Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. Обзор выпуска 1949 г. Часть 14.

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. Обзор выпуска 1949 г. Часть 14.

Мартинсон Феликс Густавович



Такая замечательная биография и только две юношеские фотографии. Обидно. Ассистент знаменосца Феликс Мартинсон (справа), знаменосец — Сергей Гладышев, слева—Альберт Акатов. Отец - офицер Латышской стрелковой дивизии, сын - командир ПЛ 613 проекта "С-191" в 1961-1965 гг.



"С-191" (с 15.06.1966г. "Псковский Комсомолец" ).

Командир отдельной бригадой подводных лодок капитан 1 ранга Ф.Г.Мартинсон был назначен первым начальником крупного учебного заведения. С 1 сентября 1975 года по 1 сентября 2005 года в Учебном Центре подготовлены специалисты из 19 стран и 6 российских экипажей ПЛ для экспортных проектов подводных лодок. Среди них: 4 Управления соединением подводных лодок. (Куба -2; Сирия -1; Ливия -1), 3 Управления соединением надводных кораблей (Йемен - 2; ГДР - I.), 36 экипажей подводных лодок (Ливия - 8; Индия - 6; Алжир-5; Куба-4; Польша-2; Вьетнам - 3; Иран - 3; Румыния - 1; КНР ~1), 42 экипажа надводных корабле ( Ливия- 18;ГДР-2; Мозамбик-2; Индия-5; Ирак-2; Польша - 2; Сирия - 2; Куба - I; Эфиопия - 1; Вьетнам - 4; Китай - 1; Алжир - 2; Греция -2). 45 групп отдельных специалистов разных специальностей подводных лодок и надводныхкораблеЙ.(Куба- 16; Ливия- 15; Алжир-6; Индия-6; Польша- 1; Юглславия-1; Болгария- 1).
В истории Центра были и нестандартные ситуации.


Приговорить к расстрелу. Александр ВАЛЬТЕР. - Еженедельник «7 секретов» №11 (589) 18 марта 2010 г.

В советское время Усть-Двинск был закрытым районом города Риги. Здесь располагался учебный центр, где обучались военные моряки с кораблей, строящихся в СССР для ВМФ дружественных стран. Среди них были ливийцы, алжирцы, индусы и представители иных государств, которым оказывалась военная помощь. Естественно, они были не прочь немного подзаработать, продавая рижским фарцовщикам импортный ширпотреб...




Ищите женщину

Но однажды флотским пришлось все–таки обратиться к рижским милиционерам с просьбой о содействии. Позвонил начальник учебного центра капитан первого ранга Феликс Мартинсон. Оказалось, что пропал старший лейтенант ливийских ВМФ Абдурахман Симбел. Сразу было ясно, что курсанта учебной базы в Усть-Двинске не выкрали агенты ЦРУ. Маловероятно, что он пал жертвой ограбления. Иностранцы тогда были редкими гостями, и местный криминалитет их не трогал. Милиционеры сразу догадались, что в этом деле надо было искать женщину. И их версия оказалась правильной.
Надо сказать, что арабы в морской форме пользовались бешеным успехом у латвийских женщин. Оно и понятно, какая красавица устоит перед горячим темпераментом африканца. Тем более что тогда любой иностранец был как бы пришельцем с чужой планеты, настоящим принцем на белом коне. Поэтому в рижских ресторанах, к примеру в фешенебельной «Астории» или «Таллине», где любили гулять иностранные военные моряки, девушки легкого поведения буквально за ними охотились. Очень часто можно было слышать, как музыкант ансамбля торжественно провозглашал, что эту песню Адриано Челентано Мустафа заказывает в честь своей девушки Симоны.




Оказалось, что в тот день ливийские моряки как раз гуляли в кафе «Ленинград», которое располагалось на углу улицы Кр.Барона и бульвара Райниса. Милиционеры обратились к официанту- осведомителю, и он рассказал, что разыскиваемый моряк ушел с некой Ядвигой, которая была частой гостьей данного заведения. Где она проживала, в ресторане было хорошо известно. Объединенный наряд милиционеров и военных моряков нагрянул на квартиру в Вецмилгрависе в самый интересный момент. Какие потом были для Абдурахмана последствия столь грубого нарушения воинской дисциплины, известно только его непосредственному начальству. Но найти равноценную замену моряку-подводнику было непросто. Так что после соответствующего покаяния он был скорее всего прощен.

Бунт в столовой

Зато последствия следующего происшествия оказались куда более серьезными. Как рассказывали жители Болдераи, ливийские моряки устроили настоящий бунт, разгромив столовую на территории учебного центра. Причины столь дерзкого акта были двоякими.
Как раз в те времена рижские оперативники расследовали дело о валютных операциях. В качестве подозреваемого проходил некий Сергей П. Он был задержан после того, как попытался продать 1000 долларов США заезжему грузинскому коммерсанту, который привез в Ригу партию мандаринов. В роли гостя из солнечной Грузии выступил работник милиции. Задержанному светил реальный тюремный срок. Хождение иностранной валюты в СССР запрещалась. Поэтому скупка и продажа долларов, германских марок или французских франков считались уголовным преступлением.
Сергей показал, что доллары ему продавал ливиец Ибрагим из учебного центра в Усть–Двинске. Оказалось, что этот иностранный офицер организовал прибыльный бизнес в Риге. Он охотно продавал ширпотреб и валюту, а скупал золото и драгоценности. Финансовые возможности у него для этого были, ведь зарабатывали иностранные военные моряки неплохо. Так, зарплата ливийского матроса, откомандированного в Ригу, составляла около 700 долларов в месяц. К тому же арабы быстро смекнули, какие возможности дает им спекуляция ширпотребом. К удивлению милиционеров, кураторы из флотской контрразведки дали обвинениям ход. Ибрагима даже вызвали на допрос. Как потом удалось узнать следователю, на ливийца были виды у советской разведки. Его хотели завербовать, вот и собирали компромат.




Именно тогда и вспыхнул бунт. Естественно, вся информация о нем была незамедлительно засекречена. Ливийцев перевели на казарменное положение. Рижские фарцовщики были в отчаянии — прекратился надежный канал поставок. Среди жителей Болдераи ходили слухи, что ливийцы требовали предоставления отпуска, мол, они слишком долго не виделись с родными. Однако моряки с базы рассказывали, что ливийцы слишком увлеклись бизнесом и даже перестали выходить на занятия. А когда начальство стало наводить порядок, взбунтовались. Столовую разгромили основательно, разбив окна булыжниками, вывороченными с заросшего полынью плаца у форта «Комета».
Однако последствия происшествия оказались куда более серьезными, чем предполагали Ибрагим и его товарищи–коммерсанты. Из Триполи прибыла следственная комиссия во главе с майором Аль– Фаизом. Правительство Ливийской Джамахирии очень не хотело осложнения дружественных отношений с СССР. Ливийский майор весьма основательно подошел к делу. Он пригласил даже работников милиции.
Как вспоминает Виктор, посредником выступил начальник учебного центра капитан первого ранга Феликс Мартинсон. В его кабинете и состоялась беседа. Ливиец очень обстоятельно выслушал, как его соплеменники нарушают советский уголовный кодекс. Он пообещал, что разберется с этим и сообщит о результатах.
Разобрался он очень круто. Через несколько дней майор появился в кабинете начальника базы и сообщил, что расследование закончено и он намерен ознакомить дружественное советское командование с его результатами. Переводчик синхронно доводил смысл гортанной арабской речи.




«…Именем Ливийской Арабской Джамахирии нижепоименованные военнослужащие, виновные в организации противоправных действий, выразившихся в порче имущества учебного центра дружественного нам Советского флота… (следовал список шестерых зачинщиков), подлежат расстрелу на месте. Приговор привести в исполнение немедленно…»
В своем служебном рвении майор вознамерился расстрелять зачинщиков прямо на плацу у стены казармы в Усть–Двинске. Однако этого сделать ему не дали. Тогда он увез их к себе домой, в Триполи. По слухам, приговор был все–таки приведен в исполнение. Оставшиеся в Риге ливийские моряки стали вести себя «тише воды, ниже травы». Они даже за пределы учебного центра выходить не решались. Их место на черном рынке заняли алжирские военные моряки, которые также обучались в Усть–Двинске.


Мартьянов Алексей Алексеевич

Известно лишь, что службу начал на Балтийском флоте в качестве командира торпедной группы ПЛ "С-153".

Миловский Валентин Анатольевич



Валентин Анатольевич - удивительный человек! Убедитесь сами, познакомившись с его конспективными записями.

Дорогие однокашники!
До сих пор нахожусь под впечатлением декабрьской встречи 2005 года рижских нахимовцев. Когда заговорили о ней, особого желания ехать не возникло. Слишком много времени прошло, да и Рига стала недоступной. Сейчас думаю по другому. Ощущаю прилив бодрости, как будто прикоснулся к живительному источнику юности. Извините за штамп, но встреча была действительно впечатляющей.
Особенно понравилось:
- возможность увидеть ребят;
- училищное знамя, тем более, что среди первой знаменной группы прозвучала моя фамилия;
- медаль с изображением рижской башни;
- медная доска с фамилиями выпускников по годам (приятно увидеть себя на металле в общем строю);
- документальные фильмы об РНУ, хотелось бы иметь их копию.
Огромное спасибо всем, кто сумел подготовить и провести такую замечательную встречу. Особенно благодарю Женю Дрюнина.
Конечно, Рижское Нахимовское училище для меня очень памятно. Можно сказать, с него начиналось путешествие во взрослую жизнь.
РНУ научило дисциплине и порядку, ответственности и аккуратности, а главное – дало первые навыки умения жить в коллективе.
Особое спасибо Нахимовскому за «культурное воспитание». Такого обилия интересных встреч, походов в театры и музеи в дальнейшем не было.




24.06.1948 года. После концерта артистов МХАТа. Среди народных – Борис Ливанов, Михаил Тарханов, Анатолий Вербицкий.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю