Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

Подводные трактористы. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 8.

Подводные трактористы. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 8.

Неулыба не спал, спорил сам с собой. Во-первых, отсутствие сил в районе - это тоже «результат». Значит, то, что предполагала разведка флота, - пока домысел. Крупные силы Китая еще не выросли из детских пеленок, не вышли в открытое море. Разве это не факт? Факт...
Кое-что есть! С голоду не умрем, троечку получим. А район, ранее практически неизученный район? До предела мутная вода, в которой корпус лодки на перископной глубине не рассмотреть с воздуха даже в ясную погоду?
А приповерхностный звуковой канал и приповерхностная рефракция, при которых обнаруживается всякая самодвижущаяся посудина даже под берегом, на диких расстояниях? Это не факт?
А неожиданные сильные придонные течения и плитняки вместо ожидаемого ила? Значит, в этих местах и мин не выставить и опасность подрыва минимальна. Факт.
Однако морские коммуникации супостата расположены под берегом, на еще большем мелководье. А как там действовать лодкам? Выходит, подводничкам придется возвращаться к тактике и оружию периода второй мировой войны? А такого оружия уже и нет!
Но это пусть уже вожди думают. Только толково и грамотно все это изложить в отчете за поход, вот задачка. Подсунем начальникам проблемку - пусть думают, ежели головы не протухли...
От этих мыслительных выводов Неулыба повеселел и даже заулыбался про себя. Есть трудодни!..
Неулыба еще не знал, что этот утлый опыт похода будет обобщен в виде военного реферата «Тактические рекомендации по боевым действиям подводных лодок в мелководных районах» и этот реферат примет скандальный характер в высоких штабах. Что следствием этого будет скандальная двусторонняя игра на картах, в которой на стороне «синих» будет действовать Академия Генерального штаба, а на стороне «красных» — доблестный ВМФ.




И что на этой игре маршал Соколовский поставит флоту «двойку» за незнание района и принципов вооруженной борьбы в этих морях. А первопричина будет проста: на флоте «отчет» Неулыбы и Левы будет подшит непрочтенным, а в Генштаб подсунет «матерьяльчик» все тот же начштаба Циннель, который к этому времени получит место на кафедре военно-морского искусства в Академии Генштаба и будет участвовать в игре советником на стороне «синих». И что разъяренный Главком ВМФ пошлет своего зама адмирала Касатонова на ТОФ с единственной целью - найти, кто выдал материал «лампасам», то есть генералам. И что Касатонов устроит «бой в посудной лавке».
Не знал еще Неулыба и того, что на основе обобщения опыта этого и других походов дизельных лодок он впоследствии сообразит сотворить знаменитый «букварь подводника», который будет внутриштабным порядком разослан на бригады подводных лодок как практические рекомендации для действий на боевой службе и при соприкосновениях с вероятными противниками в море. И что этот «букварь», невзирая на его секретный гриф, будет уворован на другие, западные, флоты - Балтийский и Черноморский. Лишь спустя много лет Неулыба совершенно случайно узнает, что иронически названный «букварем» талмуд свыше 20 лет будут изучать и копировать дизелисты-подводники. Они долго будут упорствовать в своем мнении - «это рождено в море», а значит то, что нужно.
Всего этого Неулыба не знал. И не мог знать...




- Все вниз! Стоп дизель! Срочное погружение! - пружиной подбросили Неулыбу команды вахтенного офицера с мостика.
Он жестом показал вахтенному центрального поста - «кнопку ревуна не нажимать» - и вылетел на мостик.
- В чем дело?
- Самолет, товарищ капитан 1-го ранга! Огни слева 100, - единым духом выпалил вахтенный офицер Степан. - Идет прямо на нас.
Неулыба увидел мигающие огни летящего на средней высоте самолета. Зеленый, красный, мигающий хвостовой.
- Работа самолетной РЛС?
- В круговом режиме.
- Отставить срочное! - приказал Неулыба. - Самолету не мешать.
- Как? - остолбенело уставился на Неулыбу вахтенный офицер.
- Во-первых, поздно. Во-вторых, не торопись механически выполнять статьи наставления. Ибо наставления пишут в кабинетах чиновники. Анализ, быстрый анализ. Где мы находимся? В районе, где от островов, скал и рыбаков сам черт ногу сломит, так? И как раз на трассе Сеул - Окинава, так? Самолет с огнями на средней высоте, так? А как работает патрульный противолодочный самолет? Использует РЛС «в однообзоре» или «в секторном режиме», летит обязательно на малой высоте, так? Вывод? А вывод такой: самолет транспортный, летят господа американские советнички из Кореи на Окинаву. И то, что под ними, хоть целая бригада лодок, им «до феньки». Не так ли?
- Наверно, так, - неуверенно пробормотал в темноте Степан, опасливо озираясь на приближающиеся огни. Самолет с гулом прошел над лодкой.




- Вот так, дорогой. Механическое выполнение статей наставления так же опасно, как и невыполнение. Усек?
- Усек! - хмыкнул Степан, а сзади внезапно захихикал невидимый сигнальщик. Неулыба неодобрительно бросил в темноту:
- Ржать будете в базе! Наблюдать за морем!
- Есть, наблюдать за морем и воздухом!
Снова ночь. Туман. Подводная лодка, глухо пофыркивая дизелем, следовала в пролив. Ходовая вахта мостика напряженно вглядывалась и вслушивалась в сырую темь, непрерывно смахивая оседающую мокрядь.
Неуютно вахте. Там, в отсеках, - спокойный отсечный мир, просто не думающий об окружающих опасностях. А на мостике очень даже неуютно.
Акустик через динамик связи непрерывно взбадривает вахту: и справа, и слева, и вообще по горизонту - шумы сейнеров. И на большом удалении, и совсем близко.
А сейнеров не видно. Проклятый туман! Можно врезаться в борт, велика опасность влезть в сети. А радиолокацию использовать не дозволено. Таково боевое распоряжение на поход.
Вот тут и попрыгаешь на мостике, как на сковородке. Неуютно на мостике. Штормик бы что ли, баллов на шесть-семь!
Командир Лева, основательно отсырев, деликатно намекнул через динамик связи Неулыбе: не худо бы подмениться, чайку хватануть.
Неулыба понял: «дошел» командир - накинул альпак, нахлобучил пилотку и полез в темноту мостика.
В слепящей после центрального поста темноте привычно вспрыгнул на правое крыло, облокотился на поручень и... полетел за борт.
Но дюжие руки хватанули Неулыбу за альпаковые штаны и рванули назад.




Куртка кожанная меховая ВМФ СССР

- Нельзя так пугать народ, товарищ капитан 1-го ранга! Искупаться соизволили? - это дюжие руки и голос невидимого Колчака. - Тут малость того, кусочек борта отвалился...
Неулыба, кривя улыбкой, нащупал сапогами спасительное железо мостика и шумно выдохнул:
- Н-да! Спасибочки, робятки!
- Не успели предупредить. Уж очень вы моторно выскочили, - наперебой загалдели на мостике. - А штанишки ништо, крепкие! Что значит наш, советский, материал! Вахтенный офицер! Впредь на мостик без штанов никого не выпускать!
- Есть, без штанов не выпускать. Неулыба не обиделся:
- Дайте сигарету, черти полосатые! Трактористы несчастные!
- Это можно. Сигарету всегда пожалуйста. Боцман, немедленно протянуть страховочный трос! - с ноткой заявки на извинение пробасил Лева.
- Ну, как тут обстановка? - перевел разговор Неулыба.
- Как у арапа. Бой в Крыму, все в дыму, ничего не видно. Туман, рыбаков полно. И все гудят.
- Лучше бы объявить тревогу, командир. Перейдите на моторы. РЛС, высокое - на подогрев.
- Есть, тревогу. РЛС - на подогрев. Внизу, стоп дизель, левый мотор малый вперед, - согласно командовал Лева. Ясно: облегчить работу акустикам...




Электромоторный отсек.

- Прошу разрешения на мостик! Командир группы ОСНАЗ, - появился в люке невидимый разведчик. - Товарищ командир. Японская подводная лодка доносит на базу: прибыла в район, ждет обеспечение...
- Координаты? - спросил Лева.
- По координатам, сзади нас, миль двадцать.
- Какое требует обеспечение?
- Кроме Сасебо держит связь с авиабазой Ивакуни. Следовательно, ждет самолет «Нептун».
- Хорошо. То есть ничего хорошего, - срезюмировал Лева. - О появлении самолета на связи с лодкой немедленно доложить. - Товарищ капитан 1-го ранга, погружаться?
- А зачем? - возразил Неулыба. - Погружаться - последнее дело. Под водой запутаем обстановку. Тут и наверху - каша. Самолет будет молотить радиолокацией. Наша отметка для него: сейнер. Вот если исчезнет отметка, скажет - подо мной бяка. Сойдем за сейнер в тумане. Вот от лодки надо подальше...
Через 30 минут командир группы ОСНАЗ доложил снизу:
- Самолет «Нептун» вошел в радиосвязь с авиабазой Ивакуни и лодкой.
- Доклад принят. Штурман, рассчитать на скорость 200 миль в час, когда самолет будет над нами.
- Есть штурман. Докладываю. Самолет прибудет в наш район через... 44 минуты.
- Спасибо, штурман. Радиометристы! Внимательно наблюдать появление самолетной РЛС в секторном режиме.




- Есть, наблюдать... - и через 30 минут. Мостик! - Прямо по курсу, работа РЛС АПС-20, сигнал средний...
- Доклад принят. Теперь посмотрим, как этот самурай разберется в обстановке. Для него по курсу - куча засветок. Погрузимся - засветка исчезла. Непременно, гад, заинтересуется. Подтянуть кальсоны, отцы-командиры! - посоветовал Неулыба.
Над лодкой басовито прогудел самолет.
- Давай, родимый, давай! Я думаю так, когда туманчик будет послабее, перейдем на дизель? - засоветовался Лева.
- Правильно думаешь, командир.
К рассвету туман поредчал. На горизонте открылись такие облегчительные зубцы оконечности Цусимы. Подводная лодка вышла из пролива. Впереди - свое, холодное, но родное, чистое и глубоководное море.
Неулыба прогнал командира спать, пошел в простор моря. Здесь уж сам черт не страшен.
На востоке занималась свежая заря, в сторону Кореи густела ночь.
- Огни корабля справа 60, дистанция 60! - доклад сигнальщика.
Впрочем, и вахтенный офицер Симпатенок, и Неулыба увидели огни одновременно. Вот он, миленький. А мы волновались, почему отсутствует дозор? Неужели, пока плавали, у японцев прошла конференция по разоружению? Ан ты, голубчик, за островами шарил. Иди, родной, иди!
Неулыба по силуэту определил: корабль старого проекта, радиолокация и акустика - старая американская дрянь. Слабоват кораблик.
А погружаться в это чистое раннее утро не хотелось. Видимо, родное море, родной свежий утренник создавали ощущение близости дома.
Ясно определив, что СКР обнаружил отметку-цель и начал сближение, Неулыба приказал изменить курс лодки в тень корейского берега.
СКР остановился, лодка вновь легла на курс норд-ост.
СКР заволновался и повернул на подводную лодку.




«Вот туточки мы с тобой поиграем», - подумал Неулыба и скомандовал погружение.
СКР обнаружил исчезновение цели и бросился в точку погружения. Лодка привела СКР за корму и ушла под слой скачка.
СКР остановился. Лодка подвсплыла под перископ.
Побаловались бы мы с тобой. Только домой поспешать надо: подводная лодка ушла на глубину.
Боевой расчет центрального поста с полуулыбками следил за возней и бормотней Неулыбы у перископа. Все было ясно: игра с супостатом. Но эта игра была игрой сильнейшего и импонировала отсечному народу.
В отсеках - размеренный быт. Топчется кок у камбуза, намеревается удивить подводную братию каким-то особенным тортом по случаю возвращения в Японское море.
В старшинской кают-компании режутся в шпоньку - особый вид игры в домино. Только что под торжествующие вопли противников высажен замполит Колчак с напарником:
- Оп-ля! Обжулили, братцы! - с притворным возмущением вылез из-за стола Колчак.


С неба звездочка упала
Прямо милому в штаны.
Ничего, потерпит милый,
Лишь бы не было войны!




В любую минуту доминошный столик будет убран и игроки встанут к торпедным аппаратам. На то она и боевая служба. (фото Н. Черкашина)

Окончание следует


Главное за неделю