Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,75% (51)
Жилищная субсидия
    18,75% (15)
Военная ипотека
    17,50% (14)

Поиск на сайте

Мои командиры. М.Коновалов. Часть 4.

Мои командиры. М.Коновалов. Часть 4.

По возвращению в Полярный у личного состава экипажа Ж.М.Свербилова был изъяты предметы обмундирования и личные вещи, имевшие признаки радиационного заражения, в том числе партийные и комсомольские билеты. Всем матросам, старшинам и офицерам выдали по комплекту белого парусинового рабочего платья. Командир счёл необходимым быть в этой одежде во время доклада Командующему флотом А.Т.Чабаненко. Тот был шокирован. В результате через час все флотские ателье приступили к немедленному пошиву обмундирования для подводников.

После сколачивания, отработав все курсовые задачи, экипаж «Б-105» убыл к месту постройки корабля. В Ленинграде, неподалёку от Никольского морского собора, вдоль канала Грибоедова, располагаются здания старинной постройки, в которых размещались экипажи строящихся и ремонтирующихся подводных лодок. Командовал соединением капитан 1 ранга И.М.Колчин, начальником штаба был капитан 1 ранга Ю.А.Мизрахи, а политотдел возглавлял – капитан 2 ранга, Герой Советского Союза А.Н.Комаров, бывший морской пехотинец Тихоокеанского флота.
На это соединение возлагались серьёзные задачи - контроль за ходом постройки и ремонта кораблей, поддержание взаимодействия с судостроительными заводами, руководство экипажами, обеспечение ходовых и государственных испытаний. Здесь были заложены хорошие традиции, крепко сплоченный коллектив, хорошо кормили. Флагманский штурман Юрий Маринкин был мне знаком. На государственных экзаменах по навигации он, будучи членом комиссии, предложил мне измерить секстаном горизонтальный угол между двумя плафонами, висевшими на потолке кабинета. Прекрасно знал Балтийский морской театр, особенности плавания в нём и охотно делился своими знаниями.




Новое Адмиралтейство - Адмиралтейский судостроительный завод - Завод "Судомех" - Адмиралтейские верфи

Мне удалось первому пройти на заводской стапель и побывать на подводной лодке. На следующий день на неё прибыл весь экипаж. Установили полное взаимопонимание со сдаточной командой, которую возглавляли Скородумов, А.А.Большуткин и другие специалисты. В декабре перешли в Кронштадт, под проводкой ледокола «Волынец», участника Ледового перехода 1918 года, который возглавлял капитан 1 ранга А.М.Щастный. Затем по чистой воде проследовали в Таллинскую гавань Копли-Лахт . Выполнили несколько выходов в море, провели ходовые испытания и весной перешли в Лиепаю. Там погрузились на глубину, близкую к рабочей, успешно прошли государственные испытания. Председателем Госкомиссии был Сергей Александрович Лысов, бывший во время войны комиссаром на прославленной подводной лодке «К-21» Героя Советского Союза Николая Александровича Лунина.




Командующий Северным флотом А.Г.Головко, помощник командира ПЛ «К-21» З.М.Арванов, комиссар «К-21» С.А.Лысов, командир «К-21» Н.А.Лунин. 1942 г.

По возвращению в Ленинград, прошли докование и отделку. А осенью перешли, в транспортном доке, Беломорско-Балтийским каналом на Белое море, оттуда своим ходом в Полярный. Здесь началась интенсивная боевая подготовка и в короткий срок лодка вошла в первую линию. Старшим помощником командира был В.Я.Тимошенков, помощником - В.Н.Кочетков. Командиром БЧ-3 был мой однокашник Н.И.Буданов, командиром группы В.Горин. В октябре 1962 года, во время Карибского кризиса, я получил приказание убыть на подводную лодку «Б-139», которой командовал капитан 2 ранга В.С.Шаповалов. Вступил в исполнение обязанностей командира штурманской боевой части. Старпомом был К.И.Смирнов, помощником – Е.Старшинов, командиром БЧ-3 М.В.Поведёнок, младшим штурманом – Ю.Фомичёв, доктором – А.Грицанов. По плану перехода предстояло следовать в Средиземное море. До нас такой поход выполнила только одна северная подводная лодка, которой командовал Г.В.Егоров, будущий командир 9 эскадры ПЛ СФ. Проблемой явилось то, что в рулоне карт, доставленных на лодку непосредственно перед выходом, не оказалось карты Гибралтарского пролива. Я до сих пор помню её адмиралтейский номер - 2363. Пришлось на карте-сетке с соответствующей географической широтой надписать долготу, по координатам из лоций и навигационных пособий нанести маяки, огни и знаки, отдельные глубины, изобаты. Большую помощь оказал недавний выпускник Военно-морской академии В.И.Дудин, дублёр командира, который, обладая высокой штабной культурой, помог в изготовлении карты. Позднее он возглавлял Оперативное управление штаба СФ.




Известные названия Трафальгар, Гибралтар, Спартель, Малага, Сеута, Танжер и другие ласкали слух. Средиземное море, которое омывает берега многих государств, имеет особенности. Характерны сильные течения в западной части моря. В сизигию, восточное течение в Гибралтарском проливе, на глубине до 150 метров достигает 5 узлов. В этом море много районов, бывших опасными от мин. Изобилуют узкости, такие, как Тунисский пролив, Ла-Галит. Оживлённое движение судов создавало дополнительные трудности. В зимнее время нередки сильные штормы. Несколько дней я провёл на койке, подхватил воспаление коленного сустава. Врач Саня Грицанов обколол ногу антибиотиками, но процедуру предварил заверением, что он полностью готов к ампутации моей конечности, чем значительно ускорил выздоровление. Перед новым годом мы встретились с танкером Черноморского флота «Феолент», пополнили запасы. Особенно обрадовались нескольким ящикам крымских яблок, которые нам доставили на судне. Выпросили недостающую карту. Некоторые офицеры попросили членов экипажа судна послать родным телеграммы с новогодними поздравлениями. Длительное время мы не имели никаких сведений от них и сами не могли послать весточку. Дома были очень удивлены, получив телеграммы из Севастополя. В январе 1963 года мы благополучно возвратились в базу.

К тому времени «Б-105» вошла в состав 69 бригады. Комбригом стал В.Н.Агафонов, начальником штаба - В.А.Архипов. Командирами кораблей соединения были Л.Д.Чернавин, М.С.Липницкий, Н.А.Шумков, А.Ф.Дубивко, Л.М.Судаков, В.А.Чернышов, В.С.Еремеев, В.А.Полуяхтов, Г.П.Московский, Е.И.Вильдерман, Ж.М.Свербилов, который при встрече рассказал очередную флотскую байку. В Йоканьге, где он служил, в дежурной рубке раздался телефонный звонок. Звонила женщина, которая требовала прислать служебный автомобиль командира бригады, контр-адмирала Ф.Маслова, к его дому. Жан Михайлович, который был дежурным, спокойно ответил, что никакой машины он посылать не будет. Возмущённая дама представилась женой Маслова и поинтересовалась, кто с ней говорит. Ответ был чётким – муж Свербиловой. После паузы телефонную трубку взял адмирал, извинился и попросил прислать автомобиль, что и было немедленно выполнено.




Георгий Павлович Московский, выпускник Рижского нахимовского училища 1950 года, золотой медалист.

В 1963 году меня назначили помощником командира, а В.П.Мартынова - штурманом. Командиром рулевой группы стал В.П.Ларионов, будущий вице-адмирал, командир 4-й эскадры ПЛ СФ, первый заместитель командующего Черноморским флотом. Начальником медицинской службы, вместо Л.Н.Жевнерчука, назначили опытного хирурга В.И.Буйневича, участника прорыва на Кубу на подводной лодке «Б-36». Инженер - механиками были Б.Веселов и Ю.Постнов, затем - В.Зайцев, сменивший последнего; начальником РТС, командиром БЧ-4 вначале М.Терехов, затем А.Чепрасов.

4. От льдов до тропиков

В августе 1963 года мы ушли в автономное плавание. Вместе с командиром, который к тому времени стал капитаном 2 ранга, его дублёром пошёл В.В.Мосунов. В качестве пассажиров были представители промышленности, среди них П.П.Бабарыко, участник боевых походов на подводных лодках Балтики в годы войны, а также представители НИИ ВМФ Л.Н.Кудрявцев, брат жены певца Сергея Лемешева, и ЦКБ-18 (Рубин) С.Кузнецов. Мы должны были проверить, как ведут себя механизмы, устройства и системы в экстремальных условиях, в разных климатических зонах. Через несколько недель прошли широту Северного тропика и там выполняли необходимые исследования. Судоходство не было интенсивным, погода благоприятствовала, противолодочные силы не проявляли особой активности. Было принято решение организовать купание личного состава. Первыми искупались вахтенные офицеры, затем посменно весь экипаж . Но через несколько минут после окончания купания приплыла здоровенная акула. Тут же решили её поймать, для чего на металлический трос прицепили крюк (гак), с летающей рыбкой в качестве наживки. Акула перевернулась кверху брюхом и ухватилась за него. Рывок был настолько силён, что последний разогнулся. Больше не купались. Однажды ночью, стоя на вахте, обнаружили впереди по курсу два ярчайших огня, застопорили ход, были готовы исполнить срочное погружение, но через минуту поняли , что это был серп молодой Луны, всплывшей из-за горизонта.



Экваториальная Атлантика. 1963 год. На мостике расчет акустического наблюдения. В центре командир ПЛ Лободенко, слева с перевязанной головой старпом Тимошенков, с секстаном замполит Тимошенко.

В установленные сроки, в заданном районе встретились с судами 3-й Советской Атлантической экспедиции. Её начальником был В.И.Мазепов. Несколько дней он пробыл у нас на борту. Мы старались внести некоторые особенности в организацию быта и питания людей. Поскольку кондиционеров на борту не было, а температура воздуха в отсеках достигала 50 и более градусов, обычный рацион питания не годился, люди страдали отсутствием аппетита. Кастрюли борща и каши вываливали за борт. Мы стали готовить на обед холодный фруктовый суп, биточки из той же каши, которые съедались с удовольствием, а кофе и какао охлаждали и пили в виде «гляссе». Перед походом удалось получить соки и картошку свежего урожая. Была попытка сделать окрошку, но в квас, который изготовили доморощенные специалисты, добавили дрожжи, он сильно напоминал бражку, я получил за это выволочку, поэтому от этой затеи пришлось отказаться. Пекли очень вкусный белый хлеб, а ржаной не получался, не было закваски, поэтому ели размоченные и распаренные сухари. Помню, после чаепития, пригласил Валентина Ивановича в кормовой отсек смотреть фильм. Мы прошли с ним через всю лодку. Между торпедными аппаратами был натянут экран, на трёхъярусных койках с парусиновым покрытием лежало по 2 человека в немедленной готовности к просмотру фильма, который нам передали с судов. Но начальник экспедиции не стал его смотреть , сказав, что уже видел. Мы вернулись в кают-компанию. Он глубоко задумался и сказал следующее: «Я понимаю, если моторист или электрик экспедиционного судна, отстояв вахту, приняв пресный душ, идёт в каюту с кондиционером, или с открытым иллюминатором. Но не представляю, как может моторист подводной лодки, отстояв вахту в раскалённом отсеке, идти отдыхать в седьмой отсек. Вы герои!».



К тому времени мы отработали еженедельную помывку всего экипажа горячей забортной, горько-солёной водой из системы охлаждения дизелей. Голову мылили стиральным порошком «Новость». Многие стриглись наголо. Впоследствии нам выдавали для этой цели шампунь «Садко». К тому времени на лодки уже начало поступать одноразовое бельё из ткани, типа марли. В общем по молодости особого дискомфорта не ощущали. На следующий день начальник экспедиции перешёл на судно, нам передали плёнку с записью его выступления и концертом художественной самодеятельности. Эту плёнку я сохранил и через 25 лет передал заместителю директора института Академии наук В.И.Мазепову, в одном из филиалов которого работал после увольнения в запас. Он был очень растроган.
Встречали нас из похода необычно. Оказывается о результатах экспедиции было доложено Президенту Академии наук М.В.Келдышу и последний возбудил ходатайство перед командованием ВМФ о поощрении личного состава корабля за мужество и стойкость в тяжёлом походе. Нескольким членам экипажа вручили государственные награды, в том числе и мне - медаль «За боевые заслуги».




ПЛ "Б-103". Марк Владимирович Коновалов (крайний справа) на БС.

После возвращения и короткого отдыха продолжили боевую подготовку. Выходы в море были интенсивными, задачи приходилось выполнять самые разнообразные. Так, помимо специфичных обеспечений боевой подготовки подводных лодок своего и других соединений флота, надводных кораблей, торпедных стрельб, участия во флотских учениях, нам довелось изображать аварийную подводную лодку. С этой целью в Ура-губе, в определённом месте, нас положили на грунт. Мы отдали аварийный буй и долго ждали, когда же нас «спасут». Корпус долго царапали какими-то железяками, долго пытались поставить спасательный колокол на комингс-площадку, но все попытки были безуспешными. Внезапно все спасатели сорвались с места и ускакали, фактически спасать какого-то бедолагу. Когда мы всплыли, то обнаружили, что буйреп обрублен, а буй исчез. Командир , очень образно отозвавшись о наших партнёрах, повёл корабль искать потерю.



Нашли буй в расстоянии около двух миль, куда его унесло течением, подняли на борт и ушли в базу. Когда я командовал «Б-36», в одном из полигонов боевой подготовки кормовой буй в подводном положении самопроизвольно отдался. Мы его обнаружили, по предложению командира БЧ-5 Ю.М.Хорина прицепили к средней части антенного устройства «Ива», подняли и закрепили буй на палубе. Кстати, перед дальними походами было принято, после окончания строгой проверки Аварийно-спасательной службой флота и с её убытием, намертво приваривать буи к палубе надстройки при помощи электросварки. Руководство электро-механической службы соединения. при следовании на обед, проходя мимо лодки , закрывало левый глаз, а на обратном пути – правый.



Через некоторое время командира направили учиться в академию, впоследствии он командовал атомоходом, был командиром дивизии, начальником штаба флотилии подводных ракетоносцев, ему присвоили звание контр-адмирал, затем он служил в Центральном аппарате ВМФ. Зимой 2005 года Вилен Васильевич Лободенко скончался.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю