Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

Мои командиры. М.Коновалов. Часть 7.

Мои командиры. М.Коновалов. Часть 7.

Они помогли составить график БС, распределение очерёдности заходов кораблей в иностранные порты. В июне 1975 года подводные лодки ушли в море. Нас провожал Командующий флотом.
Мне было предписано следовать на подводной лодке «Б-821», которой командовал В.Н.Голубь. Знал этого офицера с первых дней его службы на эскадре. Плавание проходило по-разному. В первую же неделю вышел из строя левый дизель, который перед походом ремонтировали силами личного состава. Это наложило определённые ограничения. Становиться под РДП и продувать главный балласт мы могли только одним двигателем. Но выдерживали заданную скорость и соблюдали скрытность. В установленное время форсировали Гибралтарский пролив и вошли в Средиземное море. Около двух месяцев несли службу . В начале августа получили приказание всплыть и следовать в Александрию. Ночью пришла беда – произошло возгорание РЩ-1 третьего отсека. Пожар был потушен с использованием ВПЛ-52. Отличились два трюмных машиниста. Они, включившись в дыхательные аппараты ИДА-59, выполнили первичные мероприятия по борьбе с пожаром. Когда у одного из них разорвалась маска, старослужащий, старшина 1 статьи, отдал ему свою, а сам дышал через загубник, пока их не вывели из отсека. Немедленно была дана радиограмма на берег о случившемся. Была обесточена связь, акустика, радиолокация, батарейная вентиляция и другие механизмы. Первой получили радио от командира 5-й эскадры, в котором было сообщено о приёме лодки в управлении и поздравление с присвоением мне звания капитан 1 ранга. С рассветом прилетел самолёт БПА США «Орион». Затем прибыл БПК Черноморского флота «Красный Крым», под командованием капитана 3 ранга В.Ерёмина. С борта этого корабля я ответил по радиотелефону на вопросы ЦКП ВМФ, которые задавал капитан 1 ранга Е.И.Ермаков. Мы вместе с ним заканчивали училище, а потом служили на эскадре. После этого отвечал на вопросы моего комбрига, который был на командном пункте 5-й эскадры. Первый его вопрос не забуду до конца жизни: «Что ты доложил в Москву?».
В начале сумерек подошло спасательное судно, с которого на борт лодки прибыл В.А.Парамонов. Он осмотрел корабль, побеседовал с людьми, по результатам проверки сделал вывод, что действия личного состава корабля в борьбе за живучесть подлодки были правильными.




Под утро подгрёб старенький ЭМ 6-го флота США «Митчер». Он сопровождал нас весь день. После захода в порт Александрия личный состав в течении трёх недель выполнил с помощью плавмастерской необходимый ремонт. Боеготовность ПЛ была полностью восстановлена.
Однажды на ПКЗ пришёл посыльный и сказал, что меня приглашает приехавший из посольства вице-консул, чему я был весьма удивлён. В каюте командира отряда ко мне с объятьями бросился невысокий человек. Это был бывший сослуживец, ставший дипломатом, с которым мы жили в одном подъезде дома в Полярном, а наши дети вместе играли.
Экипаж успел отдохнуть, пополнить запасы, отработать необходимые мероприятия боевой подготовки и в запланированное время выйти в море. Наши действия тонизировал штаб 5-й эскадры, прибывший в Александрию на плавбазе. Дальнейшее плавание проходило спокойно, материальная часть работала надёжно, люди бдительно несли вахту. 15 октября, в день своего рождения, в точке якорной стоянки я перешёл на плавбазу. Далее В.Н.Голубь успешно решал задачи боевой службы в самостоятельном плавании.
С переходом на КП 5-й эскадры ВМФ пришлось выполнять различные задачи. Быть на КП бригады подводных лодок, выходить на подводных лодках после МПР для подтверждения курсовых задач, глубоководного погружения, выполнения боевых упражнений. На танкере «Иван Бубнов» с Г.Цумаровым перешли на ПКР «Ленинград», которым командовал капитан 1 ранга Ю.Гарамов. На крейсере размещался штаб бригады Н.Г.Лёгкого. Было много заходов в порты Египта и Сирии на черноморских судах «Миус», «Маныч» и СС «Бештау» Северного Флота.




Уроки «Океана». Николай Григорьевич Легкий (службу закончил в звании вице-адмирала).

После односторонней денонсации президентом АРЕ Анваром Садатом договора «О дружбе» обстановка в Александрии несколько осложнилась. Имели место проявления неприязненных отношений по отношению к матросам, «случайные» выстрелы по плавмастерской. Вместе с командиром отряда М.Лежепёковым и переводчиком я был приглашен во дворец Рас-эт-Тин, где располагалось командование ВМФ Египта. В вестибюле отдали честь Знамени. Часовой, стоявший на посту потопал ногами и помахал винтовкой. Нас принял вице-адмирал Али Осман. В корректной форме, без проявления какой-либо враждебности он поставил нас в известность, что «Договор о дружбе между Египтом и СССР» денонсирован, руководство страной приняло решение о невозможности дальнейшего пребывания советских военных кораблей в египетских портах. Я сказал, что на верфи ремонтируются подводные лодки, которым необходимо определённое время для подготовки к выходу, и заметил, что коммерческое соглашение о ремонте лодок на судоверфи Александрии было подписано задолго до заключения договора о дружбе, на что адмирал развёл руками и сказал – «политика». Он немного говорил по-русски, на правой стороне его мундира был знак подводника. Угостил нас ароматным и сладким чаем в стаканчиках-бармудах. У выхода из кабинета сидел другой адмирал, он записывал, судя по всему, ход переговоров. По мере того, как заканчивался лист, немедленно передавал его в другую комнату, где, как я предполагаю, о ходе встречи докладывали по прямой связи в Каир. Командир отряда сказал, что доложит командованию о переговорах. Пожали друг другу руки и вышли. При выходе из дворца вновь отдали честь Знамени. Часовой опять немного потопал и помахал винтовкой. Говорили, не знаю, правду ли, что адмирал Али Осман позднее был расстрелян.




ПЛ пр.613 и 641. Александрия, 1972 г. (фото предоставил Е.Н.Шеховец). - Краснознаменное ордена Ушакова 1-ой степени соединение подводных лодок Северного флота, Спецвыпуск альманаха Тайфун, СПб 2003 г.

Мне было приказано выйти в море на «Б-839», с экипажем Пигунова. В порту готовилась к переходу «Б-856», которую ремонтировали египетские судоремонтники, одновременно производилась эвакуация материальных ценностей со складов, расположенных в Александрии. ПКЗ, ВМ и плавмастерская были выведены из порта и перешли в Сирию, в Тартус. Через 3 недели я вновь прибыл в Александрию, перешёл на «Б-856», которой командовал В.Н.Круглов. Её под буксиром вывели из гавани, но после прохода Эль-Кебир, отдали буксирные концы, и она самостоятельно перешла в Тартус. Несмотря на то, что каждую ночь личный состав проверял то, как выполнили работу египетские рабочие, было обнаружено много неполадок и погрешностей. Во всяком случае первая же волна, через коллектор низкого давления, попала внутрь прочного корпуса. Через двое суток вошли в узенькую щель сирийской гавани Тартус. В этом порту провели полную ревизию механизмов и подготовили её к переходу в Югославию, где в Тивате был завершён ремонт.
На этой лодке я перешёл к месту якорной стоянки кораблей эскадры и перешёл на «Б-839». В районе Кипра отработали курсовые задачи и проследовали в Тартус. К тому времени плавказарма и водолазный бот убыли в Севастополь. Мы ошвартовались у плавмастерской. На берегу были видны шпангоуты и другие конструкции сирийского ракетного катера, который, уклонившись от атаки израильского «коллеги», выбросился на камни, а крылатая ракета, от которой он уклонился, навелась на советский транспорт «Илья Мечников», который затонул, а несколько членов его экипажа погибли. Транспорт лежал неподалёку на отмели, в прямой визуальной видимости.




В октябре 1973 года израильские легкие морские силы нанесли ракетный удар по внешнему и внутреннему рейду порта Тартус. Был потоплен советский транспорт "Илья Мечников", повреждены японский и греческий транспорты.

У причалов стояли корабли сирийского флота. Большинство офицеров хорошо говорили по-русски, поскольку учились в Союзе, были приветливы и доброжелательны. В день Победы, когда мы вышли на берег после торжественного подъёма флага, старпом командира тральщика, который был кораблём 1 ранга, пригласил на корабль, угостил чаем, достал небольшую книгу и начал приводить примеры того, как неправильно освещают на Западе роль нашей страны во 2-й Мировой войне. Привёл сравнительные данные по ширине фронтов, количестве самолётов и танков, которые использовались на различных участках районов ведения боевых действий. Я подумал, что не все наши сограждане так глубоко владеют историей своей страны. Замполит бригады вспомогательных судов Иван Иванович Музылёв, окончивший наше училище в 1956 году, подружился с командиром тральщика, капитаном 1 ранга, таким же могучим, как и он. Они гоняли чаи на плавмастерской и часами говорили о поисках антиквариата, подводных работах, любителями которых были оба. Мы с Иваном на катере посетили наше судно «Рени» и смогли поговорить по радиотелефону с жёнами. Около плавмастерской была разбита палатка офицеров сирийского подразделения ПВО, куда мы приходили вечерами и смотрели по телевизору «Семнадцать мгновений весны», лакомились вкусным поджаренным турецким горохом.




Выпускник Тбилисского нахимовского училища 1952 года Иван Иванович Музылев закончил ВВМУ подводного плавания.

В установленное время лодка была готова к переходу. Мы вышли, в Тунисском проливе встретились с «Б-821» и «Б-416», построились в строй кильватера и начали переход к родным берегам. На переходе нас постоянно сопровождали силы ВМФ НАТО, вначале американский артиллерийский катер «Grand Rapids», затем, по всему маршруту перехода, испанские и английские корабли. Самолёты БПА постоянно бросали радиогидроакустические буи, которые мы отлавливали, отрабатывая манёвр «Человек за бортом». Еженедельно погружались для дифферентовки. В первый раз передали прожектором в адрес катера предупреждение о погружении в виде условного сигнал, предварив его YV1, что означало - переговоры ведутся по особому своду сигналов. Через несколько минут прилетели противолодочные вертолёты. Больше с ними не связывались. Прошли Гибралтарский пролив и Бискайский залив, оставили с правого борта Испанию, Португалию, Францию, Ирландию, Великобританию, Фарерские острова. Прошли Исландию и обогнули Норвегию . Через несколько недель вошли в Екатерининскую гавань. Нас встречал Военный Совет СФ во главе с Командующим флотом. Продолжительность боевой службы бригады составила 13, а «Б-9» - 14 месяцев.

8. С Запада на Восток и обратно через арктические льды.

Меня зачислили на АКОС, курсы при Военно-морской академии. Среди слушателей были представители всех флотов - контр-адмирал А.П.Катышев, будущий Герой Советского Союза, командиры крейсеров, ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, командиры соединений, их заместители и начальники штабов, морские пограничники и политработники. Я сидел за одним столом с командиром крейсера «Адмирал Сенявин» ТОФа Феликсом Николаевичем Громовым, который впоследствии командовал Северным флотом , был заместителем Главнокомандующего ВМФ СССР, а позднее Главнокомандующим Военно-морским флотом России. Среди слушателей были Г.Е.Золотухин, Н.Н.Трошнев, Б-Э.В.Гашкевич, Ю.В.Травкин, А.А.Карлов, Э.И.Кулешов, Ю.П.Блинов, Э.Ф.Кулешов, В.Ф.Иванов, В.Н.Воробьёв, В.А.Удовенко, Чернышов.



Золотухин Геннадий Евпатьевич. Командир 10 брплк капитан 1 ранга ТРОШНЕВ Николай Нилович; первый заместитель главнокомандующего ВМФ СССР адмирал флота СМИРНОВ Николай Иванович; старший помощник командира БПК "Удалой" капитан 2 ранга СКОК Николай Алексеевич. Гашкевич Богуслав-Эдвард Владиславович. За отличные действия в походе 1973-го года награжден орденом Красного Знамени. - И.И.Пахомов. Третья дивизия. Первая на флоте. СПб., 2011.

Я готовился к продолжению службы на подводных лодках флота. По окончанию учёбы мне была предложена должность заместителя начальника штаба 4-й эскадры, но я попросил направить меня в плавсостав и был назначен начальником штаба Экспедиции Особого назначения Северного флота, которая выполняла задачи по подготовке и руководству переходами сил ВМФ из Баренцева моря на ТОФ и обратно Северным морским путём. Поскольку мы ведём речь о службе на подводных лодках, ограничусь рассказом о переходе спасательной подводной лодки проекта 940 из Владивостока в Мотовский залив, которым я руководил в 1980 году.
Штаб экспедиции заблаговременно разработал необходимые документы по дооборудованию ПЛ, установке ледовой защиты винто-рулевой группы, корпуса и акустики на судоремонтных предприятиях ТОФ, организации связи и всем видам обороны, взаимодействию со штабами морских операций Восточного и Западного районов Арктики. Был составлен перечень карт и навигационных пособий, различные инструкции и наставления. При переходе Северным морским путём обычно на флагманском корабле присутствовал капитан-наставник ледовой проводки. Несколько лет эти обязанности выполнял прекрасный специалист П.П.Мирошниченко. Мы с ним сдружились, вели переписку. Поскольку было принято решение со мной, из состава штаба экспедиции никого не посылать, он прислал из Москвы подробный инструктаж, в том числе и по отдельным тонкостям взаимоотношений с капитанами ледоколов.
В июне я прибыл на ТОФ. Представился Командованию флота и соединения подводных лодок.




БС-257 пр.940, подготовленная для перехода северным морским путем, 1980 г.

Экипаж ПЛ «БС-257» формировался на Северном флоте, многих я знал по совместной службе в Полярном. Мне доставил большую радость тот факт, что командиром лодки был А.В.Муковоз, бывший после окончания училища командиром торпедной группы «Б-36», которой я в то время командовал. Затем он был у меня командиром БЧ-3, занимал должности помощника и старшего помощника командира, участвовал в боевой службе на Средиземном море в 1975-1976 году. Анатолий Васильевич - умный, честный, порядочный офицер. Безупречно исполнял обязанности на всех должностях, которые занимал. При подготовке и на переходе мы с ним работали дружно, рука об руку. Пришлось решать многие вопросы, как по комплектованию и замене экипажа, так и по снабжению его ЗИПом и материальными ценностями. Для решения некоторых пришлось обращаться к Командующему Флотом, адмиралу Э.Н.Спиридонову, который ранее командовал нашей бригадой в Полярном, и Члену Военного Совета, начальнику политуправления флота вице-адмиралу Сабанееву, которые вмешались в ход подготовки и очень нам помогли. К большому сожалению, эти достойные люди погибли в авиакатастрофе в 1981 году.



СПИРИДОНОВ ЭМИЛЬ НИКОЛАЕВИЧ. САБАНЕЕВ ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ.

С Дальневосточным морским пароходством, персонально с руководителем штаба морских операций В.М.Жеребятьевым обговорили вопросы ледовой проводки, связи. Он сообщил мне фамилии, имена и отчества всех капитанов, мы условились, что будем с ним поддерживать открытую связь, отряд именовать названием морского буксира, который был построен в Японии для строителей Северного флота и следовал совместно с нами, а подписывать донесения буду как капитан-наставник (КНМ) условной фамилией. Связь решили поддерживать на средних волнах, а поскольку возможности средневолнового передатчика подводной лодки ограничены, передачу донесений и приём указаний осуществлять с буксира, с репетованием по УКВ на командный пункт подводной лодки. Связь с ЦКП ВМФ и Командными пунктами Тихоокеанского и Северного флотов, в зоне ответственности каждого, была согласована с управлением связи ТОФа, начальником которого был капитан 1 ранга Морев. Её основой была действующая в ВМФ система связи.


Окончание следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю