Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,67% (47)
Жилищная субсидия
    18,67% (14)
Военная ипотека
    18,67% (14)

Поиск на сайте

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища» (воспоминания нахимовца). - Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 78.

Чикваидзе Константин Ираклиевич. «От урочища до училища» (воспоминания нахимовца). - Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 78.

СКРИПАЧ - ТРЕПАЧ

Когда я учился во втором классе, мама решила дать мне музыкальное образование и определила меня в музыкальную школу на Авлабаре. К музыке я относился хорошо. Мне очень хотелось научиться играть на пианино, но мне предложили для начала скрипку, ее легче и дешевле было купить. Скрепя сердцем я согласился пойти на скрипку. Так начались мои «хождения по мукам». До Авлабара надо было добираться пешком, со скрипкой в футляре и нотами в планшете. Каждый раз где-нибудь раздавалось вдогонку ехидное: «Скрипач-трепач!» Очень было обидно, особенно когда ехидничали девчонки.
Как-то раз кто-то из маминых знакомых предложил брать для меня дополнительные уроки у очень опытной учительницы музыки, русской по национальности, профессиональной скрипачки, которая жила недалеко от нас в частном одноэтажном домике. Помню, занятия то и дело прерывал ее сынишка, забегая с улицы, то перекусить, то что-то найти, то о чем-то спросить.
С обучением на скрипке я героически выдержал два сезона, но на большее меня не хватило. Так бесславно закончилась эта музыкальная история, о которой, может быть, не следовало и писать, если бы, не одно обстоятельство. Прошло лет пятнадцать с тех пор, а может и больше. Моя сестра Рита вышла замуж. За того самого мальчика, который отвлекал маму от занятий с учеником. Бывают в жизни такие совпадения! Я потом шутил: «Моя сестра вышла замуж за моего старого знакомого». Как тесен мир!

ЛАГОДЕХИ ДОВОЕННЫЙ



Район бывшей слободки Лагодехи.

ДОМ, САД, ПЛАЦ, ЛЮДИ

До конца тридцатых годов в отчем для наших мам доме, построенном еще прадедом, проживала наша бабушка. Анна Петровна с сыном Артамоном, дочерью Анной Николаевной, ее мужем Леопольдом Иосифовичем Калишук и сыном Вовой.
Один раз в год Тбилисские (столичные) гости: моя тетушка Елизавета Николаевна с дочерьми Нелей и Ритой, ну и конечно, мы - моя мама Евгения Николаевна и я приезжали в Лагодехи на все лето, и семья Михайловых увеличивалась вдвое.
Участок был небольшой (не более 10-12 соток). Около дома вдоль балкона размещалась так называемая беседка (пергола), обвитая виноградом сорта Изабелла (излюбленный среди русских лагодехцев). Беседка в летнее время служила столовой. Под ней стоял длинный стол, за которым размещалась вся семья и места хватало еще и на гостей. За этим же столом взрослые вечерами играли в лото, или резались в карты, а мы в это время перемещались на скамейку за калиткой и играли в свои игры: кольцо с места, фанты и другие.



В ближней к дому части участка размещались огород и пасека (около десяти ульев), а дальше сад.
Тетя Аня, насколько я помню, работала в Лагодехском райисполкоме на разных должностях. В войну в отделе социального обеспечения населения, который выдавал хлебные карточки, поэтому была всем известна. Добрая, веселая, заводная, а главное справедливая, за что и была нашей любимицей. Со своими родителями мы могли покапризничать, но, если сказала тетя Аня, то всё безоговорочно выполнялось. С той же любовью мы относились и к нашей бабушке Анне Петровне.
Наш дядя Артамон Николаевич, названный в честь прадеда, в те годы еще не был женат и был старше нас не более чем на 10-12 лет, поэтому в расчет как взрослый нами не принимался. На свою беду, он был заикой. Логопедов в Лагодехи тогда не держали. Образование по этой причине получил только начальное и работал молотобойцем в кузнице.
Дядя Лёва относился к числу тех людей, о которых принято говорить «мастер на все руки». Всю жизнь проработал главным механиком районной МТС, а на досуге, будучи отменным музыкантом, сколотил Лагодехский духовой оркестр и был его постоянным дирижером и руководителем. Сам играл на флейте, кларнете и трубе. Спокойный, уравновешенный, немногословный, работящий - держал в полном порядке технику в МТС и всю домашнюю в придачу. Не случайно в войну ему безоговорочно дали бронь, хотя он и не просил. Если случались какие-либо аварии или неполадки с техникой на Герань заводе в «Табаксырье» и других предприятиях, дядя Лёва непременно привлекался для оказания технической помощи или консультаций. Помню, как во время войны он взял меня с собой на пуск небольшой сельской деривационной ГЭС (кажется Кабальской), строительство которой осуществлялось при его активным участии. Каждое раннее утро он садился на свой старенький велосипед и отправлялся на работу за 10 км. от Лагодехи. После войны он своими руками реанимировал трофейный мотоцикл с коляской и разъезжал на нем. Перед войной дядя Лева загорелся идеей построить действующую модель железной дороги, со всеми атрибутами: паровозом, вагонами, рельсами, станциями и т.п. Был намечен круговой маршрут по двору и саду старого дома, и мы долгое время обсуждали разные детали этой небывалой игрушки. Но помешала война. Дядя Лева, у себя в МТС сам вытачивал вечерами детали, но успел собрать только паровоз, который много лет покоился на чердаке уже нового дома. Жаль, если его выбросили. Модель была превосходной (длиной около 50-60 см с тендером) и могла служить доброй памятью золотым рукам дяди Левы и его доброму отношению к детям.



Калишуки. Сидят Паулина Эдуардовна, ее дети Леопольд и Мария, Анна Николаевна с Людой. На переднем плане Фатьма (Татьяна). Стоят Валерий Хржановский с сестрой и супругой.

Мать дяди Лёвы, Паулина Эдуардовна, жила через дом от Млокосевичей и, поэтому, именовалась нами, как «верхняя бабушка». К ней мы частенько заглядывали, отправляясь в заповедник, или как в семейный травмопункт. Бабушка в свое время получила среднее медицинское образование и была известным на нашей улице костоправом и лекарем. Врачевала нас от бесконечных ушибов, царапин, вывихов и пр.
К ней каждое лето приезжали ее внуки из Тбилиси Нина и Валерий.



Валерий и Нина Хржановские.

Они были года на два-три старше нашего Вовы. Валерий Хржановский впоследствии окончил Тбилисский Университет. Получил так же музыкальное образование и одно время, уже после войны, несколько лет был директором Лагодехской русской школы. Между прочим, наша «верхняя бабушка» оказалась прямым потомком венгерского революционера Кошута. Венгры после войны приезжали в Союз и были по этому поводу публикации в нашей печати.
Частенько нас навещали две наши тетушки из Калиновки, двоюродные сестры наших мам. Тетя Маня и тетя Катя (которую звали «Катыш»). Первая - внучка Петра Ивановича (брата нашего прадеда), а вторая - дочь Петра Артамоновича (брата нашего дедушки). Вот, пожалуй, и весь состав самых близких «действующих лиц», сыгравших наибольшую роль в нашем воспитании и становлении. Были еще и соседи, друзья, школа, но степень их влияния на нас не была доминирующей.
Наш дом, который когда-то был первым от Закатальского шоссе, в те времена стал уже третьим, или даже четвертым. Хорошо помню первый дом Тандиловых у шоссе и дом Гаспаровых рядом с нами. Так же рядом жила еще семья Яловых, но их дома я не помню, возможно, Яловые арендовали жильё у Тандиловых.
С западной стороны к нашим домам примыкал большой плац, в дальней стороне которого был склад военной части, а вся остальная территория фактически принадлежала нам - детворе из близлежащих домов. Здесь гоняли мяч, разыгрывались жмурки, ловитки, казаки-разбойники, лахти и пр. пр. Западнее «нашего» плаца был еще один плац, на котором в здании бывшей православной церкви располагался Лагодехский кинотеатр.



Лагодехи. Военный храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Оплот правословия на границе с мусульманским миром. Начало 20 века.

В первом доме жила подруга нашей тети Ани – Мери Тандилова с матерью, которую впоследствии парализовало. В цокольном этаже дома располагался магазинчик по продаже вина в разлив. Значительно позже еще одной достопримечательностью этого дома стала огромная магнолия, которая, когда цвела, привлекала всеобщее внимание своей красотой и ароматом (а не был ли причастен к этой экзотике уважаемый Млокосевич?) Детей у одинокой тети Мери не было, и нерастраченные материнские чувства доставались нам. Она любила с нами возиться и баловать нас. А баловать было чем. Она работала кассиром и контролером в упомянутом кинотеатре, и бесплатный проход на все дневные сеансы нам был открыт. Разумеется, только в первом ряду и с условием, что шума и возни не будет.
В доме рядом с нами жила армянская семья Гаспаровых - родители и двое детей, старший из которых Владимир по кличке ТУЗ, был нашим сверстником и другом на протяжении всех этих лет. В семье Яловых было два сына, один Евгений, старше нашего Вовы где-то на два-три года, а второй Юра, старше меня на год. Все вместе мы составляли ядро нашей компании, которая постоянно «ошивалась» на плацу. Из Калиновки приходили Миша и Володя Жакобовы, Сапожниковы, Рая Квок (впоследствии вышла замуж за Юру Ялового). Позже к компании присоединялись Нина Погосова, Боря Иноземцев, Альберт Асриян и Лёня Копик (будущий муж нашей Нелли). Состав компании со временем менялся, но Михайловское ядро, в центре которого стоял наш Вова, оставалось неизменным.
В сороковом году, когда «наш» плац был застроен, всё возрастающим народонаселением Лагодехи, центр ребячьей тусовки переместился на дальний плац около кинотеатра.
Во второй и последний Михайловский дом Анна Петровна со всем семейством переехала где-то в 1940 году. Дом этот, на углу улиц Важа Пшавела и Робакидзе, строил Александр Артамонович, брат нашего дедушки. К тому времени в доме осталась одна баба Настя, сын которой (наш дядя) старый холостяк Владимир Александрович жил в г. Сухуми. Они уступили Анне Петровне две трети своего дома и половину земельного участка. Недолго раздумывая, наша бабуля продала старый дом и переехала со всем семейством к бабе Насте. И правильно сделала, старый дом стал ветшать, а у бабы Насти могли отобрать половину земельного участка. К тому же к восточной стороне нового участка примыкал надел с домом Федора Артамоновича, точнее его наследников.

БАЗАР, КУНАКИ

Базар – одно из самых памятных достопримечательностей тогдашнего Лагодехи. Он располагался с правой стороны Закатальского шоссе на въезде в город с запада, и функционировал только по воскресениям. В первой половине этого долгожданного дня депутация от каждой Лагодехской семьи непременно направлялась на базар. Шли как на праздник, нарядно одетые (людей посмотреть и себя показать), в сопровождении детишек или приехавших на побывку родственников. В этот день Закатальское шоссе становилось особо оживленным.



Лагодехи. Закатальское шоссе сегодня.

Одни к нему спускались из Лагодехи, а другие поднимались из Калиновки. Одни только шли на базар, а другие уже возвращались с полными сумками. Обменивались приветствиями и любезностями на ходу, а чаще останавливались и подолгу разговаривали. Это была своеобразная живая газета «Лагодехские новости», благодаря которой узнавались самые свежие новости, обсуждались значимые события и происшествия. Мы, детвора, любили сопровождать взрослых, особенно тетю Аню. Её все знали и любили за доброжелательный и веселый нрав. Теперь мы понимаем, что информационный дефицит в те времена существовал и пополнялся он, в большой степени, в эти базарные дни.
Сам базар занимал достаточно большую площадь, огороженную легким забором, и располагал небольшим количеством прилавков. Основная торговля велась непосредственно из гужевого транспорта, с арб или повозок, которые беспорядочно располагались на базарной площади. Буйволы и лошади паслись в поле за забором. Поставщиками товаров были, как близлежащие грузинские села, так и более отдаленные азербайджанские и лезгинские. У кобахчельцев покупали молочные продукты, в том числе вкуснейшее белоснежное буйволиное масло, живых кур и индеек, арбузы, дыни, зелень. Лезгины привозили баранину, овечий сыр, выделанные козлиные и овечьи шкуры, ковровые изделия.



И сегодня базар привлекает разнообразием местных фруктов и овощей.

Иногородние продавцы приезжали накануне и останавливались на ночлег у Лагодехских кунаков. Наш дом, таким образом, посещали две семьи. Все знали, если у нас во дворе в субботу стоит арба и буйволы – значит приехали из Кобахчол, если лошади – то лезгины из Дагестана. Приехавших полагалось гостеприимно встретить, хорошо покормить и уложить спать. Особенно мне запомнились чаепития у самовара, из блюдец с сахаром вприкуску или медом и неторопливыми разговорами «за жизнь». Чай полагалось подливать до тех пор, пока гость не поставит свой стакан на блюдце вверх дном и при этом смачно рыгнет.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович


Главное за неделю