Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,20% (52)
Жилищная субсидия
    18,52% (15)
Военная ипотека
    17,28% (14)

Поиск на сайте

Воспоминания и размышления о службе, жизни, семье / Ю.Л. Коршунов. - СПб. : Моринтех, 2003. Часть 11.

Воспоминания и размышления о службе, жизни, семье / Ю.Л. Коршунов. - СПб. : Моринтех, 2003. Часть 11.



Это не тогда, нынче - Лесная жизнь (Евгений Коровкин).

Для меня подобная постановка вопроса была совершенно неожиданной. Я считал, что «лью воду на мельницу» повышения боевой устойчивости наших кораблей, но, оказывается, начальство думает по-другому. Естественно, согласиться с такой постановкой вопроса я не мог и работу над диссертацией продолжил. К счастью для меня, так уж получилось, что через некоторое время А.Г.Пухов перестал быть начальником УПВ.
На завершение диссертации ушли три года упорного, но увлекательного труда. Наконец работа была готова. Ее рассмотрели в отделе и на Научно-техническом совете управления. Настал черед внешней апробации диссертации, естественно, в академии, где и планировалась защита. Традиционно академию в первую очередь интересует научная новизна исследований. В моей работе она заключалась в основном в полученных законах распределения случайных величин, свойственных процессам обнаружения и поражения торпед. Получить их удалось аналитически. Так же аналитически были получены и все расчетные формулы. Сегодня такие исследования выполняются обычно методом математического моделирования. Мощная вычислительная техника превратила аппарат математического моделирования в своеобразный бульдозер, способный пробиться через любые заросли самых сложных физических процессов. В наше время таких возможностей не было. Приходилось пользоваться аналитикой. Через заросли неизвестного мы пробирались извилистыми тропинками. Аналитика всегда строга, изящна, но бескомпромиссна к ошибкам. Она требует чрезвычайной математической строгости и не допускает ни малейшей неточности. Лично мне аналитика всегда была больше по душе, чем математическое моделирование.



Доктор технических наук, профессор, капитан 1 ранга Ю.А.Коробов

Итак, я докладываю свою диссертацию в академии на заседании кафедры. Демонстрационные плакаты и доклад отработаны, все идет нормально. Да и отношение ко мне преподавателей кафедры, включая ее начальника, профессора Ю.А.Коробова, самое доброжелательное. Но вот дохожу до полученных законов распределения. Юрий Александрович меня останавливает и начинает вникать в суть. В этом он большой дока. Отвечаю на все вопросы, но Ю.А.Коробов «копает» глубже. Наконец на какой-то детали мы схватываемся. В чем-то не разобрался он, из-за чего-то начал уже нервничать я. Спор приобретает тупиковый характер.
— Стоп, хватит! Заседание кафедры прерываю. Завтра разберусь сам, тогда и продолжим. Возражений нет?
Естественно, все соглашаются. Будучи уверенным в строгости своих выкладок, из академии я уезжаю тем не менее расстроенный.
Не скажу, чтобы у нас с Ю.А.Коробовым были сложные взаимоотношения. Наоборот, мы даже симпатизируем друг другу. Он немного старше меня и относится ко мне несколько покровительственно. Однако Юрий Александрович — настоящий ученый, и истина в науке для него дороже всяких отношений. Для таких, как он, выявление научной истины всегда сродни погоне борзой за зайцем. Как борзая гонит зайца, не думая ни о чем, кроме него, так и настоящий ученый в споре думает только о научной истине. Юрий Александрович в науке был именно таким.
Трудным был следующий день. Разбирались уже не по плакатам, а по диссертации. Однако всех выкладок не было и в ней, только узловые моменты. Коробов дотошен и бескомпромиссен. Гонит меня, как борзая. Впрочем, я не заяц. Наш спор острый, честный и принципиальный. Продолжается он почти весь день. Наконец Юрий Александрович сдается.
— Все, понял. Ты прав. Вопросов нет. Положительный отзыв кафедры обеспечен.
В моей научной жизни это был один из самых замечательных дней.
Звоню жене:
— Кафедру прошел, встречаемся у ресторана «Кавказский» (ныне Бизнес-центр "Атриум на Невском, 25" ).



Вскоре состоялась защита. Совет проходил остро. Были сомневающиеся, была и критика. Однако в конечном итоге, получив два «черных шара» из 21, я стал доктором военно-морских наук. Диссертация же была практически полностью реализована в тактико-техническом задании на разработку первого комплекса активной противоторпедной защиты. В 1986 году под названием «Удав-1» комплекс поступил на вооружение надводных кораблей. Что он собой представляет? Это система залпового огня, включающая три вида боезапаса: снаряд-отводитель, снаряды, образующие впереди по курсу торпеды своеобразную плавающую минную завесу, и обычные реактивные глубинные бомбы. Комплекс действует автоматически, в зависимости от конкретных условий обнаружения торпеды. Последовательное воздействие на торпеду всех трех видов боезапаса обеспечивает высокую вероятность ее отведения либо уничтожения.
Свою работу по теме диссертации я не прекратил. После защиты были научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, научное руководство соискателями. В результате в развитии морского подводного оружия сформировалось новое направление — активная противоторпедная защита подводных лодок и надводных кораблей. Признаться, причастность к этому доставляет мне особое удовлетворение. Ведь средства активной противоторпедной защиты не предназначены для поражения человека. Это оружие против оружия, что-то вроде антиракет. Может, когда-нибудь в далекой-далекой перспективе наряду с осознанием человечеством безнравственности и бессмысленности вооруженной борьбы подобное оружие станет определенным шагом на пути прекращения войн вообще. Впрочем, это из области фантастики.



Комплекс активной противоторпедной защиты надводных кораблей "Удав-1" и Удав-1М (РКПТЗ-1М)

МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ

— Дамы и господа!
Сегодня такое обращение никого не удивит, но двадцать лет тому назад оно звучало необычно. Шум в банкетном зале стих, и Дмитрий Васильевич продолжал:
— Прошу поднять бокалы. Нет, нет, не наполненные, пустые. Подняли? Так вот, прежде чем перейти к поздравлениям виновника нашего торжества, я хочу продемонстрировать вам разницу между моделированием, чем занимается наш уважаемый диссертант, и реальным физическим процессом. То, что я попросил вас сделать, — это моделирование, а теперь перейдем к реальному процессу. Прошу наполнить бокалы.
Смех и аплодисменты.
Д.В.Васильев — профессор, заведующий кафедрой Ленинградского электротехнического института (ЛЭТИ), являлся научным руководителем одной из отраслевых лабораторий при нашем управлении. Что же касается банкета, то он состоялся по случаю успешной защиты кандидатской диссертации очередным его учеником. Кстати, запомнилось, что 73-м по счету, и это впечатляло. Интеллигент не в первом поколении, Д.В.Васильев был одним из первых ученых в Ленинграде, кто начал заниматься математическим моделированием сложных физических процессов, в том числе и моделированием боевого применения морского оружия.



Васильев Дмитрий Васильевич

Несколько слов об отраслевых лабораториях. Они были, если не ошибаюсь, изобретением нашего института и одним из способов расширения фронта наших экспериментальных исследований. Дело в том, что штатная численность института всегда строго ограничивалась. Создавать же новые экспериментальные установки и лабораторные стенды нам никто не запрещал, в результате чего для проведения на них исследований людей постоянно не хватало. Вот и решили привлекать для этого специалистов вузов и промышленности. Оформлялись они как сотрудники отраслевых лабораторий, размещались на нашей территории и выполняли в основном наши заказы, но зарплату получали по месту своей основной работы. В отраслевых лабораториях трудились, как правило, специалисты и ученые высокой квалификации — кандидаты и доктора наук. Таких лабораторий в управлении, которым я руководил, было пять, и все они работали с большой отдачей. Их развитию я всегда уделял особое внимание.
Основным инструментом лаборатории ЛЭТИ являлся аналого-цифровой моделирующий комплекс МК-70. В строй он вступил в 1970 году и вскоре был передан в мой отдел. По тем временам это было своего рода вычислительное чудо, позволявшее моделировать и исследовать многие процессы боевого применения торпедного и противолодочного оружия. Идеологом и создателем комплекса являлся наш офицер, капитан 2 ранга А.С.Жерненко. По существу, это была реализация его докторской диссертации. Крупный специалист в области систем управления торпедами, настоящий ученый, Анатолий Семенович обладал неуемной энергией. Буквально заболев идеей мощного моделирующего комплекса, он сумел привлечь для его создания ЛЭТИ, Северо-западный политехнический институт и Ленинградский электромеханический завод. Трудился Жерненко настойчиво, увлеченно и наконец его детище заработало.



Доктор технических наук, профессор, капитан 2 ранга А.С.Жерненко. Праздничный концерт посвященный 65ой годовщине Великой Победы, председатель совета ветеранов Великой Отечественной войны, референт ректора университета Жерненко Анатолий Семенович

Что только не позволял моделировать этот уникальный комплекс! Например, все тонкости самых сложных процессов движения торпед — прямоидущих, самонаводящихся, телеуправляемых. Особый интерес представляло так называемое смешанное моделирование, Когда в контур комплекса включалась реальная аппаратура торпеды: системы самонаведения, приборы управления движением, аппаратура телеуправления и т.д. В результате получались как бы математические море и цель со всеми случайными проявлениями их особенностей и почти реальная торпеда.
Несомненно, одним из главных достоинств комплекса являлось отображение на цветном экране всех процессов, происходящих с торпедами, причем в любом масштабе времени. Что и говорить, это было действительно замечательное зрелище, и напоминало оно больше не научное исследование, а увлекательную игру. Я и сам часто не мог оторваться от экрана, наблюдая, как по нему бегут цветные точки торпед, движется уклоняющаяся от них подводная лодка - цель. Вот торпеды своими системами самонаведения «схватывают» цель, наводятся на нее, временами теряют, осуществляют повторный поиск, снова наводятся, иногда на цель, а иногда и на средство гидроакустического противодействия. Именно наглядное отображение процесса моделирования в значительной степени способствовало не только быстрому восприятию количественных результатов исследования, но и разработке новых, подчас оригинальных способов стрельбы торпедами.
Не случайно при каждом посещении института высоким начальством его обязательно приводили в нашу лабораторию. Заезжие начальники обычно подолгу не могли оторваться от электронной картины морского боя и, как правило, просили «пострелять еще».



Морской бой. Подводная война

Естественно, для этого у нас в запасе всегда были ситуации, неизменно интересные начальству. То наша подводная лодка атаковала лодку противника противолодочной ракетой, а уклонявшийся противник, применяя средства гидроакустического противодействия, сам атаковал нас телеуправляемой торпедой, то наводящиеся по кильватерному следу торпеды, осуществляя выбор главной цели, идущей в составе корабельного соединения, преследовали и поражали ее. Одним словом, чего только нельзя было смоделировать на комплексе МК-70! Его потенциальные возможности для исследований были практически неисчерпаемы.
Впрочем, не все шло гладко, были и проблемы. Главная из них заключалась в том, что комплекс часто находился в нерабочем состоянии: почти непрерывно модернизировался. А причиной тому являлся сам А.С.Жерненко. Новые идеи развития комплекса его буквально одолевали: то требовалось наращивать память, то повышать быстродействие, то развивать матобеспечение. В результате, кроме решения нескольких, по существу, демонстрационных задач и показа их начальству, мы ничего делать не могли. Дорогостоящий комплекс отдачи не давал. Все мои разговоры с Анатолием Семеновичем и увещевания были тщетны.
— Да, да я согласен, комплекс должен работать, но дай мне только ввести в строй новую систему ввода информации, и мы закончим модернизацию.
Увы, вслед за системой ввода начиналась модернизация системы отображения информации и т. д. Обойтись же без участия Анатолия Семеновича было практически невозможно. Его авторитет в лаборатории был непререкаем.
Помню, как-то, сидя на ящиках от только что приобретенной аппаратуры для очередной модернизации, я увещевал А.С.Жерненко: — Толя, представь себе семью, которая долго копила деньги на автомашину, во многом себе отказывая. Наконец машину приобрели. Все радовались, рассчитывая, что вот-вот начнутся увлекательные загородные поездки. Увы, не тут-то было — папе нравилось просто возиться с машиной. Все свободное время он проводил в гараже под автомашиной, разбирая и собирая то одно, то другое.
Анатолий Семенович смеялся, соглашался с моими доводами, но остановиться в непрекращающемся развитии своего детища не мог.



Доктор технических наук, профессор, капитан 1 ранга Михаил Николаевич Бухарцев

Выход был один — менять начальника лаборатории. Вскоре им стал молодой, энергичный выпускник академии М.Н.Бухарцев. Новый начальник лаборатории как-то сразу пришелся ко двору. И, о чудо! Комплекс заработал. Мы провели на нем множество исследований, результаты которых нашли реализацию и в новых образцах оружия, и в правилах его боевого применения. Михаил Николаевич вскоре защитил кандидатскую диссертацию, а вслед за ней и докторскую. Сейчас он — уважаемый профессор, а для меня — самый способный и любимый ученик.
Что же касается А.С.Жерненко, то он уволился в запас и работает в Институте связи им. Бонч-Бруевича, многие годы заведует там кафедрой. Анатолий Семенович по-прежнему бодр и полон энергии. Я уверен, что в подготовку специалистов по профилю своей кафедры он внес много нового и полезного. Наши добрые отношения сохранились. По праздникам мы часто перезваниваемся, поздравляя друг друга, вспоминаем былые дела и проблемы. О своей работе с этим незаурядном человеком у меня остались самые теплые воспоминания.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru

0
Данилов, Андрей
22.01.2012 19:35:20
Господа офицеры!
А никто ничего не может рассказать о моем отце?Подготия в 1947. Потом училище Фрунзе. Минер.
Чемпион ВВМУЗОВ в беге на 100 и 400метров.
Шикарный танцор.
Никто не помнит?
Разминировал Балтийский залив, на тральце служил...

0
Вскормлённые с копья
22.01.2012 20:04:56
Какая пдготия? Было несколько подготовительных училищ. Имя и отчество отца, год рождения? С ув., КСВ.


Главное за неделю