Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Guardfish преследует К-184. Контр-адмирал Альфред Семенович Берзин. Часть 1.

Guardfish преследует К-184. Контр-адмирал Альфред Семенович Берзин. Часть 1.

Совсем недавно мне подарили книгу «United states submarines», в которой я прочитал статью кэптена ВМС США (в отставке) Дэвида Минтона, которая называется «ПЛ Guardfish преследует ПЛ Echo». И сразу понял, что Дэвид Минтон преследовал подводную лодку К-184, которой я в то время командовал. Расскажу об этом событии со своей стороны, обращаясь к комментариям Дэвида Минтона.



Проходя службу в должности командира атомной подводной лодки К-184 на Тихом океане, мне пришлось участвовать в разведывательных действиях против АВУ «Америка», противолодочного авианосца «Тикондерога», а также против атомной подводной лодки Guardfish. Полученный опыт пригодился мне в дальнейшей моей службе. В период обучения в военно-морском институте, на Высших офицерских классах и в Военно-Морской академии офицер должен получить основательные и глубокие знания по ведению разведки, хорошо освоить и уметь практически использовать средства разведки, уметь анализировать полученные сведения о противнике и делать соответствующие выводы, которые ему понадобятся для принятия решения на использование торпедного или ракетного оружия или для уклонения (отрыва) от противолодочных сил противника. Процесс этой учёбы должен продолжаться и на флоте, т. е. быть непрерывным. Для любого командира подводной лодки в мирное время должна предоставляться возможность получать опыт ведения разведывательных действий за надводными кораблями и подводными лодками вероятного противника. О подводной лодке вероятного противника наш командир должен в совершенстве знать в первую очередь следующие данные:
— шумность,
— возможности гидроакустического комплекса,
— параметры радиолокационной станции,
— тактику действий,
— средства гидроакустического противодействия,
— максимальную и малошумную скорости,
— максимальную глубину погружения,
— возможности торпедного и ракетного оружия.




АПЛ пр.675 на военно-морском параде в Амурском заливе. Владивосток, 1980-е гг. - Десятая дивизия подводных лодок Тихоокеанского флота. Люди, события, корабли. - Санкт-Петербург, 2005. Специальный выпуск альманаха Тайфун.

9 мая 1972 года подводная лодка К-184, которой я командовал, уже месяц находилась в боевом дежурстве в бухте Павловского. Утром вся дивизия построилась на плацу, командир дивизии контр-адмирал Игорь Вереникин поздоровался и поздравил каждый экипаж с днём Победы над фашистской Германией, потом прошли торжественным маршем мимо трибуны с командованием дивизии. После этого я зашёл к оперативному дежурному и прочитал разведсводку:
«Район полуострова Индокитай. Боевые действия против патриотических сил Индокитая из Тонкинского залива (130 миль севернее Да-Нанга) вели АВУ „Корал Си“, „Китти Хок“, „Саратога“; и из района 170 миль юго- восточнее Сайгона АВУ „Констелейшн“ в обеспечении 38 кораблей. За сутки с авианосцев совершено 353 самолётовылета, из них на удары — 256.»
Во второй половине дня ТОФ перевели на повышенную готовность, а нашей подводной лодке объявили боевую тревогу, в установленный норматив экипаж уложился, приказано всем находиться на лодке, главную энергетическую установку (ГЭУ) пока не вводить. Вечером вызвал меня к себе в кабинет командир дивизии контр-адмирал Игорь Вереникин и приказал вводить оба борта ГЭУ, коротко сказал: «Идёте в Южно-Китайское море поддерживать братский Вьетнам.» Кроме того, от него я узнал, что туда же за нами пойдут: К-45 (капитан 1 ранга Юрий Ганжа) и К-57 (капитан 1 ранга Юрий Шиповников).




Головная подводная лодка проекта 659 "К-45" вступила в строй ВМФ в 1961 г. Вооружение - шесть крылатых ракет.

10 мая. К утру оба борта были введены в турбогенераторный режим. Боевой приказ пришёл телеграммой, который мне вручил вместе с маршрутом на карте начальник штаба дивизии капитана 1 ранга Михаил Абрамов. Последний инструктаж получил у командира дивизии, после чего подводная лодка отошла от пирса и начала движение по маршруту. Дэвид Минтон пишет:«Летом 1972 года ПЛ Guardfish (SSN 612) находилась в Японском море, когда мировые события подтолкнули её и её экипаж на участие в приключении века. С провалом парижских мирных переговоров, 9 мая война во Вьетнаме приняла более крутые обороты, и наши войска начали минирование Хайфонга и других важных Северо-Вьетнамских портов, чтобы отрезать Северо-Вьетнамскую Армию от поставок с моря. На ПЛ Guardfish поступило сообщение с предупреждением о возможной ответной военно-морской операции со стороны Советов. Мировая ситуация была накалена до предела. Никто не знал, как Советский Союз отреагирует на минирование. ПЛ Guardfish заняла позицию около самой большой военной базы Советов в Тихом океане, на перископной глубине. Поздно вечером 10 мая визуальным наблюдением была обнаружена ПЛ, пересекающая фарватер на большой скорости и направляющаяся прямо к ожидающей её Guardfish. При более близком контакте в надвигающейся тёмной массе визуально удалось различить Советскую ракетную ПЛ класса Echo-2. Эта ПЛ, водоизмещением 5000 тонн, была оборудована ядерным реактором, несла на борту восемь ракет «земля-земля» Shaddock, которые могли поразить цель на расстоянии 200 миль. Guardfish последовала за ней. Вскоре Echo-2 погрузилась под воду и взяла курс на юго-восток, притом шла на большой скорости. Являлась ли эта вылазка ответом на минирование Хайфонга?




Cold War adventures, May 1972. С точки зрения вероятного противника.

11 мая. Глубина 100 метров, скорость 12,5 узлов. Отворачиваем от курса на 90 градусов каждый час, прослушиваем корму — нет ли слежения за нами подводной лодки США. Жизнь на подводной лодке налаживается, входит в походную колею. Из разведсводки: «Во Вьетнаме 6 ударных авианосцев и 2 десантных вертолётоносца.» На сеансе связи была зафиксирована работа радиолокационной станции AN/АPS-20 противолодочного самолёта США «Нептун»: сигнал слабый. Уклонились отворотом от курса и уходом на глубину 200 метров. Через 30 минут в центральный пост прибыл командир БЧ-2 капитан 3 ранга Владимир Цимбаленко и доложил мне, что кабельная труба контейнера № 6 течёт, т. е. контейнер № 6 не герметичен, а в нём находится ракета со специальной боевой частью. Если контейнер будет затоплен, то ракета будет выведена из строя, фактически — это потенциальная авария оружия. Таким образом, с начала похода мы были озадачены этой ситуацией: что делать? Выслушав доклад командира БЧ-2 капитана 3 ранга Владимира Цимбаленко и предложения командира БЧ-5 капитана 2 ранга Марата Байбурина , принял решение открыть спускной клапан в 7 отсеке, чтобы вода из кабельной трубы контейнера № 6 поступала в трюм, что и было сделано, замерили поступление воды — 10 литров в минуту, воду из трюма периодически приказал откачивать насосом. Кроме того, решил всплыть в надводное положение и попытаться заделать отверстие (или трещину) в кабельной трубе контейнера № 6. В 15.20 всплыли в надводное положение, подняли контейнеры №№ 5 и 6, группа специалистов начала обследование кабельной трубы контейнера № 6. Через 10 минут на горизонте появились силуэты двух японских рыболовных судов, легли на курс отхода от них, в 15.35 зафиксировали работу радиолокационной станции AN/АPS-20 противолодочного самолёта США «Нептун»: сигнал слабый. Я дал приказание произвести срочное погружение и уклониться от самолёта. Командир БЧ-2 капитан 3 ранга Владимир Цимбаленко и командир БЧ-5 капитан 2 ранга Марат Байбурин доложили, что всё осмотрели — всё цело и в исправности, т. е. видимых причин нет. Через 30 минут опять пошла вода через спускной клапан в 7 отсеке. Принял решение снова всплыть в надводное положение для устранения течи. Командир БЧ — 5 капитан 2 ранга Марат Байбурин предложил обмотать фланцевые соединения бинтами, пропитанными эпоксидными смолами.




В 20.00 всплыли в надводное положение и выполнили это предложение, передали также на берег радио о тече в контейнере № 6. Получили разведсводку:
«АВУ „Корал Си“, Китти Хок», «Констелейшн» 190 миль севернее Да-Нанг. АВУ «Мидуэй» восточнее Сайгона в обеспечении 47 кораблей. За сутки с авианосцев совершено 369 самолётовылетов, из них на удары — 279. В течении суток корабли 7 флота и бомбардировочная авиация дважды производили артиллерийский обстрел и бомбардировку портовых сооружений Хайфона и Камфа, острова Катба (Кат Ба) и полуострова Дошон, в результате которых в порту Камфа был подожжен советский теплоход «Гриша Акопян». АВВ «Окинава» в составе амфибийной группы находится в 180 милях севернее Да-Нанга.
Дэвид Минтон далее пишет: «В течение следующих двух дней советская ПЛ часто замедляла ход и длительное время находилась на перископной глубине, по-видимому получая подробные приказы от военно-морского командования. Во время прослушивания Echo-2, Guardfish замедляла скорость, что значительно расширяло диапазон действия её сонара. К удивлению и смятению экипажа, они смогли обнаружить по меньшей мере ещё две, а возможно и три другие советские ПЛ в этом районе. Одной ПЛ сложно преследовать три, а уж преследовать четыре просто невозможно. Группа слежения на Guardfish сосредоточила все свои усилия на удержании контакта с ПЛ Echo-2, которую они идентифицировали визуально.»




Guardfish (SSN-612)

12 мая. Вода опять начала поступать из кабельной трубы контейнера № 6 через спускной клапан в 7 отсеке. В связи с этой течью принял решение в дальнейшем плавать на глубинах не более 80 метров. В 06.00 прошли траверз острова Улындо. В 12.00 всплыл на перископную глубину для определения места. На горизонте по пеленгам 1200 — 2500 , в дистанции 7 миль до 50 японских сейнеров. Командир БЧ-1 капитан 3 ранга Василий Воронин доложил, что из строя вышел эхолот. Вместе с штурманом определили место по Солнцу и «Лоран А и С». В 16.34 ввели в строй эхолот и благополучно прошли траверз банки с глубинами от 9 до 30 метров.
Дэвид Минтон пишет:«По мере того, как Echo-2 продолжила свое движение к юго-восточному выходу из Японского моря, я, как командир, должен был принять два важных решения. Первое, стоит ли обнаружение трёх, а возможно и четырёх советских ПЛ того, чтобы прервать радиомолчание ? Первоочередной задачей во время проведения наблюдательных операций ПЛ — это как можно более ранее оповещение в случае необычного развертывания советских военных кораблей. Такой тип донесения, называемый «критическим», раньше никогда не посылался, Я решил, что сейчас как раз тот случай, когда Guardfish может нарушить молчание и уведомить своего Главкома о ситуации. Во-вторых, следует ли Guardfish прекратить своё наблюдение в Японском море и преследовать советскую ПЛ. Приказ командования относительно этого вопроса был — тишина. Но мне показалось, что Главком хотел бы знать, куда направляются Советы. Поскольку у меня не было достаточно времени для ожидания приказов, я произнёс девиз нашего Главкома:«Слабый духом героем не станет» и мы тронулись следом.




Командир АПЛ США Guardfish Девид Минтон, 1972 год.

13 мая. Облачность 10 баллов, видимость 2 — 5 миль, море 3 — 4 балла. Подходим к Корейскому проливу, до острова Окиносима 15 миль. Определили место по РЛС в режиме однообзор, продолжили движение на глубине 50 метров, скорость 12 узлов. Систематически контролировали место по эхолоту. Вошли в Восточно-Китайское море, вода стала теплее + 220.
14 мая. Идём в Восточно-Китайском море. Подходим к району, где течение Куро-Сиво достигает скорости 2,5 узлов. Помощник командира капитан 3 ранга Леонид Шаипов доложил замечания, которые были выявлены при проверке несения вахты в отсеках, а также свои предложения для исключения этих замечаний в дальнейшем.
Дэвид Минтон пишет: «Преследование — сложная задача. Чтобы остаться необнаруженной, ПЛ необходимо, чтобы позиция для контакта, скорость и курс определялись по пассивному сонару. Измерение дистанции по пассивному сонару требовало от Guardfish постоянного маневрирования, чтобы получить меняющийся пеленг для контакта. Слишком близко, и вас могут обнаружить, слишком далеко — контакт может быть потерян. Эти маневры обычно проводились в непрослушиваемой зоне контакта, мертвой зоне за кормой. Практически ежечасно Echo-2 разворачивалась, чтобы прослушать эту зону. Временами это был пассивный поворот на 90 градусов, так что их сонар мог прослушивать всё, что находилось позади ПЛ, а временами ПЛ действовала агрессивно, разворачивалась на 180 градусов и возвращалась обратным курсом, идя прямо на Guardfish. Такой маневр был очень опасен и грозил столкновением. Когда расстояние между нами сокращалось, Echo-2 имела реальный шанс обнаружить присутствие Guardfish. Всякий раз, когда Echo-2 совершала маневр для просмотра непрослушиваемой зоны, Guardfish должна была предугадать, куда повернет Echo-2 так, чтобы незаметно следовать за ПЛ с противоположной стороны. К тому же Guardfish немедленно снижала ход, стараясь быть как можно более бесшумной, чтобы у ПЛ Echo-2 было достаточно времени и дистанции, чтобы лечь на свой прежний курс.




15 мая. Вошли в Филиппинское море. Пришло радио, где в боевом распоряжении нам дали район № 1 на подходах к Тонкинскому заливу. По конфигурации район похож на крышку гроба. Подводной лодке К-45 дали район № 2, в районе много различных мелей. Приказано быть готовыми использовать обычное оружие по приказанию и на самооборону. Ночью принимали политинформацию: «Офицер Кузьмин сказал, что он осуждает агрессию США во Вьетнаме». «Очень важная» информация для подводной лодки.
Дэвид Минтон пишет:«В Вашингтон требовалось часто посылать отчёты о ситуации, чтобы они смогли определить степень угрозы, исходящей от советских вооружённых сил и их намерения. Президент Никсон и Советник по Национальной Безопасности ежедневно получали доклады. Посколько радиопередачи с Guardfish, передаваемые на высокой частоте и мощности, могли быть зафиксированы электронной системой перехвата Советов и тогда местоположение ПЛ было бы обнаружено, был принят альтернативный метод связи. Самолёт Р-3 сил ПЛО делал несколько секретных вылетов к месту предпологаемого нахождения Guardfish и получал короткие донесения на УВЧ радиоволнах с Guardfish, находящуюся на перископной глубине, либо с помощью небольших выпускаемых буёв, которые имели небольшие передатчики с автономным электропитанием, которые программировались на передачу небольшого сообщения и выпускались через эжектор для сигнальных патронов, в то время как Guardfish оставалась на глубине преследования. Во время этого преследования любая ПЛ, находящаяся в Тихом океане, срочно передислоцировалась для обеспечения безопасности авианосцев, действующих у побережья Вьетнама, а также для поиска других советских ПЛ. Это создавало общую проблему, как для ПЛ Guardfish, так и командованию этой операции. Guardfish четко следовало за Echo-2, куда бы она ни шла, и поэтому командованию приходилось часто передислоцировать другие ПЛ, чтобы гарантировать, что какая-либо более бесшумная ПЛ США не подвергнет опасности Guardfish или другие ПЛ.
16 мая. Продолжаем следовать в назначенный район, после прохода Окинавы перешли только на два подвсплытия на сеанс радиосвязи. Вызвал в центральный пост командира БЧ-2 капитана 3 ранга Владимира Цимбаленко, из всех вахтенных офицеров он был самым подготовленным, грамотным, свою специальность ракетчика знал в совершенстве. Он доложил, что с контейнером № 6 всё нормально, а поступление воды из кабельной трубы не увеличивается.


Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю