допустили. После некоторых препирательств с полковником И.И.Струковым и предъявления командировочного предписания для врачебного персонала весь оставшийся личный состав СЭЛ и МСО КБФ был посажен на транспорт.
Ночь давно опустилась на землю, шёл мелкий дождь, город был весь в огне, в воздухе стояла несмолкаемая артиллерийская и пулемётная канонада. Количество раненых возрастало. Оборудованных мест не было, раненых оставляли на носилках на верхней палубе.
Приняв на борт дополнительное зенитное оружие, раненых, армейцев, гражданское население и моряков, прикрывавших отход наших частей с фронта, корабль полностью загрузился, хотя по швартовым ещё взбирались бойцы из оставшейся на причале толпы людей. Вокруг причала бушевало пламя, вблизи падали снаряды, обстановка была очень сложной.
Ночью в 2 часа 45 минут 28 августа последний из крупных транспортов «Казахстан» под бомбёжкой и обстрелом дальнобойной артиллерии вышел на рейд острова Найссар, где формировался конвой № 2. А в гавани всё ещё шёл бой, результаты которого мы уже никогда не узнаем.
В конвой № 2 входили сетевые заградители «Онега» и «Вятка», гидрографическое судно «Азимут», транспорты «Папанин», «Найссар», «Казахстан», «Эргонаутис», «Эврита», «Шауляй», шхуна «Атта». В охранении: канлодка «Москва», сторожевой корабль «Чапаев», четыре тихоходных тральщика и два малых охотника за подводными лодками. Командовал конвоем № 2 капитан II-го ранга Н.В.Антонов.
По докладу старших групп и командиров на пароходе «Казахстан» находилось 5000 человек и 520 раненых (По записям отца — 3000 человек и 450 раненых). На палубе люди стояли вплотную друг к другу, не было возможности не только прилечь куда-нибудь, но и присесть. Среди стоявших были и мертвые, многие раненые, занесённые ранее на палубу, также были мертвы.
Промёрзший и продрогший отец пробрался в кают-компанию, где уже были Е.М.Иванов и П.Н.Сафронов Увидев своего командира, они потеснились на диване, где нашлось место и для него. В кают-компании было много командиров и рядового состава. Стояла духота. Согревшись, отец быстро забылся тяжелым сном.




Прорыв кораблей флота из Таллина. И.И. Родинов


Для обеспечения 4-х конвоев было сформировано три отряда боевых кораблей. Отряд Главных сил состоял из крейсера «Киров» под флагом Командующего флотом вице-адмирала В.Ф. Трибуца. Перед Главными силами была поставлена задача прикрыть 1-й и 2-й конвои на участке от мыса Юманда до острова Гогланд.
Отряд Прикрытия возглавлял лидер «Минск» под флагом начальника штаба флота контр-адмирала Ю.А.Пантелеева. Этот отряд должен был прикрыть 2-й и 3-й конвои на участке от острова Кери до острова Вайндло.
Арьергард возглавлял эсминец «Калинин» под флагом начальника противоминной обороны флота контр-адмирала Ю.Ф.Ралля. Этот отряд должен был прикрывать 3-й и 4-й конвои на всём пути следования.


Продолжение следует


Главное за неделю