Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 44.

«Мы хотели стать морскими офицерами. Пути и судьбы воспитанников второй роты военного набора». Часть 44.

Погруженный в себя, немного отрешенный, с поэтичной душой, Слава пользовался большим успехом у наших нахимовских девочек. Где-то его любовная лирика? Я хотел подготовить и издать сборник его стихов, но не удалось найти ничего. Родственники не смогли помочь. Остались только стихи морской нахимовской тематики.
Даже наша, в общем-то, нелёгкая шлюпочная практика на озере Суоло-Ярви в 1946-1947 году, вдохновила поэта на прекрасные для нас мальчишек стихи:



Ростислав Расс. ПЕРВАЯ ПРАКТИКА.

1947 г.



Нахимовцы. Фото А.Моклецова. - Смена №550, Апрель 1950 г.

В.М.Васильев вспоминает, что на первой морской практике в нахимовском училище в 1948 году наши руководители увидели в Славе Расс «морского волка» и доверили ему управление шхуной, стоять у штурвала. Важнейший для нас в жизни этап плавания на шхуне по Балтийскому морю вдохновил Славу на прекрасное стихотворение «Надежда»:


Ростислав Расс. «НАДЕЖДА».


1948 г.



«НАДЕЖДА». Наша первая нахимовская мечта (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года).

Эрик Ковалев, близкий друг Ростислава Расса, вспоминает, что в этот период Слава написал поэму «Рулевой Налетов» и ряд других стихов, из которых Эрику запомнились слова стихотворения из нашей нахимовской жизни на «Авроре»:

Нас ждет во льду недвижная «Аврора»
Угрюмых пушек ржавая броня,
Отсеки бортового коридора
И неизбежность завтрашнего дня.




В училище Фрунзе на первом курсе Слава написал наш гордый знаменитый марш фрунзаков-нахимовцев, прославивший нашу нахимовскую роту, так, как шагали мы под него на каждой вечерней прогулке по переулкам вокруг училища Фрунзе!

Марш фрунзаков-нахимовцев

Мы собрались во Фрунзе, друг,
Из стен нахимовских училищ.
Слыхали мы моторов стук,
И шхуны через шторм водили.


Нас воспитали так не зря
На всех преданьях флотской славы,
Чтоб жизнь свою отдать морям,
Прославить флот своей державы.


К стихотворению надо сделать примечание. Во второй строке указано: «Из стен нахимовских училищ..». К тому времени в училище Фрунзе были переведены воспитанники Ленинградского и Тбилисского Нахимовских училищ.



Такое спокойное море бывает очень редко. Вечер, солнце садится в дымку горизонта, лишь нос эсминца нарушает спокойствие этих вод. (Архив А.П.Наумова, ЛНУ, выпуск 1949 года)

Любовь к кораблям, которая к 3-му курсу училища Фрунзе вылилась у Ростислава в увлечение подводными лодками, привела к тому, что в 21 классе организовалась группа «подводников»: Р.Расс, Ю.Зеленцов, Э.Ковалев, Л.Крекшин. Им удалось добиться перевода для учебы на четвертом курсе в Первое Балтийское училище подводного плавания. В 1953 году Ростаслав закончил это училище. Назначение после окончания училища он получил на СФ на подводные лодки.
О том периоде плавания в книге Эрик Ковалев в книге Возвращенные бездной, написанной совместно с А.Саксеевым, приводит строки уже зрелого поэта-мариниста.



В качестве эпиграфа к главе "Атлантика 1969-1973".

Друг мой, вот в какую забрались даль мы,
- В линзах перископа зеленеют пальмы!
Участь наша чёртова. Трезвость сводит скулы,
А из рода женского лишь одни акулы...



Музей ЦНИИ "Гидроприбор", 2010 г. (фото В.Замятина и Е.Ерохина).

В качестве эпиграфа к главе . К сюжету "О стрельбе торпедами" главы "1952-1956. На Балтийском и Баренцевом морях".


...Огненные черти прячутся в торпеде,
Бронзовые кишки и мозги из меди...
Как жаль, какой талант погиб...

История гибели помощника командира ПЛ «Б-69» – старшего лейтенанта Расс Ростислава, Баренцево море, 27 октября 1957 года. Владимир Селин, капитан 2-го ранга в отставке.

Впервые я познакомился с Ростиславом Расс, когда был назначен на ПЛ «Б-69». К этому времени он был помощником командира ПЛ. Лодка стояла в ремонте на СРЗ-35. После ремонта вернулась в Полярный. Начала отработку курсовых задач. По приказу командования лодку начали готовить к дальнему походу. Плавали много, так как сдавали все задачи, чтобы войти в 1-ю линию готовности. Лодку подготовили к дальнему походу, погрузили все, что надо и не надо, укомплектовали экипаж, назначали день отхода. Но получилось как всегда, поход отменили! Здесь я остановлюсь подробно. Команда была вся на борту лодки, лодка была подготовлен к бою и походу, вахта по готовности 2 стояла на местах, командир ходил по пирсу около тумбы с телефонами – ждал сигнала от оперативного дежурного Подводных Сил. Но «Добро» не было получено. Вместо этого на пирсе появилась комиссия штаба Северного Флота, проверила лодку на предмет готовности к дальнему походу и отменила выход. По какой причине не знаю.



Селин Владимир Терентьевич - автор сайта Советский подводник. Честь имею.

После этого мы заступили в так называемую готовность по флоту на месяц. Это значит: увольнения запрещены личному составу и офицерам. Все офицеры маялись дурью в каютах на береговой базе и пили казенный спирт, так называемое «шило», так как на Северном Флоте был установлен «сухой закон» – это было еще одно идиотство. И что еще интересно, квартиры офицеров были в 5 минутах хода от причалов, где стояли наши субмарины, а нас не отпускали домой! И вот в один из дней нас отправили в какой-то поход к Новой Земле, зачем не помню. Подошли к Новой Земле, выполнили задачу и повернули в сторону Гремихи (Иоканьги). Там должны были состояться торпедные стрельбы нашей бригады, почему там! Одному богу известно, да еще оперативному управлению Флота. За лето и осень 1957 года произошло два неприятных случая. Я на них остановлюсь более подробно, так как они в части касаются и меня лично. Первый случай: Я заступил на штурманскую вахту на переходе от Новой Земли к Гремихе. Вдруг в штурманскую рубку входит командир ПЛ капитан 2 ранга Очкас М.С. и спрашивает: «Когда будем в Гремихе?». Я ему ответил, что будем во столько-то. Он посмотрел на меня и говорит, что Турчинский (командир БЧ-1) назвал другое время прибытия в Гремиху. Вызвал Турчинского в штурманскую рубку. Проверили - я оказался прав. Что тут началось..., все ополчились на меня, особенно Турчинский, он был моим непосредственным начальником, да еще и однокашником по 1-у выпуску (дело в том, что меня в культ личности списали на флот и я целый год пропустил. На меня один из курсантов, бог ему судья, написал кляузу, потом меня вернули, но заставили сдавать экзамены за третий курс, а списали с 4-го курса перед госэкзаменами, и я еще раз повторил 4-й курс с третьим выпуском, а потом еще стажировка полгода, короче я отстал от своих однокашников ровно на два года). Я себя не считал виновным, так как меня спросили, я ответил. Вахту я принял с определенными координатами и от этой точки вел счисление, определялся по радиомаякам. А что командир БЧ-1 докладывал командиру, я не знал, да и мне до этого не было никакого дела. Я делал свое дело и отвечал за свою вахту.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю