Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 63.

Жизнь в перископ. Видения реликтового подводника. Контр-адмирал А.Т.Штыров. Часть 63.

И я помчался на седьмой этаж в разведывательное управление за папкой. А там мой начальник В.Домысловский выстроил стенкой моих «мозговиков - гениев поневоле» и вызверился, завидев меня:
- Ты... Заварил тут кашу! На хрена мне такой зам! Сам заварил, сам и расхлебывай!
В свою очередь вызверился и я:
- Прошу на меня не орать! Я заварил, я и буду расхлебывать!
В такой ситуации, как вы должны понимать, было не до субординации. Мне стало ясно, что, пока я бегал к командующему флотом, начальник разведки получил свою порцию головомойки из Москвы от начальника разведки ВМФ.
Но пока шли все эти бурные словопрения, из разведки ВМФ получено срочное приказание: «Немедленно! Представить всю фактуру событий: кому какие приказания давались? Кто и о чем доносил? Все отразить в виде ЖБД (журнал боевых действий) с приложением карты обстановки. Все это передать по фототелеграфу в Москву».
Началось судорожное вычерчивание «карты обстановки» с изложением всех событий, На карту навалились офицеры-информаторы и чертежники. Все в черной туши. А из Главного штаба телефонные вопли:
- Что вы там резину тянете? Главком не будет ждать!




В это время меня тронул за плечо начальник спецсвязи разведки подполковник Ф. Уклеин:
- Товарищ капитан 1-го ранга. А помните ваш доклад начальнику разведки ВМФ? И унизительный ответ?
И тут, донельзя издерганный и взмыленный, рассвирепевший от накаленной обстановки, я допустил большой, непростительный для опытного штабника шаг:
- А ну, давай сюда обе шифровки!
И эти две шифровки (в доподлинном их содержании) легли в тексте на карту, да еще вошедшие в раж чертежники обвели их в рамку черной тушью. Карта, еще не успев просохнуть, разрезана на полосы, и эти полосы начал поглощать фототелеграф.
А на «той стороне» подгоняемые начальниками разведчики выхватывали еще сырые полосы и, не читая, ворвались в кабинет топающего ножками С.Горшкова, разложили на столе и благоразумно отступили: «Вот, товарищ Главнокомандующий. Это все тихоокеанцы... А мы тут ни при чем...»
Как потом стало известно, Главком С.Горшков надел очки и... и на последующие трое суток между разведкой ВМФ и разведкой ТОФ прекратились все виды связи. Как после ядерной войны... Но прекратились они и по линии командных пунктов.
Спустя трое суток по каким-то неотложным делам я оказался в кабинете начальника штаба флота, где вдоль стен сидело несколько адмиралов. Начальник штаба ТОФ вице-адмирал В.Сидоров разговаривал с Москвой по «красному» телефону.
А закончив разговор, с известной долей иронии разглядывал меня и наконец произнес:
- Ну что, герой... Доказал свою правоту?
- Доказал, товарищ адмирал.
- Ну вот что. Москва тебе этого не простит.




Сидоров Владимир Васильевич. Начальник штаба Тихоокеанского флота (декабрь 1972 — июль 1975), командующий Тихоокеанским флотом (12 февраля 1981 — декабрь 1986).

- А я это уже понял, товарищ адмирал... Спустя неделю в штаб ТОФ прибыл какой-то генерал-лейтенант из Генерального штаба. Наверное, очень умный: на груди два «поплавка». Но почему генерал, а не моряк? Этого я так и не понял.
По приказанию начальника штаба флота я вручил генерал-лейтенанту пресловутую «красную папку» с материалами по операции «Дженифер». Генерал-лейтенант потребовал отдельный кабинет и уединился в нем. А спустя 4 часа прибыл к начальнику штаба и вызвал меня:
- Возвращаю папку. Я все внимательно изучил. Я в это не верю.
- Но это факты! - возразил я. - Это же факты.
- Все равно не верю. Ибо это технически невозможно.
- Но это же факты!
- Не верю, - генерал-лейтенант был лаконичен.
А начальник штаба молчал и смотрел на меня. Я в свою очередь - с сожалением посмотрел на генерал-лейтенанта, взял папку и молча вышел.
Вскоре после этой бурной истории Главнокомандующий ВМФ дал жесткое приказание: направить в точку «К» боевые корабли и ни в коем случае не допустить поднятия американцами оставшейся на дне части ПЛ. Вплоть до бомбежки района. И это выполнялось в течение примерно полугода.
Но несмотря на громкие и открыто провокационные заявления, что «они поднимут несмотря ни на что и кормовую часть», «Эксплорер» в точке «К» более не появлялся.




Говард Хьюз - каскадер удачи.

Вскоре после этой скандальной истории главные действующие лица сошли с арены: Ричард Никсон был снят с президентского поста в связи с «уотергейтским делом», директор ЦРУ ушел с поста по не установленным нами мотивам, а миллиардер Говард Хьюз, сойдя с ума, отправился в «лучшие миры». Одновременно Конгресс США своим постановлением запретил ЦРУ впредь заниматься такими сомнительными операциями...
Вскоре после этого я был «выдавлен» из системы разведки, перешел в Оперативное управление штаба флота и занялся вопросами боевой готовности и подготовки к боевой службе сил Тихоокеанского флота.


Послесловие (не относящееся к операции ЦРУ «Дженифер»).

По имеющимся тогда сведениям, спецслужбы США не компенсировали затрат добычей архиважных сведений. Часть затраченных ведомством Г.Хьюза средств требовалось возвратить. Тогда «Эксплорер» был использован весьма оригинальным способом. В конце XVI или в XVII веке в районе западнее Калифорнии затонул испанский галеон с грузом золотых и серебряных слитков. Одна из фирм, купив лицензию у «некоего» правительства, начала подготовку к подъему этого галеона. Но пока фирма «чухалась», этот «Эксплорер» тайно прибыл в район и в одну из ночек, зачерпнув своими клешнями, утащил испанский галеон со всем содержимым и ушел в неизвестном направлении. Обиженная фирма подала иск в Верховный суд США. Но ЦРУ дало понять: «если хотите себя сохранить... заберите иск».



И фирма отозвала свой иск.
Дальнейшая история «Эксплорера» мне неизвестна.


III

Я не преследую цель заработать на этой публикации популярность. Моя цель - поведать «правду» об этой трагедии в океане так, как ее видели и знали мы, с позиции разведки флота. Поведать (в пределах допустимого) о своих усилиях в этом направлении, в первую очередь - в противодействии иностранным разведкам по вскрытию наших тайн. Читающий, наверное, обратит внимание: мы, разведка ТОФ, были озабочены проблемой не допустить «супостата» в святая святых ВМФ - скрытую радиосвязь наших сил. В то же время командование и, самое главное, ведомства спецсвязи (так называемые «восьмые отделы» штабов) сохраняли младенческое спокойствие и девичью невинность в деле обеспечения защиты своих документов скрытой связи. Как будто это не их забота, а забота разведки (даже не контрразведки) в системе штабов.
Почему же, несмотря не все потуги, наше противодействие ЦРУ США в ходе операции «Дженифер» оказалось столь неэффективным? На мой взгляд, причины следующие:
- слабость и отставание инфраструктур боевого (оперативного) обеспечения боевой службы флотов. В погоне за количественным ростом сил ВМФ (на который израсходованы астрономические средства) Главное командование ВМФ держало на «голодном пайке» обеспечивающие инфраструктуры. С течением времени разрыв усиливался;
- косность мышления штабов; изначальное неверие в возможности сильного и коварного «противостоящего противника», пронизавшее все штабные ведомства сверху донизу; привычка «работать на доклад» и отсюда отсутствие всякой инициативы;
- стремление штабных чиновников всех направлений... доложить и уйти в сторону от какой-либо личной ответственности: черта, особенно присущая, к сожалению, российскому воинству (как, впрочем, и «воинству» других стран).




К сожалению, все это прослеживалось и впоследствии, вплоть до развала армии и флота бывшей Страны Советов. Не следует ностальгически идеализировать прошлое. Ныне же положение, конечно, еще хуже во много раз.

Заключение.

Нынешнее высказывание «акул пера и телевидения» (подобных Е.Киселеву в телепередаче от 9 марта с.г.), что разведка флота в истории с ПЛ К-129 «сосала лапу», - бессовестно. Мы по крайней мере почти за год начали бить тревогу по поводу подозрительной деятельности спецслужбы США в зоне северной части Тихого океана, связанной с гибелью ПЛ К-129. Но мы не знали тогда, что столкнулись со столь мощным ведомством, как ЦРУ США. Тем не менее разведка ТОФ установила специализированные суда «Гломар Челленджер» и «Гломар Эксплорер» и организовала слежение за ними в Тихом океане; установила конкретную точку координат гибели ПЛ К-129 и конечную цель операции «Дженифер».

ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНЕТ ЯВНЫМ



ТАИНСТВЕННАЯ ИСТОРИЯ (ЗАДОКУМЕНТИРОВАННАЯ ПОВЕСТЬ)

В сентябре 1971 года мне на стол легло краткое сообщение иностранной прессы следующего содержания:
«В Йокосука (Япония) прибыл главнокомандующий Тихоокеанским флотом США адмирал Томас X.Мурер и участвовал в награждении экипажа подводной лодки «Грейбек». Всего награждено 67 человек. (ЮПИ Токио)».
Меня это сообщение крайне заинтересовало: ведь не будет же столь высокий начальник тащить в мешке ордена и медали через весь Тихий океан. Американцы - народ прижимистый и так запросто награды не раздают. Следовательно, подводная лодка награждена за какое-то из ряда выдающееся действо.
Я полез в справочник «Джейнс» (Джейнс Файтинг Шипс). Так и есть: дизельная ПЛ «Грейбек» была не просто дизельной, а развед-диверсионной, с контейнерами, приспособленными под крылатые ракеты «Регулус» (которые вскоре были с нее сняты, а ангары остались). Всего в экипаже числилось 73 человека, следовательно, награждены почти все.
В подведомственном мне разведуправлении ТОФ был некто офицер Барбарийский (пьяница, но со светлым «скворешником», который вел хроноленты по учету деятельности всех ПЛ США на Тихом океане того периода. В том числе и учета деятельности ПЛ «Грейбек». А эта хроно-лента показала, что за какой-то период там было «черное пятно», в котором ПЛ не отмечалась нигде. Тем более, что адмирал прибыл в базу почти сразу после появления «Грейбек».




Thomas Hinman Moorer.

Итак, предстояло решить сразу три задачи: где, когда сия лодка «наследила» и что сделала?
Со вторым неизвестным более или менее ясно - где-то в начале «черного периода».
С первой задачей было сложнее. Однако следовало учесть, что только недавно закончилась война во Вьетнаме, поэтому американцам следовало себя вести по отношению к Китаю и Северной Корее поосторожнее.
В то же время мои опросы своих соединений, штабов баз и погранвойск ничего мне не дали: все в един голос уверяли, что у них «глухо» и никаких признаков высадки диверсантов нет, по крайней мере в Приморье и на Сахалине.
Оставалось Охотское море, но оно было слишком пустынно.
И все-таки зацепка нашлась: нам удалось перехватить и раскодировать сообщение японской БРЛС Северного сектора ПВО на о. Хоккайдо (м. Вакканай). Суть кодированного сообщения: там у коммунистов что-то произошло. Какая-то засветка пропала в районе зал. Терпения: азимут, расстояние и время.
Элементарная прокладка места на карте показала, что цель пропала близ берега. Дно ровное, грунт песчаный. По-видимому, японцы это сообщение любезно передали командованию ВМС США в Японии.
Там, по-видимому, сразу родилась идея: послать туда ПЛ «Грейбек», находящуюся в этот период в Японии. Причем она подходила к священному «действу» - пойти и пошарить на дне, что там плохо лежит. Благо, через южные курильские проливы туда ходу всего ничего.




Мне удалось зацепиться у штабов ПВО Приморья, что какая-то цель действительно пропала там в Охотском море, но этому не придали значения, то есть не имели никакого интереса, тем более, что никакого оповещения о полетах нашей авиации не ставилось соединениям ПВО, армии и Тихоокеанскому флоту.

Продолжение следует.


Главное за неделю