Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. – Днепропетровск: Роял Принт, 2010. Часть 10.

Мазуренко В.Н. Атомная субмарина К-27. Триумф и забвение. – Днепропетровск: Роял Принт, 2010. Часть 10.

В 1954 году молодой лейтенант Новицкий Геннадий был направлен служить на подводную лодку 613 проекта Тихоокеанского флота. В 1957 году подводная лодка, на которой проходил службу Новицкий Г.Г. уже в должности командира БЧ-3, своим ходом прибыла в г. Северодвинск (Молотовск). В 1958 году закончил Высшие специальные офицерские классы и в 1959 году убыл служить в г. Балаклава. С 1960 по 1964 год, Геннадий Гелиодорович служил помощником командира корабля дизельной подводной лодки в г. Полярный, а затем после учёбы в Учебном Центре (г. Обнинск) назначен помощником командира атомной подводной лодки проекта 675.



Дмитрий Новицкий, сын капитана 1-го ранга Новицкого Геннадия Гелиодоровича.

В 1964 году Геннадий Новицкий приступил к исполнению обязанностей старшего помощника командира второго экипажа АПЛ К-27. Думаю, что он тогда и не предполагал, что данному кораблю отдаст почти треть своей службы в Военно-морском подводном флоте. Из них более 10 лет – командиром атомной субмарины, уникальной лодки, "убитой" научным экспериментом со стороны учёных и руководства ВМФ СССР ценою жизни спецтрюмных и потерей здоровья многих и многих членов экипажа.
Не все желали быть командирами "радиационной лодки". Один из таких, побывав около трёх месяцев в роли исполняющего обязанности командира, сбежал при помощи своей жены в Питер, а потом (спустя три десятилетия) получил орден "за мужество", проявленное при ликвидации последствий ядерной аварии. А Г.Г.Новицкий остался и принял радиационный корабль с надеждой, что корабль удастся восстановить и он ещё послужит Отечеству. С ним остались многие офицеры, мичманы, которые месяцами, годами ликвидировали последствия ядерной аварии, участвовали в научных экспериментах, проводимых учёными на уникальных ядерных реакторах с жидкометаллическим теплоносителем. К ним следует присоединить матросов и старшин, которые служили на К-27 с 1968 по 1981 год. Хочу назвать некоторых. Офицеры: Агафонов, Корбут, Ткаченко, Елетин, Воротников, Баренблат, Мартыненко, Иванов, Щеглов, Тимонин, Беспалов, Коньшин, Баград, Сивов, Анисов; мичманы: Лысенко, Ивченко, Литвиненко, Щербина, Минкштимас, Гончаров, Шидловский, Набока, Кавун, Фильшин, Овтин, Ковцун; матросы и старшины: Стакионис, Загороднюк, Маслобойников, Пентелюк, Иванушкин, Сидорук, Гуторов, Тетеревков, Цукров, Гусаренко и многие, многие другие.



С командиром АПЛ К-27 Новицким Г.Г.

Приняли старпома в экипаже тепло. За первые годы в должности старпома и командира за Геннадием Новицким закрепилось слово отличный "хозяйственник", человек, который может всё решить и всё достать. Только начальство, политработнички, да и не только они (даже свои, некоторые сослуживцы) – считали то, что делалось Новицким Г.Г., "показухой", "излишеством" и прочее. Они просто не могли всего этого понять, ибо Геннадий Новицкий в то время перерос их этак лет на 40 в вопросах быта офицеров, мичманов, матросов и старшин!
Когда лодка пришла в 1965 году в Северодвинск, в кубрике одну из комнат Новицкий, как старпом, оборудовал под спортзал: для борьбы "достал" в Доме офицеров маты, снаряжение для бокса (перчатки, груши и т.п.) приобрёл там же, а также штангу, гири, гантели, лавки для спортзала, шведскую стенку, а с художниками оборудовал стенд по истории олимпийского движения. Однажды приехал в Северодвинск адмирал В.Ф.Касатонов, зам. главкома ВМФ. Командир бригады ПЛ привёл его в кубрик к Новицкому. Адмирал, осмотрев этот "спортзал" (а это была обыкновенная комната), сказал командующему флотом: "Распространите этот опыт на флоте" и, подойдя к скамейке, взял двухпудовую гирю и выжал её несколько раз.



Адмирал флота Касатонов Владимир Афанасьевич. И.А.Пензов.

В 1967 году по возвращении в Гремиху из Северодвинска, на совещании в штабе 17 дивизии поставили вопрос о строительстве спортплощадки. Новицкий уже в качестве командира АПЛ попросил поручить ему это строительство, дать в его подчинение 30 курсантов высшей Ленинградской мореходки, прибывших на стажировку в дивизию АПЛ. И обязался сделать спортплощадку в срок. И сделал!
Валуны разогревали кострами, поливали холодной водой, они трескались, и таким образом удалось очистить место для спортплощадки. Построили там турники, брусья, беговые дорожки, волейбольную площадку, устройства для тренировки вестибулярного аппарата – сваренные кольца, в которые человек становился, и его катили (что-то взятое от космонавтов). Но для всего этого нужен был металл, трубы, уголки и т.п. Новицкий это "достал". Как доставал? Как доставалось всё в то время, когда мы служили, когда принцип "ты мне, я тебе" был широко распространён в нашей повседневной жизни, что военной, что гражданской. Вот только о нём не говорили. Особенно начальство, хотя пользовалось этим принципом регулярно.
Где-то я прочёл, что после совершения доброго дела человек обычно испытывает радость. Иногда кто-то искренне хочет, чтобы другие просто взяли совершённое им в пример, начали поступать так же. В таком случае это не является показухой, напротив, это ему "в плюс". Например: строил со своими товарищами стройплощадки, создавал нормальные бытовые условия для своих подчинённых и т.д. Почему я об этом пишу? Да потому, что ряд тех, кто знал хорошо Новицкого Геннадия, кто много лет служил с ним, именно в этом хотят спустя десятилетия его обвинить. Типа того, что всё это он делал для показухи! Об этом пишет его замполит Божко В.Й., его старший помощник Фытов Г.А. и некоторые другие. Считаю это крайне несправедливым в отношении Новицкого Г.Г. и его дел, когда он был как старпомом, так и командиром лодки. Я бы это назвал одним словом –"завистью" этих людей к тому, что делал Новицкий совместно со своими сослуживцами и подчинёнными, и что не смогли сделать они, или не хотели.



Чем примитивнее психическая организация индивида, чем ниже порог чувства собственного достоинства и самоуважения, тем шире спектр зависти.

Можно ли назвать показухой работу тех же офицеров Агафонова, Щеглова и др., которые оборудовали с моряками спортивную площадку возле казарм? Конечно, нет! Или назвать показухой работу матросов и старшин, которые вкладывали свою душу при оборудовании места своего проживания. Показухой я бы назвал другое. Это когда мы, матросы, старшины, офицеры по команде того же Фытова, Божко по случаю приезда высокого начальства убирали вокруг казарм то, что раньше не убирали, красили то, что не красили до этого... В общем "вылизывали" всё вокруг себя и этим пускали пыль в глаза начальству. Вот это показуха!
Вспоминаю 1967 год, приезд Л.И.Брежнева и его свиты на Северный флот, в частности, в г. Северодвинск. Нашу лодку, которая в то время была на ремонте, должен был посетить маршал Гречко А.А. –Министр Обороны СССР. Можете представить, что мы в течение двух дней делали на корабле? Драили, чистили, учили речи, что надо в случае чего говорить. А в день приезда наш снабженец Бересневич одел нас в новую форму, тапочки выдал и белоснежные подворотнички. Все выглядели как новая копейка. Ну, а дальше? Прошла встреча. Построили, пожелали хорошей службы и ушли. И снова появился Бересневич: приказал всем немедленно снять робу, одеться в то, что было, ибо срок новой робы ещё не пришёл. Вот это показуха.



К сожалению, она процветала не только в советские времена. Она знакома всем со времён Екатерины, когда князь Потёмкин отличился "показушными" деревеньками. Она продолжается и сегодня. При приезде Президентов, министров начальство готово вылизать всё вокруг, если надо своим языком, лишь бы получить похвалу высокого лица. А после их отъезда всё остается по-прежнему, без изменений на долгие годы...
Кто, например, мешал тому же Леонову – командиру первого экипажа и его заместителям, делать то, что сделал Новицкий для своего экипажа? Я не могу сказать, что наша казарма была плохая, нет. Чиста, аккуратна, сверкающая. Но суха и казарменна. Ничего лишнего. На колоннах – казённые портреты военачальников, на дверях кабинетов – типографские таблички. Всё напоминало и говорило только об одном – ты военный человек, ты призван служить и твоя задача единственная – защищать свою Родину.
У Новицкого тоже была казарма, но там было мало казёнщины. Это была как бы казарма-дом. Вот за что подводники, даже спустя десятилетия, с такой любовью вспоминают Г.Г.Новицкого, своего командира, особенно матросы и старшины. Эти не говорят о показухе их командира, они говорят: "Вот это был командир! Командир, готовый идти на всё, чтобы сделать нам хорошо, чтобы тяготы военной службы не давили на нас".
24 мая 1968 год. С моря возвращается АПЛ К-27 после тяжёлой ядерной аварии, с облучёнными подводниками. На ней находится и командир второго экипажа Новицкий Г.Г. со своими 35-тью подводниками, среди которых старпом Томко Егор, помощник Саленко Леонид. Смертельно поражена практически вся команда спецтрюмных. Трое – это люди экипажа Новицкого Г.Г. Нет надобности писать о том, что происходило после прибытия корабля в базу. Об этом написано достаточно и подробно. Так вот в те первые дни, а их можно назвать бардачными и неорганизованными, подводники и прикомандированные делали своё дело. Работал там на первых порах и Новицкий Г.Г. с теми членами экипажа, которые не побывали по разным причинам 24 мая в море. Потом госпиталь, лечение. И снова корабль.



В 1970 году из двух экипажей лодки был создан один. Командиром его стал Новицкий Геннадий Гелиодорович, капитан 1-го ранга. К сожалению, на сегодня нам так и неизвестно, какими научными экспериментами с 1970 по 1973 год занимались подводники корабля под командованием Новицкого Г.Г. Всё это покрыто завесой секретности. Одному Господу Богу известно, когда они будут доведены до общественности и будут ли вообще доведены.
В период командования аварийной экспериментальной атомной субмариной, которая после ядерной аварии уже не могла быть действующей, проявились все человеческие качества Новицкого Г.Г. как командира. Даже бывший его старший помощник Фытов Г.А., у которого отсутствовало такое понятие как добропорядочность, вынужден был признать, что забота о подчинённых была искренней. Новицкий готов был разбиться в лепёшку, уж если что-либо надо было матросу, мичману или офицеру. И решал все вопросы. Особо это проявилось после возвращения подводников из госпиталей. Он помогал в оформлении документов, в получении денежных средств, упаковке контейнеров и т.п. Иногда выделял для сопровождения моряков к новому месту службы того или иного мичмана или офицера. В этом и был весь Новицкий Г.Г., командир атомной субмарины К-27. Ему, как я писал ранее, приписывают "показуху и деловитость", амурные похождения, что вот он был ненастоящий подводник, и командовал атомной субмариной, стоящей у пирса. Что можно по этому поводу сказать? Спорить, доказывать, особенно таким, как его бывший старший помощник Фытов, просто бесполезно! Именно Новицкий Г.Г. добился присвоения звания капитана 2-го ранга ему, сокоралетнему, стареющему капитану 3-го ранга, никому уже ненужному на флоте, тем самым дал этому человеку шанс стать в будущем капразом, получить кандидата военных наук. "Фытовы" этого никогда не понимали и не поймут. А ведь Новицкий Геннадий Гелиодорович, надо сказать, до прихода на АПЛ К-27, более десяти лет отдал службе на дизельных лодках.



А это многочисленные выходы и походы в различные точки Тихого океана. Это длительный самостоятельный переход с Тихого океана на Северный в г. Северодвинск. Это боевое дежурство в качестве второго командира в 1974 году на К-3. Это было. Вот только недоброжелатели об этом не писали и не говорили.
В 1974 году АПЛ К-27 перешла в г. Северодвинск. В 1977 году Новицкого Г.Г. назначили начальником штаба тыла 11-й флотилии в Гремихе. За время пребывания его на этой должности, как вспоминают подводники, п. Островной стал чистым и ухоженным. Свет, тепло, снабжение стало "бесперебойным". При назначении на эту должность ему обещали звание контр-адмирала, а получилось как всегда. В 1983 году прибыл из Москвы человек, которому надо было это звание, пересидеть некоторое время на этой должности, чтобы потом снова "свалить" в Москву. Геннадию Гелиодоровичу предлагают другую должность. Он подаёт рапорт на увольнение и уезжает в Ленинград. На этом заканчивается длительный и славный путь службы капитана 1-го ранга Новицкого Геннадия Гелиодоровича в подводном флоте СССР.
Далее работа в Центральном котлотурбинном институте им. И.И.Ползунова начальником гражданской обороны. Вскоре перешёл на работу в Портнадзор речного пароходства на должность капитана-инспектора, здесь его обязанностью была проверка готовности речных судов перед выходом в рейс. Одновременно вечерами вёл занятия в Школе юных моряков при Дворце пионеров и школьников Красносельского района города Ленинграда. Мальчишки и девчонки его обожали, он провожал их домой – устраивал такие мини-экскурсии. Ничего не предвещало беды. В 1996 году 11 июля вечером, возвращаясь с семинара, Новицкий Г.Г. трагически погиб. Это было страшным ударом для родных и его друзей.

Продолжение следует


Главное за неделю