Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

ОХ, УЖ ЭТИ БРИТАНЦЫ! И.Е.Дроканов. Окончание.

ОХ, УЖ ЭТИ БРИТАНЦЫ! И.Е.Дроканов. Окончание.

И все же наибольшее впечатление остается от живого общения с людьми, населяющими эту страну. Скажите, кто мог заставить немолодого шотландца в килте, клетчатой национальной мужской юбке, с голыми волосатыми ногами, под дождем и пронизывающим ветром играть в центре города на старинной волынке? Горные шотландцы - упрямый народ, и к традициям относятся «трепетно».
Праздный туристический люд, подняв капюшоны курток, бежал мимо него в теплые гостиничные номера. А шотландец играл сам по себе, не прося платы за музыку, как это привычно делается в городах старой Европы или у нас. Можно сказать, что это – чудак-человек. Он даже не обращает ни малейшего внимания на едкое замечание мимо торопливо пробежавшего англичанина:
- Сэр, если бы вы перестали тискать эту зверюшку, может быть, она перестала бы так отвратительно верещать.
Но нет, он был потомком горцев и считал, что в выходной день ему обязательно нужно поиграть на волынке. Так делали его отец и дед.



Шотландия - это волынки, виски и клетчатые юбки.

Общения с другими жителями островов было достаточно, чтобы эти эпизоды хранила память. Приятной оказалась встреча с рыбаком, ловившим на спиннинг возле нашего судна с высокого портового причала в Берике. Он рыбачил часа три, потом собрал снасти и поднялся к нам на борт. Подошел к вахтенному матросу, поздравил его с наступающим Новым годом и вручил осьминога хороших габаритов: щупальца морского моллюска свисали к земле на полметра. При этом рыбак пожелал экипажу не грустить о далеком доме в праздник. Блюдо из осьминога получилось отличным. На столе соседствовало с новгородскими маринованными грибочками. Теперь часто вспоминается тот добродушный англичанин.



Блюдо из осьминога

Бывают, конечно, и чопорные британцы. С одним из них мне не посчастливилось встретиться в одном из портов южной Англии. Он владел частным причалом, у которого мы стояли несколько дней. К этому причалу его соотечественник пригнал из соседнего города свою машину на продажу. Машина оказалась именно той, что нужно, и по состоянию, и по цене. Как говорится, надо брать. Осталось лишь договориться с хозяином причала. Мы нашли его в ближайшей портовой таверне играющим в бильярд. Бизнесмен выглядел человеком лет около сорока, рослым, плотного телосложения с полным лицом и ранней лысиной.
Мы познакомились и начали беседу издалека, то есть с прогноза погоды. Но как только англичанин уяснил наш план воспользоваться его причалом, чтобы погрузить на судно купленную машину, тут же заявил, что он запрещает такие операции. «Вы не можете сделать этого!», – рефреном звучал ответ на все наши доводы.
– Мы же все сделаем сами!
– Yоu can not do it!
Для русских слово «нельзя» является не запретом, а досадным препятствием, которое хочется обойти.
– Мы вам заплатим!
– You can not do it!
Собеседник наш стоял, расставив ноги и опираясь на бильярдный кий, который держал вертикально перед собой. Лицо его выражало непреклонность.
– Мы даже не будем далеко заезжать на причал, наймем
плавкран и погрузим машину на судно!
– You can not do it!
Похоже, наша удачная сделка срывается из-за непроходимости этого британца, а жаль…
– Ах, ты ж вредный капиталист! Ну, гуд бай тогда!
– You can not do it! Good bye!



Так и расстались: судно пошло в Россию, а непроданная машина осталась у хозяина.
Принято считать, что англичане – чопорные, а русские – «безбашенные» и не дураки выпить. Жизнь порой опрокидывает стандартные представления. Один случай навсегда переменил мое представление об англичанах.
Дело было в начале 90-х годов в порту Фой или Фовэй, кому какое название больше нравится. Во время перешвартовки судна от одного причала к другому наш третий штурман, командовавший рутинной операцией на юте, допустил непростительную оплошность, в результате которой швартовый канат попал под корму. Часть каната мгновенно намоталась на винт, судно оказалось «стреноженным» и не могло двигаться.
Капитан рвал и метал: ему предстояло, «посыпав голову пеплом», докладывать руководству судоходной компании о произошедшем ЧП. А потом связываться с нашими представителями в Англии и решать проблему, как освободить винт от капронового швартова. Придется расходовать немалые средства, к тому же причал надо освобождать для очередного судна. Третий штурман, злополучный «трёха», грустно понурился, он представлял, каких денег ему придется лишиться.
Решение вопроса оказалось неожиданно скорым. У капитана в каюте сидел местный судовой агент, который стал свидетелем случившегося переполоха. Он предложил капитану не мучиться и воспользоваться услугами команды водолазов-любителей из Фоя, которые за умеренную плату готовы выполнить несложные подводные работы. Капитан одобрил идею, и агент помчался за водолазами. Почти весь экипаж замер на палубе у борта в ожидании прибытия спасителей.
Неожиданно с противоположного борта послышался звук лодочного мотора и просьба спустить штормтрап. С резиновой лодки на палубу поднялся рослый рыжеволосый малый в черном гидрокомбинезоне аквалангиста.



Капитан отправил виновника происшествия договариваться с англичанином. Тот объяснил пришельцу суть проблемы и поинтересовался ценой вопроса. Водолаз сообщил, что его команда из четырех человек освободит винт в течение получаса, за это каждому следует заплатить по 250 английских фунтов. По лицу штурмана рыжеволосый понял, что тысячу фунтов русский заплатить не в состоянии. Тогда водолаз произнес фразу, услышав которую, умилились все члены экипажа:
– Хорошо. Вы здесь все русские, у вас должна быть водка. Мы сейчас сделаем свое дело, а потом вы дадите нам столько водки, сколько мы захотим. Пойдет?
Собеседники ударили по рукам. Англичанин спустился в лодку и объяснил своим товарищам, что надо сделать. Пока водолазы ныряли и резали «в лапшу» загулявший кусок швартового каната, наш штурманец обходил все каюты с просьбой поделиться в долг имеющимся запасом крепких спиртных напитков. Вскоре на столе в кают-компании стояли четыре бутылки 70-градусной водки «Распутин» с хитро подмигивающим глазом «старца» на голографической этикетке и пара бутылок 45-градусного эстонского ликера «Ванна Таллинн».



Водку «Распутин» в народе называли «Тайга»

Водолазы спокойно сделали свое дело. Двое ныряли, один управлял лодкой, а старший руководил. Вскоре они отошли от судна и крикнули, что можно проверить, свободен ли винт. Зарычал судовой двигатель, винт сделал несколько оборотов, и на поверхность воды всплыли обрезки капронового каната. Англичане сдержали свое обещание и поднялись по штормтрапу на ют, с интересом ожидая ответного слова русских. Гостей в кают-компанию пригласил старший помощник (молодой штурман упросил его заняться иностранцами, так как сам был еще слабоват в английском).
Прямо на палубе перед входом в надстройку водолазы стянули с себя гидрокомбинезоны и пошли в кают-компанию по-простецки в теплом водолазном белье из верблюжьей шерсти. Они громко переговаривались между собой и внимательно рассматривали внутренние помещения незнакомого судна. У накрытого стола дружно сели и наполнили компотные фужеры «распутинской» водкой. Хлопнув по первой, с удивлением взяли в руки бутылки с ликером. Попробовали его на вкус – не оценили и не проявляли к благородному напитку больше никакого интереса.



Ликёр «Старый Таллинн»

Примерно через час после начала «заседания» ко мне подошел капитан и попросил сменить за столом старпома, которому следует отдохнуть перед вахтой. Когда подошел мой черед общаться с бражничавшими англичанами, выяснилось, что островитяне пьют, не закусывая. Я разыскал судового кока и получил из его рук большое блюдо, полное бутербродов с сыром. Моё прибытие водолазы встретили одобрительными возгласами, а на бутерброды воззрились с явным непониманием. Мол, зачем нам это, мы дома хорошо позавтракали! Я объяснил иноземцам, что русские тоже могут выпить много, но любят при этом закусывать.
Среди рыжеволосых и рыжебородых здоровенных мужиков оказался один шатен с тонкими чертами лица и более скромной статью. При знакомстве выяснилось, что он – француз и зовут его Пьером. Остальные в один голос заявили, что он все же хороший парень, потому что родился и вырос в Англии, а потом вместе с ними несколько лет служил водолазом Королевских военно-морских сил. Именно Пьер освобождал наш винт, а второй ныряльщик лишь помогал ему. За это и выпили…
Потом мне захотелось внести общую застольную тему и расспросить местных жителей о спортивной жизни их города. Но вместо сообщений о легкоатлетических или боксерских поединках парни сразу завели речь о любимой футбольной команде. И хоть она не была именитым клубом, вроде «Манчестер Юнайтед», «Челси» или «Арсенала», а играла в низшем дивизионе, болельщики показали мне, как они поддерживают на стадионе своих любимцев. Обхватив друг друга за плечи, они в полный голос заревели одну из фанатских «кричалок», которую мне захотелось завершить возгласом «Зенит» – чемпион!». Ну, что ж, значит, за спорт!



Денис Балин - Болельщики разных стран

Бутылки на столе одна за другой пустели, и мне показалось, что наши спасители осуществили свою идею попить водки вволю. Сбросив теплые фуфайки, они сидели в легких футболках и обливались потом. Языки их шевелились с большим трудом, речь становилась неразборчивой. По всему видно, что люди уже изрядно перебрали. Но плохо я знал британских водолазов! Опустошив очередной фужер, их старший спросил меня, где можно найти того штурмана, который обещал выдать столько водки, сколько они захотят. Пришлось идти за новой порцией, и на столе вновь появились полные бутылки. Ну, за британских львов!
Продолжение мероприятия можно не описывать, водолазы падали, вставая из-за стола, а кое-кто и в туалет ползал на четвереньках. Правда, принесенное они все же допили. Плохо видящими глазами старший группы отыскал часы и заявил, что пора в путь, так как им надо добраться ещё до одного судна, где их ждут. С трудом парни облачились в свою амуницию и выбрались на палубу.
Глотнув свежего воздуха, они попросили дать им с собой еще пару бутылок. Очередную порцию «огненной воды» аккуратно уложили в пластиковый пакет. Первый водолаз начал спуск по штормтрапу в лодку. Веревочная лестница оказалась очень неустойчивой, парень раскачивался в разные стороны, извивался на каждой ступеньке, даже стукался головой о борт судна. Следующий полез на трап, держа в левой руке пакет с гостинцем. Пришлось изъять у него ценную ношу, пока содержимое не превратилось в груду битого стекла. Пакет мы сами плавно опустили в лодку, пришкертованный драгоценный груз.
Напротив нашего причала стояло трехэтажное здание управления порта. У его больших окон столпились, возможно, все служащие учреждения, в основном, женщины. Они весело жестикулировали, смеялись и обсуждали между собой небывалую картину выгрузки пьяных людей с судна. Зная, что судно из России, конторские клерки, наверное, говорили между собой, ох, уж эти русские! Между тем, все наши гости без падений в воду спустились по штормтрапу и заняли свои места в лодке. Мы тревожно смотрели на них сверху, ведь потонут, черти! Но, нет. Слабо чихнув, завелся подвесной мотор, и лодочка быстро поплыла вдаль. Никаких происшествий в порту в тот день не случилось, значит, отставные Королевские водолазы благополучно завершили все свои дела.
Я часто вспоминаю этих бравых англичан и думаю, что именно такие несгибаемые парни служили когда-то под знамёнами герцога Кумберлендского!

Кратко об авторе.



Дроканов Илья Евгеньевич родился в 1953 году, в Астрахани. Окончил ВИИЯ. Служил в частях разведки КТОФ, ДКБФ и в ГУ ГШ ВС СССР и РФ. Плавал на судах гражданских ведомств. В настоящее время военный пенсионер. Проживает в Санкт-Петербурге. Занимается писательской деятельностью. Опубликовал десятки статей, обзоров, рассказов. Издал три книги. Член Союза писателей Санкт-Петербурга.


Главное за неделю