Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Подводные трактористы. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 1.

Подводные трактористы. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 1.



Действующие лица:

Попков - командир эскадры, контр-адмирал; среди командиров и штабистов имел прозвище Мишка Квакин. По натуре чем-то напоминал Суворова, немного - известного Маринеско, за исключением одного: панически боялся вышестоящих начальников.
Шабла - начальник политического отдела эскадры, капитан 1-го ранга, прозвище Отец нации. Ему принадлежат слова: «Меня сюда прислал ЦК! Вы все тут разложились! И я наведу порядок!» Между прочим, в соединение его направил вовсе не ЦК, а отдел кадров политуправления флота.
Циннель - начальник штаба эскадры, капитан 1-го ранга; прозвище Альбинос. Из прибалтов, будущий доктор военных наук и преподаватель кафедры военно-морского искусства Академии Генерального штаба.
Душкевич - командир бригады, капитан 1-го ранга; прозвище Пся крев. Предметом его особой гордости были шляхетские усы. Высок и тощ. Флотоводец быстрый и решительный, но для завершения дела ему всегда не хватало пяти минут.
Тутаринов - заместитель командира бригады по политической части, капитан 2-го ранга; прозвище Тетя Фрося. Страстный любитель общения с «народом». Его привычное обращение к матросам: «А что, братцы, трудно было на войне?» Сдал экзамен на самостоятельное управление подводной лодкой», не умея подать ни одной команды.
Губанов - начальник разведки эскадры, бывший командир подводной лодки, капитан 1-го ранга; прозвище Неулыба. Особо озабочен изучением «вероятного противника».



Молчанов - командир подводной лодки, капитан 2-го ранга; прозвище Лева Задов. Полноват, жизнелюб, с моржовыми усами. Это про него на бригаде пустили стишок: «Встретили ли Молчанова... Трезвого, не пьяного! Трезвого? Не пьяного? Значит, не Молчанова!»
Руссов - заместитель командира подводной лодки по политической части, капитан 3-го ранга; прозвище Колчак. Роста, совершенно неуместного на подводной лодке. На госэкзаменах в училище «поплыл», на вопрос седовласых экзаменаторов: «А скажите, молодой человек, кого вы знаете из героев гражданской войны?» - ответил: «Чапаева!» - «А еще?» - «Еще... а, вспомнил! Колчак!» Комиссия свалилась под стол. А прозвище Колчак приклеилось к нему намертво.
Черма - заместитель комбрига по ЭМЧ (электромеханической части), инженер-капитан 2-го ранга; в силу особого расположения подводников - без прозвища.
Чермоев - командир БЧ-5 подводной лодки, инженер-капитан-лейтенант; прозвище Нутрощуп. Прислан из другого соединения в крепком подозрении по увлечению теми, кому нет шестнадцати. Но... фактов не было.
Чермешко - командир моторной группы, инженер-лейтенант; прозвище Движок. Вечно озабоченная личность в пропитанной соляркой робе. В силу молодости пока не приобрел общественного лица.
Бобринец - начальник БЧ-4-РТС, старший лейтенант; прозвище Симпатенок. Холост, а посему - предмет неусыпного внимания поселковых девиц критического возраста. В базовых условиях содержался «под колпаком». Истый ленинградец. В море - орел, хозяин штормовых вахт.
Степаненко - командир БЧ-3, капитан-лейтенант; прозвище Степан, хотя и носил имя Иван. Положителен. Секретарь парторганизации. Некурящий.
Гусенок - молодой штурман, лейтенант; прозвища не удостоен, так как не успел проявить себя.
Дикий - старшина команды мотористов, главный старшина; прозвище ему вполне заменяла собственная фамилия. Хмур. Невероятно трудолюбив. С Западной Украины, кандидат в члены партии. Твердо убежден, что власть в родных местах захватили бандеровцы, потому и отказался от отпуска: «Лучше меня не пускайте, бо я там усих поубиваю...»
Бояркин - командир отделения трюмных матросов, старшина 2-й статьи; прозвище Юла. На базе - разгильдяй, в море - виртуоз. Про таких говорят: «Внутри бес сидит!» Подлинный хозяин центрального поста, когда лодка в надводном положении в штормовом море и во всякой другой аховой обстановке.
Маркин - рулевой-сигнальщик, старший матрос, прозвище Котя.

1



Худ. П.П.Павлинов.

Подводная лодка заканчивала приготовление к бою и походу.
По установившемуся порядку выход определен в ночь. В темноте, в муравьиной суетне, только опытным подводницким ухом улавливался осмысленный порядок действий.
На осклизлой надстройке, подсвечивая фонариками, копошились тени. Боцман, бурча под нос, проверял задрайки лючков. Мотористы, чертыхаясь вполголоса, наращивали в ограждении рубки крепеж баллонов газосварки. Трюмный Юла тащил на пирс медный шланг. А на мостике, на темно-сером фоне неба, курганными бабами отпечатывались две фигуры - старпома и сигнальщика. Подводная лодка проверялась на вакуум.
Все было так, и в то же время не так. Неулыба мерил сапогами корень пирса и раздраженно пыхал сигаретой, по привычке пряча ее в рукав альпака.
Черт те что! Он, назначенный старшим на поход, давно на пирсе. Срок выхода истек, а командира - нет. Старпом своей монументальной задницей изображает руководящую деятельность на мостике. На Неулыбу - ноль внимания.
Неулыба понимал, что все это - эмоции. Распускать нервы, а на подводницком языке - сопли, последнее дело. Причины же для раздражения были. И существенные.
Еще сегодня он, специалист штаба, был «осчастливлен» путевкой в Гурзуф, навострился в отпуск и не думал ни о каком походе.



Константин Коровин. Гурзуф.

То есть, конечно, думал и принимал участие в предпоходовой подготовке лодки, но «по своей части». Его, начальника разведки, обязанность - вдолбить в головные коробки аргонавтов те тощие сведения о «вероятном противнике», которыми располагал сам. И только. А уж в поход идти, да еще старшим, извините, обязанность командования бригады. В конце концов эскадры.
Но вышло все не так. И совсем не так. Начальник штаба Циннель, альбинос-прибалт, несколько часов тому назад вызвал Неулыбу и, изобразив бесцветное подобие улыбки, таким же бесцветным голосом «поставил задачу»:
- Товарищ Губанов, командованием принято решение направить старшим на поход вас. В роли заместителя командира бригады. Вы систематизируете данные по району, где будет нести боевую службу подводная лодка. Вот и посмотрите, так сказать, все в натуре. Вы имеете опыт... А вы как думаете?
Последнее - для «демократии». Неулыба пожал плечами. Как он думает? Никак не думает. О массандрах и олеандрах думает. Можно, конечно, найти десяток болячек и кучу причин. Но это не принято. Приводить контрдоводы - значит расписаться в собственной слабости. Но и изображать жертвенную готовность тоже ни к чему.
Неулыба знал прекрасно, что он - личность некомандная, на языке подводников - «флажок», направлять его старшим - незаконно. Знал и больше - старшим на поход планировался сам начальник штаба.
Но сей мужчина с ровным пробором и двумя академическими «поплавками» - канцелярист. И он «нашел вариант».
На флотах это водится - находить варианты. Отвыкли там от студеного моря. Походик-то сурьезный, не в Маркизову лужу. Тут жилка нужна.



Вид на Питер и Маркизову лужу из космоса.

Неулыба сознавал, что не может не пойти. Найденный «вариант» - как шар в лузу. Это была «его» подводная лодка, которой он командовал пять лет и сдал всего полтора года назад. Найти мотив отказа - значит предать ее, свою лодку, которую он в душе считал живым существом.
Которая прикипела к сердцу. Которая выручала в «самых-самых».
Предать ее, когда старая гвардия раскассирована, когда на лодке сырой экипаж, хотя бы формально и перволинейный. Когда она вновь скатилась в отстающие.
Вот этот рой эмоций и раздражал Неулыбу. Даже домой не дали, лиходеи, смотаться. А жена там запихивает свои тряпки в чемоданы. На курорт ей, видишь ли, захотелось! Обождешь, голубушка...
Черт знает что! Буквально час назад Неулыба вместе с командиром Левой стоял «на ковре» у командира эскадры. Последний инструктаж. Обстановка у оперативного взята. Список экипажа сдан, страховочные росписи о готовности к выходу поставлены.
И вот Неулыба на пирсе. А командир исчез...
Между прочим Лева вовсе не исчез, не превратился в бесплотного духа. Просто на выходе из штаба он перехвачен собственным «комиссаром»: начальник политотдела требует!
Ясно, для чего требует. Для мобилизующих и направляющих. Шаблу не колышет, что приготовление закончено, что «добро» на выход получено, а корабль-конвоир уже маячит на выходе из бухты.
И вот уже битый час Лева переминается с ноги на ногу и перебрасывает взгляд с начальства на багеты, а с них на зеленое сукно. И чувствует, как бегут стрелки на «командирских».
- Товарищ Молчанов! И вы, товарищ Руссов! Вы должны знать, что буквально вчера пленум ЦК принял чрезвычайно важное постановление. Оно мобилизует весь наш народ на дальнейшее повышение эффективности и качества. Что это означает для нас, военных людей? Это означает - всемерно повышать боевую готовность и укреплять воинскую дисциплину. Это особенно актуально в условиях чрезвычайно, я подчеркиваю, чрезвычайно сложной военно-политической обстановки. Как же, в свете этих требований партии вы, товарищ Молчанов, понимаете и собираетесь выполнять боевую задачу? - начальник политотдела проникающе изучал Левину усатую набрякшую физиономию, ухороняющиеся глаза и покрытый солью «краб» на шапке, альпак и сапоги.



Владивосток, зима 1958 года. Артисты приехали! Народную артистку СССР А.П.Зуеву сопровождают капитан 3 ранга Шабликов и капитан-лейтенант Лебедько. "Шабла" в начале пути, а восхождение вице-адмирала, Члена Военного Совета БФ пресек замполит "Сторожевого" Валерий Саблин.

- Проводим работу, товарищ начальник политотдела. Народ нацелен, - сиплым баском ответствовал Лева, мучительно соображая, что бы еще такое сказать. Яркое. Четкое, как отход и подход к начальнику.
А слова застревали, скудные и шершавые. Эх, не то надо бы говорить! Не такими словами радовать начальство. Теперь жди дальнейших указаний. А время горит синим огнем! Синим огнем горит!
- Разрешите? - ярославским говорком заспешил на помощь Леве замполит Колчак. - Проведем митинг. Подготовлены коллективные соцобязательства. Нацелен актив. Настрой боевой...
- Мало! Мало, товарищ Руссов! Вы должны иметь развернутый план. Сделать упор на авангардную роль коммунистов и комсомольцев. А вы как думаете, братцы? - вмешался молчавший в углу Тетя Фрося. - А кстати, сколько у вас несоюзной молодежи?
- А у нас их нет, - чуть не брякнул Лева, но вовремя почувствовал нажим комиссарского сапога.
- Так точно! Беспартийные уже подали заявления. На походе примем. Улас, Бояркин. Разрешите доложить, и замечательный же народ! - бодро зарапортовал Колчак. - С таким народом любые задачи выполним!
- Вы должны развернуть соревнования смен и боевых постов! Повседневная, конкретная и целеустремленная работа среди масс! Партия обязывает вас помнить, что вы выполняете ответственнейшую задачу, выходите на передовой рубеж защиты интересов нашей Родины! А как увязан ваш план политической работы с решениями пленума? - восстановил субординацию Шабла, сверля антрацитовым взором Леву и Колчака.



Решения октябрьского (1968 г.) пленума ЦК КПСС - в жизнь!

Продолжение следует

0
Невельской, Борис
27.04.2012 05:02:33
Дааааа! А сколько таких в армии, в милиции.Плохи дела.


Главное за неделю