Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    61,64% (45)
Жилищная субсидия
    19,18% (14)
Военная ипотека
    19,18% (14)

Поиск на сайте

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 46.

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 46.

Чиновники из «Дальморзвертреста» не знали, где «Котик», и не очень-то этим тревожились. Чиновники гнали план. И вспоминать про «Котика» следовало по осени, под годовое сальдо-бульдо. Нет связи? Привычное дело.
По золотой осени Губанов «успокоил» зверобойную женку Наташку:
- Есть сведения от погранцев. Сидит ваш «Котик» на камнях острова Симушир. Вот уже три месяца сидит. Не реви. Все целы. Судно спасатели волокут.




Зверобои прибыли. Удивлялись, как это судно не растерзали волны и рифы. Ударились в загул.
Подгулявший матрос Николай в ответ на женкины причитания и угрозы попотчевать скалкой за никчемность и беспробудность резонно заявлял:
- Цыть, Наташка. Хоть муж и ворона, а все в доме оборона.
Женкам зверобойным оставалось одно: сховать денежки, выданные прямиком из треста, и дожидаться, когда иссякнет заначка.
Однажды Губанова окликнули на Ленинской улице:
- Тимофеич! Слышь сюда!
Губанов оглянулся: в толпе зюйдвесток - мореход Коля. Рот до ушей. Как следовало ожидать, слегка «под балдой».
- Здорово! - штабник и зверобой сцепились клешнями.
- Живой? Молоток! На какие шиши пьешь? Ведь вы на камушках сидели?
- А мы по весне успели план взять. Есть пай! - с истинно российской широтой лыбился Николай Флоров. - Шагай с нами. Вмажем!..
- Некогда, ребятки. Ей-богу, некогда, - увернулся от широких жестов штабист Губанов.
Однажды в квартиру Губановых чинно и благородно постучались Николай с Натальей, долго вытирали ноги, церемонно уселись, поджав губы. По всему видно: пришли для разговора.
Помолчали. Наталья толкнула супруга в бок, Флоров крякнул, вытер лысину, вытащил из-за пазухи поллитровку и выставил на стол:
- Тимофеич. Есть серьезный разговор.
- А чего поллитровку приволок? Давай, говори и так.




- Нет. Это дело требует серьезного подхода, - возразил Флоров. - Есть серьезный разговор. Налили, крякнули, вытерли губы.
- Значит, так, - начал Флоров. - План по нерпе мы взяли? Взяли, так?
- Ну, наверное, так. А как вы там берете этот план?
- А вот так. Входим во льды. Высаживаемся. Стрелок я, ты знаешь, отменный. Трах! И в голову.
- Ну, а что вы с нерпой делаете?
- Как что? Шкуры - в трюм, на засол. Туши - в море, рыбам. Ну, конечно, все в крови с ног до головы. Не курорт. А потом - под брандспойт. Работенка, прямо скажем...
- А как вы на камушках оказались?
- А, - отмахнулся быстро захмелевший мореход Флоров. - Пошли на Курилы. За водичкой. В тумане и вмазались. Потом штурмана, скотину, слегка поучили, по морде врезали. Рация скисла. Вылезли на берег. Жгли костры, жарили ракушки, жрали морскую капусту. Витаминились, твою мать!.. Кругом скалы - шапка валится. Иди по осушке - прилив проглотит. Туманище. Как рассеялся, погранцы заинтересовались: какая там скотина дымит костры, чи япошки, чи со времен Беринга сидят. Вот и надыбали. Но план мы спасли!..
- И-и!.. - взвизгнула мореходная женка Наташка. - Страдалец ты мой!
- Цыть, баба! Закрой хлебальник! А дело, Тимофеич, такое. На план мне пай есть? Есть. А капитану и стармеху - по три пая, штурману - два пая. Так? Штурмана у нас выгнали. Вот и решил я - сдать на штурмана.
- Чего, чего? - протянул Губанов. - На штурмана?
- А того! - озлился зверобой. - Я сходил, мне сказали: давай диплом штурмана малого плавания. Есть экстернат, приходи и сдавай экзамен. Очередной - через два месяца. Вот и пойду, сдам. Два пая, чуешь?




- А ты хоть что-нибудь в штурманском деле соображаешь?
- Пока ни бум-бум.
- Да как же ты экзамен сдавать будешь?
- А ты научишь, - с обезоруживающей уверенностью заявил матрос-зверобой Коля.
- Я?! Да я четыре года в училище штурманскую науку грыз, десять лет на кораблях отплавал. И то себя стоящим штурманом не считаю. А ты, сухопутный валенок, хочешь за два месяца?
- Научишь, Тимофеич, научишь! - хлопнул по столу зверобой. - А не научишь, во! Видел? - и показал мосластый кулачище.
- Научишь, Тимофеич, научишь! Он вообще-то башковитый. Он мне, когда трезвый, взялся и все ботинки враз починил. Тимофеич, поможешь, а? - вмешалась Наташка. - Как скалкой его огрею, враз научится!
Василий Губанов схватился за голову.


3

Штурманская наука входила в зверобоя с натугой. Губанов приходил со службы по вечерам, усаживался и в упор рассматривал будущего Крузенштерна. Тот сидел за столом
и с тоской глядел на карту, прокладочный инструмент и простейший учебник «Навигация» Сакеллари. Все это презентовал зверобою учитель-мучитель.




Зверобой смолил папиросу за папиросой, кряхтел и по-собачьи снизу вверх поглядывал на Губанова.
- Ну-с, продолжим. Чтение карты, - и Губанов тыкал пальцем. - Что это?
- Это? Это... Мэка Сосунова.
- Не мэка, а маяк Сосунова. А какова характеристика этого маяка? Читай!
- Бэлэ, кэрэ, пэрэ,.. а дальше какая-то хреновина.
- Бело-красно-проблесковый. Продолжительность проблесков три секунды, интервал серии двенадцать секунд, дальность видимости огня восемнадцать миль. Понял?
- По-онял, - тянул зверобой, по глазам было видно: ничего не понял.
-Теперь проложи курс на пролив Лаперуза. Вот так. Сними отсчет курса. Это будет истинный курс, так? Приложи транспортир. Ну, куда кладешь? Совмести риску с меридианом. Вот так. Снимай отсчет.
- Двести... двести десять.
- Ты куда плывешь? На север? В пролив Лаперуза? Какие же двести десять? Тридцать! - взъяривался Губанов. - Неужели не ясно?
- Ясно, - уныло соглашался зверобой и вытирал пот.




- Ну вот. Это истинный курс. А теперь возьми магнитное склонение с карты, читай - минус девять градусов. Рассчитай, какой ты задашь курс рулевому, чтоб править в пролив Лаперуза?
- А зачем? Мы вдоль берега, - отбивался будущий штурман.
- Как это, вдоль берега? А если туман? Как же ты обойдешься без компаса?
- Зачем? Когда туман, я его из-под подушки достану.
- Как это, из-под подушки? Он должен быть всегда на месте!
- А так, из-под подушки. А то эти ханыги разобьют и весь спирт вылакают, - ответствовал мореплаватель с убийственной логикой. - А я что, потом плати?
- Ну, знаешь! - задыхался от негодования Губанов. - Да ты кто? Штурман или бревно? Так только древние греки плавали!
Зверобой мокрел лысиной от Васькиных вскриков, а за переборкой мелко крестилась хозяйка Наталья и по бабьей логике шла супругу на выручку:
- Ну все, все. Позанимались и будет, - Наталья выставляла на стол стопарики и закусь. - Ешьте. Пока не подрались.
- Подожди, Натаха, - отмахивался вошедший в раж учитель. - Я этому мореману еще урок по метеорологии задавал. Какие признаки приближения циклона? А?




- Не знаю! Ничего не знаю! - в отчаянии ревел будущий Крузенштерн. - Отвались! Наташка, залей глотку этому мучителю!..
Стопарили. Крякали. Жевали и исподлобья бычились друг на друга.
Вечера текли. Губанов был в отчаянии: идиотская затея. Этому тридцатилетнему охламону... И он под разными предлогами заходил все реже и реже, а орал все громче.
И вот в один из распрекрасных вечеров от самой двери Губанова встретил вопль:
- Вас-ся! Сдал! Ей-богу, сдал!! Вот она, книжечка! Губанов разинул рот и выпучил глаза:
- Ты? Сдал? Ну, чудеса!
Сияющая хозяйка Наташка проворно накрывала стол.
К весне зверобойное судно «Котик» засобиралось в экспедицию. После продолжительного перерыва Губанов заскочил к Флоровым:
- Как там дела у мореплавателей?
- Пропадает на судне. Такой озабоченный стал. Ну прямо начальник. Вот что значит власть! - ответствовала хозяйка. - Слушай, Тимофеич. Никола просил. Как это? Забыла. Да, вспомнила... Достань ему ледовую карту. Очень просил.
-Да им что, китобойная флотилия не дает?
- Флотилия дала. Да они говорят, ею только задницу вытирать. У вояк она надежнее.
- Ну, если так, - пожал плечами Губанов. - Это дело денег не требует.




Карта концентрации ледового покрова в районе Охотского моря

На следующий день пошел Губанов во флотскую гидрометеослужбу:
- Снимите, братцы, копию ледовой карты на бланковку: Охотское и Берингово моря.
- А зачем это вам, разведчикам?
- Не нам. Зверобои просят. Своим службам не доверяют.
- Да пока они дойдут, да еще через Сангарский пролив, ледовая кромка десять раз изменится. Ведь на носу конец апреля! - возражали ветродуи.
- А, - досадливо отмахнулся Губанов. - Мое дело выполнить просьбу...


Продолжение следует.


Главное за неделю