Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Обзор выпуска 1952 года. Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 135.

Обзор выпуска 1952 года. Страницы истории Тбилисского Нахимовского училища в судьбах его выпускников. Часть 135.

В кромешной темноте нас повезли в стареньком, битом, видавшем всякое, грузовике. Кузов укрыт фанерным «ящиком». Ящик битком забит людьми - холодно, страшно! Детей не разглядеть - закутаны, ну, не знаю, по самое «некуда». Взрослые – скелеты-вешалки. Тишина в кузове - только слышно, как надсадно завывает мотор машины…



Ладога. "Дорога жизни"

И мы оказались в Баку.
Здесь я родился еще в 1934 году, здесь жили какие-то дальние родственники мамы.
Оказалось, что все месяцы жизни в Ленинграде после бегства из Таллинна мы прожили без какой бы то ни было регистрации. И это сказалось сначала на том, что мы путешествовали (ехали в эвакоэшелоне) с серьёзными дополнительными трудностями. А позже моим родителям и сестре с братом в различных архивах войны не удалось найти следов нашей блокадной зимы, и никто из моих близких не воспользовался льготами ленинградских блокадников – уже все они ушли из жизни: папа и мама, сестра и брат. Ну, а я даже не пытался чего- либо искать. Стране и так трудно!
В Баку я начал учиться в школе.

К сожалению, я не помню, как и когда я узнал о Нахимовском училище. Только вечером 4 сентября 1945 года в поезд садились двое десятилетних мальчишек (точнее, мне ещё не было десяти – я родился 28-го сентября). Вторым был, кажется, Сева Самсонов. Но утверждать этого я не стану.




Так началась моя самостоятельная военная жизнь.

«Мокрая приборка!»

Командиром у нас был мичман Юрий Безуглый. В первые дни никого другого мы не видели и не знали. Во всяком случае, я никого не могу вспомнить. День начинался с подобия зарядки, потом приведение себя и «кубрика» - мы легко усвоили, что так по-флотски называется спальное помещение - в порядок. Потом занятия. Вот тут появлялись другие люди - это были учителя. Они помогали нам подготовиться и сдать экзамены. После сдачи экзаменов с нами остался наш мичман. Это наш первый военный воспитатель и педагог. Многое стёрлось из памяти. Наверное, мичман Безуглый учил нас основам уставного поведения и уставных взаимоотношений. Он учил нас строю, движению в строю, правильному и опрятному ношению формы. Каким-то ещё воинским премудростям. Конечно, моя воинская жизнь, поведение и др. – всё началось с его науки. Громадное ему спасибо!
Но почему-то (впрочем, понятно, почему!) на всю жизнь запомнилась его любовь к «мокрой приборке».




Вымыть, выскрести, натереть... Каждый знает, где и что следует сделать, чтоб всё блестело и сияло! Фотография предоставлена Ириной В.Мартыновой, дочерью подполковника В.П.Николаенко.

«Мокрую приборку» мы «имели» не менее трёх раз на день! Утром после завтрака (до начала занятий), после послеобеденного тихого – «адмиральского» - часа и вечером. Может быть, кто уточнит что-то, укажет, что такая частота и количество «мокрых приборок» преувеличены, но я почему-то убеждён, что всё так и было.
Едва появлялось получасовое «окно» в распорядке, как звучала команда «Аврал! Мокрая приборка!». И начиналась суета – кто-то тащил швабры, кто-то набирал воду в тазы («обрезы»), кто-то тащил ветошь – тряпки для мытья пола. Вообще-то наши коридоры имели паркетные полы. Они – коридоры – были длинными, в несколько десятков метров, но всегда блестели мастикой натёртых полов. При наших «приборках» полы обязательно мыли водой с чем- то, потом скоблили осколками стекла, заранее заготовленного, потом полы подсушивали, а затем намазывали мастикой, после чего уже натирали до блеска специальными щётками. И так происходило трижды в день, если не случалось каких-либо других работ! Это был один из способов приучить к исполнению требований, причём без разного рода рассуждений и болтовни…А ещё был трап – парадный – в несколько этажей, который требовалось мыть не абы как, а именно снизу вверх! И если капля падала с верхней ступеньки на нижнюю, а ты не замечал этого, то качество работы признавалось на «неуд», и надо было всё делать заново! Вспоминаю сейчас – и смех, и грех! И даже думаю, что если кто-то из нынешнего поколения прочитает эти строки - подумает: что расхваливает автор? От чего «восторг»? Это ж издевательство (с нынешних позиций)! Конечно же, не «восторг» это. Но я понял тогда, что трудиться надо – раз, а, во-вторых, опять-таки трудиться надо, раз требует командир. К тому же тогда же я понял, что прежде подумай, чем командовать, а если скомандовал, то уж добейся исполнения! Просто тогда набор приёмов понуждения к труду – всякому! – был не так велик. Это теперь мобилки, PSP, компьютеры, etc., etc…
Позже мы получали за разные провинности «наряды на работу» - одна ёлочка, две ёлочки, три…
Это означало, что вышеописанным способом надо было в свободное время, которое нам полагалось по распорядку дня, привести в порядок соответствующее количество «ёлочек» коридорного паркета. При тех же «строгостях» - никак не задеть смежные доски паркета, чтобы не получить «добавки» к оговоренному наряду. Некто скажет: так детально расписывает «технологию», видно, не раз…Да, приходилось, и не раз, но многому научился – и не только мыть и драить. Что делать? Был очень подвижным, «реактивным» и, как мне казалось, «уж очень умным»…А был просто не очень дисциплинированным мальчишкой… Но - школу прошёл!.. Кто знает меня, не скажет, что потом я стал или забитым, или безынициативным и не самостоятельным офицером…




Лейтенант и подполковник В.В.Максимов.

Во время этих приборок несколько раз происходили случаи, за которые мне, пожалуй, стыдно и сейчас. Но надо сказать, среди нас нашлись и те, кто воспротивился повторению этих случаев.
Был среди нас кандидат на поступление - мальчишка из Харькова. Позже мы подружились, и эти дружеские отношения продолжаются и теперь, будто и не было нескольких десятков лет, когда мы не слышали друг о друге ничего. Мне довелось служить в Армии, в ракетчиках, а он имел отношение к Флоту.
Так вот. Он сильно скучал по дому, по семье, по маме (потом мы узнали, что его отец, лётчик, погиб на фронте). И скучал так сильно, что плакал «домой хочу, к маме!». А наш мичман подговаривал проучить-де его, обдав водой из обреза, которой мы мыли паркет. К сожалению, несколько раз так и случалось. Но потом мы воспротивились, и эта «забава» больше не повторялась. А мальчишку-то таки отправили домой! Но через год он приехал снова, сдал экзамены, был зачислен в училище. Он закончил ТНВМУ, потом закончил ВВМУПП им. Ленинского Комсомола. И ныне здравствует. И мы общаемся. Дружим.
Однажды служба снова свела меня с мичманом Безуглым. В 1964 году я получил назначение во Львов, в соединение ПВО Страны, инженером- энергетиком соединения в ЗРВ. Безуглый оказался адъютантом командира соединения. В разных обстоятельствах мы несколько раз вспоминали о той, нахимовской, жизни… Он помнил то время и ту жизнь, и ценил память о ней…


Просто несколько сентенций

В нашей семье растут несколько внуков разного школьного возраста. Правда, есть и такие, кто уже перерос школьный возраст, они уже студенты ВУЗов. Хочу «порезонёрствовать» на тему об умении учиться.



Один из внуков – пусть это будет Кирилл, учится трудно. Наверное, тому много причин. Мне трудно анализировать причины и следствия в организации учебного процесса в нынешней школе, я не спец в этой области. Но я вижу, как и что ему приходится делать, чем заниматься. И мне жаль мальчишку! В многолюдном классе (более 30 учеников) учитель, имеющий реноме хорошего(???), не имеет возможности равномерно всем уделить внимание в учебном процессе. Он ориентируется в своей работе на лучших – именно они подкрепляют его реноме. Учитель работает с успевающими. С остальных же требует проработки классного материала дома повторно. А с кем? С родителями!? В зависимости от того, как относятся родители к требованиям школы (здесь – классного педагога, школа начальная), ребёнок либо тупо переписывает всю классную работу сам. Как получится…Либо просто этого не делает – родителям не до того. Надо биться за выживание. Как бы он, ребёнок, ни старался, на выполнение этого требования учителя – повторить весь классный материал в письменном виде – уходят многие часы. Я опускаю рассуждения о бюджете времени учеников младших классов (а в большом городе, где родители вынуждены порой водить детей в школу не там, где живут, а поближе к своей работе!?). Главная мысль в том, что бедный Кирилл только к 19-ти часам заканчивает классную работу, а впереди ещё домашние уроки. Конечно, развивается «аллергия» к школе, навек отбивается желание научиться учиться… Взять другой пример, другого внука. Пусть это будет Александр. Одарённый от рождения мальчик, получивший в дошкольные годы изрядную дозу маминого внимания и усердия, к поступлению в школу наученный не просто читать, но читать книги всерьёз, и умные книги при этом, достиг хороших результатов, обогатив свою память полезной информацией изо всех мыслимых детских энциклопедий. В начальной школе малыш не раз слышит, что он лучший. К сожалению, тут вот забыли научить ребёнка той знаменитой формуле, где числитель одно, а знаменатель принимает значение собственной оценки личного «эрго»…К этому времени родители сделали себе приличную карьеру, уже времени для постоянных контактов с ребёнком не достаёт. Мальчик подрос, учится неплохо. Кажется, что дело сделано! Ан, ведь не так всё нормально! Требования к ребёнку явно занижены – он уже не читает книг, письменные задания выполняет практически лёжа, кое-как, порой, буквально, лёжа на ковре. Один родитель вслух рассуждает, что-де почерк – не главное в жизни, другой речёт – ну, и что ж, что я была отличницей…
В доме достаток. Родителям кажется, дело не в оценках учителей… Пацан делает для себя вывод, что учителя придираются… Родители, имевшие суровое послевоенное детство, «за пятёрки» задаривают ребёнка всеми современными «цацками»… Результат? Правильно! Семиклассник добровольно встаёт в шесть утра, чтобы до школы поиграть в какой-нибудь on-line «шутер». Родители обижаются теперь, что дедушка никак не отстроит компьютер, чтобы ограничить доступ к on-line играм. Самим-то жалко ребёнка…




Я столь длинно об этом распространяюсь, потому что вспоминаю и сравниваю с тем, чему и как учили нас в прежнее время. И утверждаю, что нас постоянно учили учиться. И научили. Поэтому – горжусь! - мне удалось своих дочек тоже научить учиться. Поэтому в своей профессиональной деятельности они продолжают (уж и «сороковник» стукнул!) учиться, постоянно работают с книгой.
Жаль, похоже, мне не удалось привить им мысль, что своих детей тоже надо учить. И непрестанно! Сами–то трудятся от зари до зари – в городе! А мне говорят – «не придирайся! Тут – не казарма и не кубрик!»
Впрочем, не знаю, к чему это я…


Мануйлов Глеб Васильевич



Г.В.Мануйлов в 1952 году.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

С вопросами и предложениями обращаться fregat@ post.com Максимов Валентин Владимирович


Главное за неделю