Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 37.

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 37.



Последний год учебы в училище мы жили и учились на «Авроре». Только теперь, как педагог, я понимаю, как это много значило в общей цепи или, как теперь говорят, системе воспитания флотских офицеров. Как жаль, что традиция жить и учиться старшим курсам на «Авроре» потеряна. Славный дух любви к морю сопровождал нас и в училище Фрунзе. Об этом свидетельствует написанная неизвестным мне автором, нашим курсантом-нахимовцем песня фрунзевцев-нахимовцев, которая сохранилась в моих архивах:

Мы собрались во Фрунзе, друг,
Из стен нахимовских училищ.
Слыхали мы и штормов шум,
И шхуны через шторм водили.


Нас воспитали так не зря
На всех преданьях флотской славы,
Чтоб жизнь свою отдать морям,
Прославить флот своей державы.


Если ты стал нахимовцем, или мечтаешь стать им, помни: в училище ты должен научиться главному - любви к морю, к морской службе, приучиться к ее трудностям. А иначе все тебе будет в тягость. Пойми: военно-морской офицер - это не профессия - это образ жизни.

Выпускники Нахимовских училищ, Герои Советского Союза и России



Филипьев Юрий Петрович, Соколов Валентин Евгеньевич, Берзин Александр Александрович.

О морских и нахимовских традициях

Выпускники Нахимовских училищ, Герои Советского Союза и России



Хмыров Всеволод Леонидович, Опарин Александр Иванович, Справцев Сергей Валентинович, Апакидзе Тимур Автандилович.

Необходимость и силу традиций начинаешь понимать, когда становишься мудрым, обычно это происходит в возрасте сорока-пятидесяти лет. Традиции - это, образно говоря, весьма нужное Дополнение к среде нашего обитания. Традиции передаются своими путями из поколения в поколение.
В училищах, а особенно на флоте, вы будете вынуждены все время учитывать их. Если офицер не знает, не соблюдает и не уважает традиции, то ему я могу спокойно предсказать полный провал в службе.
Не пытайтесь понять логику традиций - на первый взгляд ее нет. Но это правила, позволяющие системе сохранять стабильность при самых непредвиденных воздействиях. По-видимому, это один из механизмов в природе для выживания организованных систем. Большинство морских традиций пришло к нам с английского флота. Они - древнейшие. Они присутствуют во флотских командах: «Раздернуть!» (тали), «Чисто за кормой!» (All clear aft!), "Все наверх!" (All hands a hoy!), «Флаг перенести!» (Shift colors!) и т.д. Мы их в свое время изучали на уроках английского языка. Вся флотская жизнь проникнута традициями. Святая традиция - подъем военно-морского флага на кораблях. Это мощный психологический заряд! Офицеры и матросы подтягиваются, выпрямляются, сосредоточиваются. Это невидимый барьер между твоей личной жизнью и корабельной. Ты начал служить Кораблю! Морское офицерство всегда с трепетом относилось к подъему флага. На мой взгляд глупость написал Леонид Соболев в «Капитальном ремонте», при описании момента подъема флага на «Генералиссимусе», когда лейтенант Левитин думает: «И где это я поймал ..., вроде бы приличная такая».




Торжественный подъем Военно-морского флага на ПЛ К-157 "Вепрь", г. Северодвинск 30 ноября 1995 года. Первый командир экипажа капитан 1 ранга А.А. Книпст, сын выпускника Рижского НВМУ 1949 года Книпста Альберта Борисовича.

Традиция субботней уборки на кораблях. На эскадре это праздник. Такой запомнилась мне она по практике. На всех палубах по трансляции гремит музыка. Корабли моют, чистят, драят. А какие волшебные и романтичные были команды: «Медь драить, резину белить, барашки расходить и смазать!». К сожалению, на подводных лодках, где я служил, такого праздничного духа нет. Все внутри этой, залитой электрическим светом, утробы. Традиции в человеческой жизни устойчивы. И сейчас по субботам у меня дома аврал!
Основной носитель флотских традиций - это, конечно, эскадра. Это парадный боевой флот, куда мы мечтали попасть после окончания училища имени Фрунзе. Не в какой-нибудь там ОВР (охрана водного района) или на тральщики, а на крейсера-эсминцы, на почетные должности корабельных артиллеристов! Вот тоже традиция: на эскадре первые люди - артиллеристы, а на подводных лодках - инженеры-механики. Традиция на флоте - забота о матросе (всплывает образ П.С.Нахимова). Интересно, что эту традицию воспитывали исподволь в нахимовском училище. Я помню такой эпизод. В училище нагрянул зам. начальника ВМУзов по строевой части генерал-майор А.Татаринов Встречает он на втором этаже в перерыве наш класс. Команда - остановить класс! Стоим. «Снять робы, ботинки». Сняли. Татаринов тщательно осмотрел нас на предмет чистоты, особо обратил внимание на носки и ботинки. Запомнилось. Теперь я понимаю, как он был прав - у подчиненных нерадивого командира и носки грязные, и ботинки изношены. Он наглядно показал нам, как надо заботиться о подчиненных. Я запомнил это.




Смотр строевой подготовки в лагере. 1945 год. Слева направо: командир 1 роты капитан 3 ранга Дегтярев Сергей Николаевич, инспектор ВМУЗ генерал-майор Татаринов Алексей Николаевич, начальник училища капитан 1 ранга Изачик Николай Георгиевич.

Еще одна офицерская флотская традиция - это легкость и веселость при исполнении своих обязанностей. Это подтрунивание над своими товарищами, постоянный юмор. Трудно представить себе флотского офицера без чувства юмора, во время работы. Может быть, частично, это - напускное? Может... Но, на мой взгляд, это своеобразная психологическая зашита от стрессов тяжелой корабельной службы. Такое легкое состояние флотского юмора прекрасно описано в моей настольной книге - романе Л.Соболева «Капитальный ремонт». Описываемый момент (в вольном пересказе) выбран очень удачно - миноносец проходит «узкость», он идет по морскому каналу из Петербурга. Как известно, это время очень напряженно на корабле, особенно для штурмана. Однако, корабельный штурман, опершись на леерную стойку, «травит» смешную историйку, но в то же самое время тщательно проверяет знакомые створы, чтобы следить за курсом корабля. Кстати, такой подход, с юмором, к серьезным работам помог мне в дальнейшем. Работая после флота на ответственных должностях; начальника отдела в центральном конструкторском бюро, заведующего лабораторией в ВУЗе, я старался создать в подразделении легкую, непроизвольную обстановку, юмор был в почете, и, без скромности, могу сказать, что меня любили, несмотря на требовательность.
Есть, конечно, традиции, связанные с поверьями. Так, английский корабль, и в наше время, под любым предлогом постарается не выйти в море тринадцатого и в пятницу. Или пресловутая традиция: не допускать на корабль женщину, ибо это - к несчастью. Не знаю, насколько сильно мы верили в это, но все же очень ждали возвращения нашей лодки на базу, когда с нами в плавание пошла женщина-радионавигатор. Наверное, в этом что-то есть. Экипаж не имеет права отвлекаться от своих обязанностей при выходе в море.




Женщины капитаны морских судов. Первая в мире женщина-капитан мега лайнера. Мужчинам и посторонним вход запрещен - единственное в мире судно, полностью управляемое женщинами. (См. Хрупкая женщина в прочном корпусе. Сергей Апрелев. Окончание.)

Кроме «глобальных» традиций на каждом корабле, в училищах есть свои традиции. Например в компасном зале училища Фрунзе ты не имеешь права наступать на картушку компаса, выложенную из паркетных половиц, посреди зала. И вот вся курсантская масса в перерывах между лекциями тщательно «обтекает» картушку. Традиции местного масштаба, но ты должен научиться строго блюсти их и, бога ради, не старайся бороться с ними...
В училищах бывают подчас экзотические традиции. Так, курсанты - выпускники училища им. Фрунзе обычно почему-то одевают тельняшку на памятник Крузенштерна, стоящий на набережной училища. Откуда, интересно, корни у этой традиции, и что же она символизирует для выпускников? После выпуска, молодой лейтенант погружался в такси и начиналось движение вокруг квартала училища, но против часовой стрелки, так как в течение ряда лет на физзарядке и на вечерней прогулке движение было по часовой стрелке.
У нахимовцев-выпускников появилась одно время экзотическая традиция - драить нос памятнику Петру I в петровском скверике, около домика Петра, но она, к счастью, исчезла.




Наверное, пора поговорить о серьезных нахимовских традициях. Они начали закладываться при нас - первых воспитанниках. Попытаюсь сформулировать их. На первое место я бы поставил воспитание в морском офицере высокой обшей культуры. Как известно, был период, когда она была чуть не начисто потеряна. И надо было иметь смелость возрождать ее. Но нам говорили, что лично товарищ Сталин стал мечтать после войны о высокообразованных и культурных офицерах. Сейчас я в это не верю. И отдаю должное тем людям, которые шли на это. В первую очередь, начальнику училища Н.Г.Изачику. Кроме общеобразовательной программы нас приучали к культуре корабельной кают-компаний. Вспомним белые скатерти столовой, кольца с салфетками, у каждого - подставки под столовые приборы. И это в тяжелейшие для России годы разрухи и голода. Все это надо учитывать и тяжело это переоценить, ибо мы вошли в кают-компаний кораблей уверенными и желанными. Мы, дети войны, были воспитанными, нас приучили неукоснительно соблюдать флотские традиции. Это мы, даже на подводных лодках, в море, переодевались из черных комбинезонов, из засаленных рабочих кителей к обеду и ужину в чистые кители, подчас как следует не помыв руки, так как на лодках 613 проекта с водой была вечная проблема. Разговор велся в кают-компаний легкий, о службе говорить запрещено, и в этом заложен глубокий смысл. Офицер, который все время находится на людях, в условии напряжения, должен расслабиться. До ухода командира никто не имеет права выйти из-за стола. Мы в своей среде, мы в стабильной среде флотских традиций...



Очень жаль, но похоже, что эта нахимовская традиция - воспитание благородного стиля кают-компании умирает. Хорошо, если это не так. Но ты - нахимовец - и обязан воспитывать в себе традиционные качества культуры морского офицера. Без них его просто нет. Ты будешь чувствовать себя лишним в кают-компаний, как чувствовали себя офицеры, призванные на временную службу из институтов.
Складывалась нахимовская традиция походов всем училищем в Мариинский театр. Это был ритуал. Нас тщательно готовили к тому, как положено вести себя в театре офицеру. Мы знали, что в дореволюционное время офицер не садился в кресло, пока не сядут старшие по званию. В нашем звании приходилось стоять до второго звонка. Места у нас были в партере, и нахимовцы стояли - это было зрелище.
Я не акцентирую внимания на обучении танцам, но могу сказать, что на флоте это помогало нам нормально жить. После похода, отмывшись, мы, конечно, отправлялись в ДОФ (Дом Офицеров Флота). Там все друзья, там мы обычно встречали своих однокашников с других бригад и дивизий, лодок и кораблей. И если ты не умел хорошо танцевать, то чувствовал себя некомфортно. Нахимовская традиция обучению танцам, кажется, стала устойчивой, а вот сложившаяся в наше время традиция приглашать на вечера практики (танцевальной практики) девочек из вагановского балетного училища, к сожалению, не сохранилась. А как они танцевали! И мы ведь подтягивались. Мы дружили чисто, ходили к ним в гости и приглашали их к нам в училище.




По этому поводу вспоминаются трагикомичные истории. Так, в 1946 или в 1947 году вторая рота взбунтовалась! Бунт на корабле! Мы отказались принимать вечерний чай из-за того, что 1-й роте разрешили пригласить девочек на чай с пирожными (пекли тогда пирожные, ну до чего удивительные!), а 2-й - нет. Бунтуем, братцы! Свое дело мы знали твердо. Когда командир роты, капитан 3 ранга В.И.Туркин подбегал к очередному воспитаннику со словами: «А ты почему чай не пьешь?», жертва тут же начинала мешать ложечкой чай в кружке, но не более того. Хотя дело «пошло» в политотдел, но люди там были умные и понимали, что это мальчишество. Но зато теперь и 1-я и 2-я роты приглашали девочек по торжественным случаям в столовую. Умно было сделано: пусть учатся общаться за столом, тем более, что жили девочки бедно и впроголодь. С каким удовольствием будущие балерины поглощали флотский борщ и макароны по-флотски!
Традицией можно назвать и стремление к высокой образованности у будущих моряков. Ведь мы изучали два языка параллельно: английский - обязательно и еще один - по выбору. В каком еще образовательном заведении было такое? Мы изучали логику (как говорили, по личному указанию Верховного Главнокомандующего). Нам казалось это лишним, но я до сих пор помню конструкции силлогизмов и еще мечтаю почитать аристотелевскую логику.




Скульптура головы Аристотеля — копия работы Лисиппа, Лувр.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю