Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Из истории 45-ой дивизии атомных подводных лодок Тихоокеанского флота. Сослуживцы. Часть 2.

Из истории 45-ой дивизии атомных подводных лодок Тихоокеанского флота. Сослуживцы. Часть 2.

Только в мае 1974 года на Камчатку прибыли первые два атомохода второго поколения: многоцелевая К-314 проекта 671 «Ёрш» (капитан 1 ранга В.П.Гонтарев), которая вошла в состав 45-й ДиПЛ, и атомный ракетоносец с восемью крылатыми ракетами П-70 К-201 проекта 670 «Скат» (капитан 1 ранга В.Д.Хайтаров), переданный в состав 10-й ДиПЛ.
За кормой атомоходов осталось 25000 миль. Этот уникальный переход через Атлантику, Индийский и Тихий океаны возглавлял командир 11-й ДиПЛ СФ контр-адмирал Р.А.Голосов.



Подводная лодка с крылатыми ракетами (ПЛАРК) проекта 670 «Скат».

О сложности этого 107-ми суточного похода говорило хотя бы то, что до той поры не было опыта плавания многоцелевых АПЛ второго поколения в экваториальных широтах. В составе походного штаба находились представители конструкторского бюро «Малахит», целый ряд ведущих специалистов СФ и ВМФ. Поход был завершен успешно и своевременно. Никакой помпы вокруг похода не было — скорее всего, участников просто забыли наградить правительственными наградами. Что ж, и такие обидные факты тоже имели место! Переход подводных лодок К-201 и К-314 с СФ на ТОФ обеспечивал отряд надводных кораблей: БПК «Маршал Ворошилов» (СФ), экспедиционно-океанографическое судно «Башкирия» (БФ) и плавмастерская ПМ-129 (БФ). На кораблях обеспечения также прибыли подготовленные и обученные вторые экипажи подводных лодок.

Началась эксплуатация новых кораблей на Тихоокеанском флоте и, как всегда, 45-я ДиПЛ оказалась в авангарде освоения новой техники и нового оружия.
Летом того же года корабельный состав 45-й ДиПЛ пополнился очередной лодкой К-454 проекта 671 (капитан 1 ранга В.Я.Барановский отец нахимовца 1968 г.в.), совершившей стандартный 13-ти суточный переход через Арктику, который был выполнен без замечаний. И на этот раз награждений не последовало. Капитан 1 ранга Барановский сдал корабль капитану 2 ранга А.И.Храптовичу, а сам вернулся на Северный флот.
Таким образом, в 1974 году 45-я дивизия пополнилась двумя атомными подводными лодками проекта 671.
В 1976 году на Камчатку маршрутом, некогда проложенным гвардейскими К-133 и К-116, прибыла третья лодка К-469 этого проекта (капитан 2 ранга В.С.Урезченко), совершившая совместный переход с РПКСН К-171 проекта 667Б (капитан 1 ранга Э.С.Ломов), на борту которого находились двенадцать баллистических ракет Р-29.
В отличие от подводников К-314 и К-454, участники этого перехода были награждены достаточно щедро. На К-469 звания Герой Советского Союза был удостоен командир БЧ-5 капитан 2 ранга И.Д.Петров (командира подводной лодки посчитали достаточным наградить орденом Ленина). На "стратеге" К-171, который вошёл в состав 10-й ДиПЛ, Героями Советского Союза стали командир корабля (Э.С.Ломов) и командир БЧ-5, а все офицеры и многие мичманы были награждены орденами и медалями.
В этом же году в командование 45-ой дивизией вместо контр-адмирала В.Г.Туманова вступил капитан 1 ранга Заморев В.И., являвшийся несколькими годами ранее командиром атомной торпедной лодки К-42 проекта 627А.
В дивизию к тому времени входили атомные лодки с торпедным вооружением: четыре лодки проекта 627А: К-14 (капитан 2 ранга Ю.Г.Кузнецов), К-115 (капитан 2 ранга Ю.Г.Елаков), гвардейская К-133 (капитан 2 ранга А.А.Шиков, затем капитан 3 ранга А.А.Комарицин), К-42 (капитан 1 ранга В.А.Бажев); три новых лодки проекта 671: К-314 (капитан 1 ранга В.П.Гонтарев), К-454 (капитан 2 ранга А.И.Храптович), К-469 (капитан 2 ранга В.С.Урезченко) и три укомплектованных и подготовленных вторых экипажа лодок.
Между тем дивизия уже стояла на пороге следующего перевооружения, когда на смену старым лодкам проекта 627А стали поступать новые модернизированные атомоходы третьего поколения проекта 671РТМК «Щука».



Атомная торпедная подводная лодка (ПЛАТ) проекта 671РТМК «Щука».

Этого объективно требовала серьёзная складывающаяся обстановка в мире в целом, и, в первую очередь, на Тихоокеанском стратегическом направлении. Вероятный противник прилагал невероятные усилия по развертыванию ракетно-ядерной системы морского базирования, причем эскадра новых ракетоносцев этой системы планировалась к развертыванию именно на Тихом океане. Если баллистические ракеты от западного побережья США достигали только Урала, то ракеты с подводных лодок, находящихся в океане на патрулировании, могли преодолеть расстояние до европейской части нашей страны. Обнаружить районы патрулирования атомных ракетоносцев противника и быть готовыми к их уничтожению с определённым упреждением могли только наши новейшие противолодочные атомные подводные лодки. Принципиально новое торпедное вооружение, улучшенные тактико-технические эксплуатационные характеристики, достигнутая малошумность при достаточно большой скорости движения в подводном положении – всё это давало модернизированной лодке проекта 671РТМК абсолютно новые возможности.
Период освоения АПЛ проекта 671РТМК, пожалуй, был самым бурным и напряженным: буквально за три-четыре года через дивизию прошли все 13 "корпусов" этого усовершенствованного проекта, при этом в её составе ещё оставались первые лодки проекта 671 и даже имелись старые лодки проекта 627А, верой и правдой отслужившие свой боевой срок.
Поступавшие на оснащение 45-ой дивизии новые «Щуки» зарекомендовали себя как уникально удачные корабли — истинные подводные бойцы, исключительно маневренные, скоростные, прекрасно вооружённые и надёжные. На этих кораблях, по отзывам самих подводников, было приятно служить, и, находясь в море, постоянно испытывать ощущение уверенности и собственного превосходства. И скоро тихоокеанцы – морские подводные асы - на практике показывали, что они могут делать и на что способна новая современная техника. Американцы поначалу имели значительное превосходство по обесшумливанию своих субмарин и постоянно совершенствовали их гидроакустическое вооружение. Однако, как показала практика, наши современные атомоходы проекта 671РТМК уверенно и на равных действовали против них, не только ни в чем не уступали, но в ряде случаях даже превосходили.
В течение непродолжительного времени боевой состав 45-ой Дивизии к уже имеющимся трём кораблям этого типа пополнился новыми превосходными подводными лодками проекта 671РТМК, первыми командирами которых являлись: капитаны 1 ранга Бондаренко В.К. (К-305), Михалев В.Ф. (К-360), Сапрыкин В.А. (К-242), капитаны 2 ранга Гордеев И.И. (К-492), Поздняков А.А. (К-507), Бабушкин В.В. (К-412), Хомяков Ю.Н. (К-247), Водоватов В.В. (К-251), Терёхин В.А. (К-324), Кондриков П.И. (К-355), Авдейчик Ю.П. (К-218) и капитан 3 ранга Ушаков В.В. (К-255).
Перефразируя известную поговорку, можно утверждать, что командирами кораблей не рождаются, а ими становятся. И жизнь доказывает, это действительно так. Продвижение офицера по служебной лестнице зависит не только от личных и деловых качеств, стремления и желания овладеть специальностью военного моряка в полном объёме своих функциональных обязанностей, но не в меньшей степени от поддержки и уважительного отношения со стороны непосредственного командования.
Офицеров, впервые попавших в штаб 45-ой Дивизии, поражал непривычный стиль взаимоотношений между военнослужащими на всех уровнях.
Этим соединение выгодно отличалось от соседей, у которых деловитость порой поддерживалась крепкими выражениями, без всякой надобности раздавались "фитили" и в воспитательных целях практиковался удлиненный рабочий день, в том числе не только нерадивых.
Действительно, компетентность, интеллигентность и выдержка при принятии любых решений, солидность и доброжелательность были определяющими линиями поведения как комдива, его заместителей, так и офицеров штаба соединения, а также ведущих флагманских специалистов дивизии в стремлении научить и помочь молодым офицерам, делавшим первые шаги на командирском поприще.
В 1980 году в командование соединением вступил капитан 1 ранга Ерофеев О.А., которому вскоре было присвоено звание контр-адмирал. До назначения на эту должность Ерофеев исполнял обязанности начальника штаба 25-й ДиПЛ, но вместе с тем он был и ветераном 45-й ДиПЛ, поскольку служил на К-14 ещё в 1966 году. Начальником штаба дивизии был назначен капитан 1 ранга Игорь Иванович Гордеев.
По воспоминаниям подводников, это были непростые времена: приходилось в сжатые сроки принимать новые корабли, осваивать боевую современную технику, обучать личный состав и, прежде всего, молодых командиров. Комдива О.А.Ерофеева чаще всего приходилось видеть, пришедшего с моря, в добела просолённом от морской воды реглане, в насквозь промокших походных сапогах, с воспаленными от недосыпания красными глазами, с многодневной седоватой щетиной на щеках. Картину дополняла забытая и давно потухшая папироса, присохшая в углу рта. Он появлялся в штабе, как правило на 20-30 минут, чтобы снять обстановку в дивизии, дать самые необходимые распоряжения — и снова в море теперь уже на другой подводной лодке, с другим экипажем. И так месяцами...
Тяжёлый и напряжённый труд ежедневных тренировок, естественно, не мог не сказаться на результатах боевой подготовки, проявленных в ходе общефлотских учений, при одиночном и групповом плавании и, что очень важно, при боевом патрулировании в отдалённых районах мирового океана.
Если говорить начистоту, то не просто шло освоение новых кораблей: были неоправданно сложны и капризны в эксплуатации некоторые боевые устройства, требовалось основательно разобраться с новой акустикой, навигацией, связью и другим оборудованием. Немало проблем возникало в связи с проведением торпедных стрельб. Не способствовало освоению новой техники и ошибочное мнение, распространяемое в определённых кругах высшего командования ВМФ, дескать, от нового корабля следует сразу ждать «чуда», стоит ему выйти в море. На самом деле это «чудо» достигалось огромным трудом, глубокими знаниями и повседневным опытом в освоении новейшего корабля и его современного вооружения. И те, кто быстрее его освоили, первыми и приблизились к этому "чуду".
В этот период многие офицеры сформировались как командиры подводных лодок, приобрели опыт командования штабами и соединениями, стали адмиралами, крупными флотскими военачальниками, а некоторые из них, уволившись в запас и оставив военно-морскую службу, оказались сенаторами, депутатами, государственными, политическими и общественными деятелями.
С 1982 года по 1986 год 45-ой Дивизией командовал контр-адмирал Игорь Иванович Гордеев, сменивший в этой должности контр-адмирала О.А.Ерофеева.
Это было время истинного мастерства или, как считали подводники, расцвет могущества дивизии, приносящий в сознание реальное чувство, что обладаешь совершенной техникой, непередаваемое ощущение уверенности в своих силах, своём оружии. Подобный уровень, возможно, обеспечивался и тем, что корабли ещё были новыми, эксплуатация должной, а экипажи не были еще сильно "разбавлены" новым пополнением после первичного их формирования.
Наиболее действенной и самой заметной своими результатами выполнения боевых задач в дивизии того времени являлась подводная лодка К-492. Первый её командир капитан 1 ранга И.И. Гордеев сумел создать крепкий, организованный, дисциплинированный экипаж, воспитал надёжных единомышленников, таких как капитаны 2 ранга В.Я.Дудко, О.М.Лобанов, М.А.Алиев, которые в течение ряда лет продолжали последовательно друг за другом успешно командовать именно своим подводным кораблём.
Атомоход К-492, выполняя задачи противолодочной борьбы, один из первых проложил скрытный путь к месту базирования американской эскадры атомных подводных лодок, вооруженных баллистическими ракетами системы "Трайдент", — самому заветному, главному и архиважному объекту американской ядерной стратегической триады. Хорошо слаженный и подготовленный экипаж славной К-492 уже под командованием капитана 2 ранга В.Я.Дудко обнаружил и установил слежение за американским атомным подводным ракетоносцем «Огайо», выходившем из места базирования скрытно и в солидном охранении на первое своё боевое патрулирование. И такие факты обнаружения и слежения за лодками вероятного противника были не единичные! Не случайно командир К-492 капитан 2 ранга В.Я.Дудко был представлен к присвоению звания Героя Советского Союза − но награждение не состоялось...
45-я дивизия не ограничивалась походами одиночных подводных лодок проекта 671РТМК к зонам патрулирования лодок потенциального противника. Так, например, в 1985 году было проведено комплексное мероприятие на оперативном направлении Бангор — Хуан-де-Хука – в вероятных районах боевого патрулирования американских ракетоносцев с ядерным оружием. В состав участников операции были включены: четыре атомные подводные лодки проекта 671РТМК, большой разведывательный корабль (БРЗК) и специально оборудованное судно. Командовал силами поиска в заданном районе командир 45-й ДиПЛ капитан 1 ранга И.И.Гордеев, находившийся со своим походным штабом на надводном корабле. Несмотря на то, что данное комплексное мероприятие проводилось впервые и не обошлось без "накладок" и "нестыковок", однако итог операции оказался весьма результативным: несколько сот часов слежения за атомными подводными лодками ВМС США, в том числе и за ПЛАРБ типа «Огайо». Особенно отличились всё та же К-492 (капитан 3 ранга О.М.Лобанов) и К-360 (капитан 2 ранга В.П.Кулиш). Успешно действовали и две другие лодки, которыми командовали капитан 2 ранга С.А.Голобоков (К-412) и капитан 1 ранга В.К.Бондаренко, вышедший в море в качестве сменного командира на К-242.
Были в этот период и другие достижения подводных лодок проекта 671 45-ой дивизии — например, трансокеанское слежение за авианосцем, совершавшим переход в западном направлении, или поход в высокие широты. Среди командиров наиболее выдающихся успехов, безусловно, добились капитан 1 ранга В.П.Гонтарев и капитан 2 ранга А.В.Макаренко. Примером может служить продолжительное, эффективное и успешное слежение за иностранной субмариной в течение трёх суток экипажем подводной лодки К-454 (капитан 2 ранга Макаренко А.В.), который обладал поразительным, если можно так выразиться, противолодочным чутьем. Он всегда знал, в каком направлении проводить маневр — и всегда там обнаруживалась подводная лодка вероятного противника. Во вверенном ему экипаже поставил службу и учил подводников так, будто бы завтра война и к ней необходимо быть всесторонне готовым — без всяких условностей и промедления.
Блестящие действия командира К-314 капитана 1 ранга Гонтарева В.П. позволили перехватить американскую ракетную лодку с баллистическими ракетами (ПЛАРБ) на момент её выхода на боевое патрулирование из места базирования на острове Гуам и в результате жесткого слежения вынудить вернуться в базу.
Особого уважения заслуживает ветеран дивизии капитана 1 ранга В.И.Рыбалко, командовавший атомоходом проекта 671 РТМ длительный период и совершивший более десятка дальних походов самой разной продолжительности и сложности.
К достижениям 45-ой ДиПЛ следует отнести боевой опыт экипажа К-251 (капитан 2 ранга В.П.Кулиш, а затем капитан 2 ранга А.И.Изотов). Эта лодка три года подряд становилась обладателем приза ГК ВМФ по противолодочной борьбе и тем самым обеспечила его "постоянную прописку" в 45-й ДиПЛ.
Впервые после Великой Отечественной войны с Тихоокеанского флота атомные подводные лодки из состава 45-й ДиПЛ проследовали на Северный флот трансарктическим маршрутом. Так, в 1981 году убыла К-255 (капитан 3 ранга В.В.Ушаков), затем в 1982 году переход совершила К-324 (капитан 2 ранга В.А.Терехин) и в 1983 году убыла К-218 (капитан 2 ранга Ю.П.Авдейчик). Корабли совершили свои плавания подо льдами Арктики скрытно и без замечаний.., но не ищите имен командиров этих лодок в списках Героев Советского Союза — Родина по-разному любила своих тихоокеанских и североморских моряков-подводников (северян, естественно, больше). Однако тихоокеанцы были не менее преданы Родине и любили её и свой подводный атомный флот совершенно бескорыстно.
Касаясь этого периода, подводники вспоминают о беспримерном походе в Индийский океан атомной подводной лодки К-247 проекта 671РТМ – головного атомохода этой серии. Казалось бы, что здесь такого? Океанский район плавания в тот период уже был хорошо "обжит" надводными и подводными кораблями, которые там постоянно присутствовали в составе оперативной эскадры Тихоокеанского флота. Но все дело в том, что во время первой же боевой службы обнаружилась неприятная особенность нового корабля — его зависимость от температуры забортной воды района плавания. Суперсовременное вооружение третьего поколения оказалось крайне чувствительно к температурному режиму. Это откровение оказалось буквально "ушатом холодной воды" для руководства ВМФ. Посчитали необходимым разобраться во всём сразу и решительно. Для выяснения фактической картины решили послать в самое пекло К-247 (капитан 2 ранга Ю.В.Кириллов) и в ходе выполнения боевого задания получить объективные данные. Находясь в районе патрулирования, мужественный экипаж К-247 испил суровую чашу морского подводника с лихвой. Температура в реакторном отсеке не опускалась ниже +90-95 градусов С. В остальных, неэнергетических отсеках лодки, температура постоянно держалась около + 60 - 70 градусов С при 100% влажности. Вооружение, за исключением самого необходимого, немедленно законсервировали, чем и спасли его, однако стали "сыпаться" механизмы БЧ-5. Техника не выдерживала, а личный состав, испытывая колоссальную физическую и психологическую нагрузку, достойно выполнял свои обязанности.
Вместе с тем, подводный корабль успешно продолжал выполнять боевые задачи, среди которых было 15-суточное слежение за американским авианосцем «Китти-Хок», демонстрация военно-морской мощи в районе Сейшельских островов, выполнение плановых задач боевой службы в других заданных районах, обеспечение боевой подготовки в составе оперативной эскадры в Индийском океане и многое другое. Самое главное, что в этих нечеловечески трудных условиях экипаж сделал невозможное: сохранил технику и вооружение и, более того, постоянно был готов применить главное оружие. Когда вставал вопрос, на что расходовать спасительный холод, предпочтение неизменно отдавалось технике и оружию. Без всякого принуждения! Поход был благополучно завершен через семь месяцев. В итоге был получен уникальный в масштабах всего ВМФ опыт. Вывод оказался малоутешительным: в условиях высокой температуры и абсолютной влажности выполнять боевые задачи атомные подводные лодки проекта 671РТМ в полном объёме были не способны по причине непредвиденных поломок и выхода из строя сложной корабельной аппаратуры, боевой техники и приборов управления оружием...
Так случилось, что пик своего могущества 45-я дивизия, условно говоря, пережила в 1985 году, когда в дополнение к убывшим трём атомоходам на Северный флот пришлось передать в 10-ю ДиПЛ ещё четыре своих лучших подводных корабля К-507, К-412, К-355 и К-360 пр.671 РТМ.
Дивизия стояла на пороге очередного перевооружения. Ещё с осени 1984 года проходили заводские испытания новейшей многоцелевой атомной подводной лодки проекта 971 с ракетным и торпедным вооружением К-284 (капитан 2 ранга В.А. Алексеев). Первые впечатления, полученные в ходе испытаний, были очень сильны. Не вызывало сомнений, что новый подводный корабль превосходит все известные как в отечественном, так и в мировом подводном кораблестроении. Это настраивало на самый серьезный подход к освоению принципиально новой современной техники. Вместе с тем, как и всегда бывает в столь новом деле, в дальнейшем в ходе эксплуатации потребовалось выполнить массу доработок и доводок.
Надо отметить, что Тихоокеанский флот, Камчатская флотилия были серьёзно озабочены подготовкой к приёму новейших подводных кораблей. Требовалось переоборудование всей инфраструктура мест базирования и обеспечения. Углублялось горло Авачинской губы, на пирсах устанавливались компрессоры высокого давления и огромные пневмокранцы, производилась изменение оперативной электрической схемы включения преобразователей, для обеспечения атомных лодок электропитанием гарантированного качества, подводился технологический пар, и выполнялось много других необходимых и важных инженерно-технических работ.
Вместе с тем, личный состав и командование дивизии, находясь в состоянии ожидания пополнения новыми кораблями, совершенно не собирались сдавать ранее завоёванные позиции. Так, в 1988 году за исключительные успехи в обеспечении боевой готовности и высокие показатели в боевой подготовке 45-ая ДиПЛ была награждены вымпелом Министра Обороны СССР «За мужество и воинскую доблесть". Командовал дивизией в это время контр-адмирал М.Г.Захаренко.
В декабре этого же года на Камчатку прибыла первая многоцелевая атомная торпедная подводная лодка с крылатыми ракетами (ПЛАТРК) проекта 971 «Щука-Б» — К-263. Всего в дивизию поступило семь атомных подводных лодок проекта 971 К-284, К-322, К-391, К-331, К-419 и К-295. Все они активно и чрезвычайно продуктивно действовали, раскрывая свои высокие тактические возможности.



Многоцелевая торпедная атомная подводная лодка с крылатыми ракетами (ПЛАТРК), проект 971РТМК «Щука-Б». По классификации НАТО и США «Акула».

Серия многоцелевых атомных лодок третьего поколения проекта 971 «Щука-Б» стали основным типом современных субмарин, пришедших на смену устаревшим лодкам проекта 671 «Щука».
Несмотря на огромные размеры корабля, современное вооружение и техническое оборудование, экипаж лодки составлял только 73 человека, в том числе 31 офицер. На вооружении лодки состояло: торпедное оружие – 4 ТА х 650мм (12 торпед); 4 ТА х 533 мм (28 торпед): ракетное оружие – ракетоторпеды, крылатые ракеты РК-55, подводные ракеты; средства ПВО – ПЗРК «Стрела-3М» (18 ракет). Кроме того, лодки были снабжены новейшим навигационным, гидроакустическим оборудованием, сложными электронными системами управления кораблём в различных режимах плавания.
45-я дивизия снова в который раз приступила к освоению принципиально новой техники. Настоящим экзаменом для новых кораблей явилась первая боевая служба К-322 (капитан 2 ранга С.В.Корбан), состоявшаяся летом 1990 года. Результат был ошеломляющим — время слежения за иностранной подводной лодкой на порядок превышал лучшие известные достижения. Уже летом следующего 1991 года во время очередной боевой службы К-391 (капитан 1 ранга С.М.Игишев) в ходе слежения за иностранной подводной лодкой был превзойден результат, ранее достигнутый К-322. Практика показала, что и этот рекорд продержался не долго: менее чем через год он был улучшен К-331 (капитан 1 ранга С.Е.Васин).
На основании анализа иностранных заявлений того периода, создание современных атомарин проекта 971, названных по классификации НАТО «Акулами», вызвало у американцев большой переполох. В конгрессе США звучали выступления об установлении ограничения на строительство таких кораблей. Международная организация «Гринпис», активизировав свою деятельность, заявляла, что, якобы, новые российские лодки несут наибольшую угрозу радиоактивной безопасности в морской среде. Но как только из-за финансовых трудностей строительство лодок этого проекта прекратилось, то деятельность «Гринписа» была свёрнута.
Однако не следует забывать о том времени тяжёлых испытаний для страны в целом и в частности для флота, на которое пришлось освоение самых совершенных атомных подводных лодок в истории Военно-Морского Флота.



Вилючинск под снегом. Атомные лодки проекта 971 на приколе.

Примечание.
Автор: Сергей: Вилючинск под снегом. Это не 971 проект. Это лодки проекта 671РТМ, это наш 4-й пирс, я служил там. Это точно 671РТМ..

К сожалению, после 1994 года, в связи с недофинансированием и недопоставками большого количества необходимого материального обеспечения, в том числе и аккумуляторных батарей, неудачным, а в ряде случаев ошибочным оперативным планированием и дезорганизацией в управлении силами, активность и результативность деятельности дивизии стали заметно падать.
В 1998 г. в ходе организационно-штатных мероприятий 45-я дивизия подводных лодок была расформирована. Имущество и личный состав были переданы в состав 10-й ДиПЛ ТОФ.
За 36 лет своего существования 45-я дивизия четырежды перевооружилась, что само по себе явление уникальное, и, может быть, это единственный случай в истории ВМФ. С 1963 по 1967 г. (на протяжении пяти лет) соединение составляло основную ударную силу Тихоокеанского флота, и всегда успешно выполняло поставленные задачи.
Все 36 лет дивизия оставалась важнейшим фактором сдерживания потенциальных агрессоров на Дальнем Востоке. Десятки раз объявлялась лучшей дивизией на флоте и в ВМФ.
Главной гордостью и силой дивизии оставались люди и тот дух, который отличал её среди других родственных частей и подразделений — дух истинного товарищества, преданности флоту, гордости за своё уникальное соединение, дух неизменной доброжелательности, единства и порядочности. Может быть, поэтому в соединении за всю историю существования не было серьёзных аварий, все корабли возвращались в базу (старые подводники знают эту зависимость).
Память о славных делах 45-й ДиПЛ, тысячах верных сынов Родины, истинных бойцах и патриотах, проходивших службу в прославленном соединении за эти непростые 36 лет, свято берегут экипажи кораблей, оставшихся в Вилючинске.
Дивизия по праву гордилась своими девятью Героями Советского Союза, восемь из которых получили это высокое звание непосредственно в соединении. Гордость эта тем более основательна, что за девятью Героями Советского Союза всегда стояли не десятки, а сотни пусть и обойденных наградами героев, сделавших реальностью океанский Флот СССР и добившихся стратегического паритета. И дело совсем не в том, сколько орденов у них на груди, важно другое — непостижимые масштабы и важность совершённого. Они возрождают к жизни ныне почему-то утраченное понятие заслуженный офицер флота, заслуженный подводник — самые почётные звания, поскольку присуждали их люди, а не власть.
Дивизия по праву гордилась своими первыми командирами подводных кораблей, командованием соединения. Здесь уместно провести аналогию с освоением космоса, так как атомный подплав по степени неизведанности, новизны и риска мало чем-то отличается от космонавтики, но, в отличие от последней, долгое время оставался в тени.
Дивизия по праву гордилась тем, что пятеро из её офицеров стали "полными" адмиралами, а четверо из них получили это высокое звание, командуя самыми крупными флотами (СФ и ТОО) — адмирал А.П.Михайловский, адмирал О.А.Ерофеев, адмирал Г.А.Сучков, адмирал М.Г.Захаренко.
История отечественного подводного флота не может оставить равнодушным любого, кто с ней знакомится. Мужество и стойкость, сплоченность и взаимовыручка, непоколебимая верность воинскому долгу и подводному братству - стараниями многих поколений моряков составили славу и гордость подплава, прошли закалку в огне мировых войн и были неизменно хранимы в мирное время. Мы всегда будем помнить тех героев-подводников, кто, глядя в лицо смерти, не дрогнул, до конца исполнил свой долг перед Родиной, перед боевыми товарищами.

Статья первоначально готовилась для газеты «Бригантина» МГАВТ. Использованы материалы открытой прессы. Составитель: капитан 1 ранга в отставке, доцент Н.А.Верюжский. 17 августа 2008 г.

Сослуживцы по 45-й дивизии АПЛ.

Авдейчик Ю.П., капитан 2 ранга.


ВМФ России - Battle Forum. Лодки проекта 671РТМ первым освоили и трансполярные переходы Тихоокеанского на Северный театр 1981, 1982 и 1983 гг. в целях оптимального распределения многоцелевых АПЛ между флотами такие переходы были выполнены лодками К-255 (командир капитан 2 ранга В. В. Ушаков), К-324 (командир капитан 2 ранга Терехин) и К-218 (командир капитан 2 ранга Ю. П. Авдейчик), построенными в Комсомольске-на-Амуре. В начале 1989 года в соответствии с российско-американскими договоренностями с многоцелевых АПЛ ВМС США и ВМФ России было снято и складировано на берегу оружие, оснащенное ядерными боевыми частями. В результате лодки проекта 671РТМ лишились "Шквала" и "Граната".
Земные пути в океан.
ПОДВОДНЫЕ СИЛЫ РОССИИ: ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ И ОСОБЕННОСТИ БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ. В.В. МАСОРИН. ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ № 7 2006.
Подводная лодка проекта 671.РТМ.

Агавелов Святослав Владимирович.

Счастливая "К-14" атомная подводная лодка. - Историческая справка.
Воспоминания подводников. АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ "ЗАВОДСКИЕ УМЕЛЬЦЫ". Как известно, успехи в море закладываются на берегу. Придавая серьезное значение боеготовности лодки и, в первую очередь, готовности к ракетным и торпедным стрельбам, командир подводной лодки капитан 1 ранга Агавелов Святослав Владимирович освободил от всех нарядов л/с БЧ-1 и БЧ-2.
Воспоминания подводников. АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ "МОИ КОМАНДИРЫ ЛОДОК". Вдруг в класс вошел незнакомый офицер-капитан 1 ранга и вместе со старпомом сразу направился ко мне. Я встал и представился. В ответ я услышал: «Ты штурман?». Я подтвердил. «Выйдем»,- сказал он. В коридоре, он обратился к старпому: «У штурмана вышел срок присвоения звания. Сегодня написать представление и отправить в Москву«. Потом повернулся и ушел». Для меня это было неожиданностью, но приятной. Позже, узнав Святослава Владимировича лучше, мы , что для него это было правилом — положено, получи... Святослав Владимирович был командиром «с большой буквы». Поэтому мы отрабатывали все элементы, не придерживаясь требования наставлений, которые только что были введены в действие. Как показала практика, наш вероятный противник прекрасно знал тактические приемы, которым следовали командиры советских пл, выполняя требования действующих наставлений. Эти приемы были заложены и в программу зачетного экзамена. Благодаря нестандартному мышлению командира, экипаж выполнил поставленную задачу на «Отлично». Командиру же поставили «Неуд» только за то, что он, заявив: «Я — командир, принял решение», допустил отклонения от требований Наставления. Для него правилом был Корабельный устав. Он готовил экипаж к войне, считая, что стандартные манёвры, изложенные в Наставлениях, известны противнику, значит «противник информирован, а следовательно вооружен»... Для меня по многим вопросам Святослав Владимирович был примером, я считал, что таким должен быть настоящий Командир лодки. Жаль, что его военная карьера внезапно оборвалась. Вооруженные Силы в лице капитана 1 ранга Агавелова С. В. потеряли грамотного командира, честного военноначальника и порядочного человека. Расхитители, карьеристы и казнокрады пришли к власти в середине 70 — годов. Бездумная кадровая политика, солдафонство и перестраховка стали преобладать в наших ВС. Со Святославом Владимировичем Агавеловым я снова пошел бы в море.

Алексанян Лев Михайлович.

Счастливая "К-14" атомная подводная лодка. - Историческая справка.
Воспоминания подводников. АЛЕКСАНДР ОСТРОВСКИЙ "К вопрос о роли спирта и его производных в жизни моряков – подводников Ч.2". Для сравнения, старший помощник командира пл «К-115» капитан 3 ранга Алексанян, у которого срок выхода очередного звания был такой же, как и у Иванова Н.Т., получил воинское звание капитан 2 ранга, в соответствии с действующим кадрах ВМФ порядком, только спустя 6 месяцев , в конце февраля 1966 г. Спирт еще раз доказал свои универсальные возможности в решении любых вопросов.

Алексеев Владимир Александрович, капитан 2 ранга.

Атомный флот в глубинах океана - Дальневосточный завод №199.
История штурманской службы. Командиром 501-го был капитан 1 ранга Алексеев Владимир Александрович. Стремление отработать на первом корпусе «барса» новые технологии, довести тактико-технические характеристики атомохода до уровня, отвечающего требованиям атомным подводным лодкам 3-го поколения, привело к тому, что «К-284» в течении четырех лет находилась в заводской достроечной базе Большого Камня. На пл проводились многочисленные испытания с частыми выходами в море, проверкой механизмов, устройств и систем во всех режимах эксплуатации.

Алиев Мирвет Алиевич, капитан 2 ранга.

Десятая дивизия подводных лодок Тихоокеанского флота. Люди, события, корабли. - Санкт-Петербург, 2005. Специальный выпуск альманаха Тайфун. М.Б.Губардин. Служба в 717-м учебном центре ВМФ.

Асафьев Владимир Геннадьевич.

Счастливая "К-14" атомная подводная лодка. - Историческая справка. Пискайкин Владимир Владимирович: "К-14 в сентябре 2005 года ушла в свой последний поход в Большой Камень в доке "Зея", передана заводу "Звезда". До последнего часа экипаж заботился о ней. Последний командир - капитан 2 ранга Лиденхо Сергей Интернович. Много сделал для лодки её предпоследний командир капитан 2 ранга Асафьев Владимир Геннадьевич. Она очень жалобно и надрывно плакала прощаясь с экипажем. Есть видеофильм о ней. Снят в 2005 году."

Бабушкин В.В. капитан 1 ранга.

Ю.В. Кириллов. 2-я Краснознамённая флотилия атомных подводных лодок. - Тайфун: Военно-технический альманах «Тайфун». Выпуск № 48. Корабельный состав 45-й дивизии 2-й флотилии подводных лодок Тихоокеанского флота.
Десятая дивизия подводных лодок Тихоокеанского флота. Люди, события, корабли. - Санкт-Петербург, 2005. Специальный выпуск альманаха Тайфун.

Сослуживцы.

Часть 2.: Авдейчик Ю.П., Агавелов Святослав Владимирович, Алексанян Лев Михайлович, Алексеев Владимир Александрович, Алиев Мирвет Алиевич, Асафьев Владимир Геннадьевич, Бабушкин В.В.,
Часть 3.: Бажев Владимир Васильевич, Барановский Валентин Яковлевич, Белашев Виктор Григорьевич, Бондаренко В.К., Василенко Иван Васильевич, Васин Сергей Егорович, Виноградов Вячеслав Тимофеевич, Водоватов В.В., Гаврильченко Александр Сергеевич, Ганрио Аркадий Викторович, Голобоков С.А., Голосов Рудольф Александрович, Голубев Дмитрий Николаевич, Гонтарев Валерий Павлович,
Часть 4.: Гордеев Игорь Иванович, Городков Андрей Викторович, Дубяга Иван Романович, Дудко В.Я., Елаков Юрий Георгиевич, Ерофеев Олег Александрович, Заморев Вячеслав Иванович, Захаренко Михаил Георгиевич, Игишев Сергей Михайлович, Игнатов Николай Константинович, Изотов А.И.,
Часть 5.: Кириллов Юрий Васильевич, Комарицин Анатолий Александрович, Комаров Олег Борисович, Кондриков П.И., Корбан Сергей Владимирович, Кузнецов Юрий Георгиевич, Кулиш Виктор Петрович, Лиденхо Сергей Интернович, Лобанов Олег Михайлович, Ломов Эдуард Дмитриевич, Макаренко А.В., Малашинин Иван Иванович, Марин Борис Кузьмич, Михайловский Аркадий Петрович, Михалев В.Ф., Можайский Александр Михайлович, Мормуль Николай Григорьевич, Морозов Иван Федорович, Мохамето С.Е., Нещерет Александр Иванович, Першин Владимир Федорович, Петров Игорь Дмитриевич,
Часть 6.: Пирожков Рэмир Иванович, Поздняков А.А., Прокопенко Николай Гаврилович, Пушкарев Василий Владимирович, Рыбалко Валерий Иванович, Салов Виктор Степанович, Самсонов Станислав Павлович, Сапрыкин В.А., Саранчин Валерий Иванович, Сиденко Константин Семенович, Симинкович Вячеслав Михайлович, Сканцев Виктор Иванович, Смирнов Владимир Викторович, Сорокин Анатолий Иванович, Софронов Альфред Павлович, Столяров Лев Николаевич, Сучков Геннадий Александрович, Терехин Вадим Александрович, Туманов Виктор Григорьевич, Урезченко Виктор Семенович,
Часть 7.: Усенко Николай Витальевич, Ушаков В.В., Хайтаров Виктор Дмитриевич, Хомяков Ю.Н., Храптович Альберт Иванович, Чистяков Николай Борисович, Шалыгин Геннадий Иванович,
Часть 8.: Шиков Александр Александрович, Шульгин Виктор Владимирович.

Продолжение следует. Начало .

Обращение к выпускникам нахимовских училищ.

Просьба к тем, кто хочет, чтобы не были пропущены хотя бы упоминания о них, например, в "Морских сборниках", в книгах воспоминаний, в онлайновых публикациях на сайтах, в иных источниках, сообщайте дополнительные сведения о себе: годы и места службы, учебы, повышения квалификации, место рождения, жительства, иные биографические сведения. А мечтаем мы о том, чтобы собрать все возможные данные о выпускниках, командирах, преподавателях всех трех нахимовских училищ. Примерно четверть пути уже пройдена, а, возможно, уже и треть. И поэтому - еще и о том, что на указанные нами адреса Вы будете присылать все, чем считаете вправе поделиться, все, что, по Вашему мнению, должно найти отражение в нашей коллективной истории.

Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.

198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Сергей
06.03.2011 13:45:46
Вилючинск под снегом. Атомные лодки проекта 971 на приколе.
Это не 971 проект. Это лодки проекта 671РТМ, это наш 4-й пирс, я служил там. Это точно 671РТМ.


Главное за неделю