Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

О службе морской. Контр-адмирал В.В.Лободенко. Часть 3.

О службе морской. Контр-адмирал В.В.Лободенко. Часть 3.

Коллектив командиров подобрался разным по опыту службы и образованию. Значительная часть пришла после учебы в академии, имея опыт командования, как правило, дизельными ПЛ, а Павлов, Привалов, Кузнецов и Захаров до академии командовали атомоходами. Коньков, Кочетовский, Коваль, Литвинов и Руденко были назначены с должностей старших помощников командиров ракетных АПЛ.
Опыт командования кораблями и академическое образование значительной части командиров дивизии способствовало развитию на соединении научной и учебно-воспитательной работы. Подготовка документов, докладов на учебных сборах в командирской учебе отличались качеством оформления и содержанием и ставилась в пример другим участникам.
Ведущая роль в этом была командира дивизии. Владимир Николаевич умел спокойно и убедительно доложить командованию, весьма доходчиво, аргументируя доводы. Так в 1972 году соединение посетил министр обороны маршал А.А.Гречко. В составе дивизии была в это время головная ПЛ пр.667Б, которая только, что была принята от промышленности, с новым комплексом межконтинентальных ракет. Соединение обеспечивало отработку ее задач БП и завершение испытаний. На совещании министр при обсуждении вопроса использования РПКСН долго не мог уяснить, что же такое "межпоходовый ремонт". В его представлении достаточно было сменить экипаж и можно дальше плавать, выполняя боевые задачи. Сравнение с танком, которому нужна профилактика после 500 км пробега, высказанное в разъяснение командиром дивизии, поставило точку в неясности. Казалось удивительным, что такие элементарные вопросы не ясны высокопоставленным общевойсковым командирам, но подобное положение встречается порой и по сей день.



Совещание, о котором я только что упомянул, было интересным еще и потому, что министр обороны, наверное, впервые непосредственно сравнил боевые возможности подводного ракетоносца с наземным соединением РВСН, потому что сам высказал предложение и дал указание присваивать адмиральское звание командирам таких кораблей, а также, по просьбе командира, счел совершенно естественным включить легковой автомобиль в штат снабжения РПКСН. Подобные решения министра надолго смутило кадровые, организационно-мобилизационные и тыловые органы всех вышестоящих органов управления, поскольку выходили за привычные рамки и требовали дополнительной существенной проработки. Поэтому некоторые указания были "спущены на тормозах", а позднее и вовсе отменены.
Однако нескольким командирам РПКСН было присвоено звание контр-адмирал, в том числе и командиру лодки пр.667Б Виктору Павловичу Фролову. Конечно, неестественным являлся тот факт, что непосредственные начальники такого командира — заместители командира дивизии — по штату соединения могли быть только капитанами 1 ранга. Поэтому, получив это звание раньше меня, а я был в это время НШ этой дивизии, Виктор Павлович смущенно извинялся за это, еще, наверное, и потому что раньше нас служба соединяла на С-346, где он был штурманом, а я старшим помощником командира.



Контр-адмирал Виктор Павлович Фролов, командир К-279.

Говоря о научной, точнее научно-практической работе в дивизии, я имею в виду разработку инструкций по использованию астронавигационного и ракетного комплексов этих лодок, для повышения готовности к использованию ракетного оружия. Разработку инструкций по совместному плаванию РПКСН и обеспечивающей АПЛ и другие документы, основа которых вошла в руководящие документы оперативной и боевой подготовки ВМФ. Все это активно решалось в то время именно на 19-й ДиПЛ. Своими силами на плавказарме, где располагался штаб, были созданы учебные кабинеты, позволяющие тренировки по морской практике, выходе в торпедную атаку, живучести с учетом возможностей использования соответствующих средств наших лодок.
Однажды наш кабинет морской практики посетил заместитель ГК ВМФ адмирал В.А.Касатонов, который выразил удовлетворение увиденным, но, хочется верить, в шутку, выразил такую мысль: "А зачем это вам подводникам атомоходов нужно? Вас выведут на буксирах, погрузитесь и плавайте в соответствии с заданием". Думаю, что это, конечно, шутка, но то, что некоторым командирам не хватало элементарной морской практики на атомных лодках — факт.



Касатонов Владимир Афанасьевич.

Это особенно проявлялось у тех, кто не получил достаточной практики на дизельных лодках хотя бы в качестве вахтенных офицеров. Прекрасный военачальник, умеющий работать с людьми, грамотный ракетчик, хорошо зарекомендовавший себя в качестве старшего помощника командира на одной из первых лодок пр.667А (за "спиной командира" ) Арлен Алексеевич Коваль подчас допускал в управлении лодкой ошибки, которые могли привести к серьезным неприятностям. Полагаю, что собственный анализ и правильная самооценка привели к тому, что он своевременно перешел начальником ракетно-технической базы, где с успехом продолжил службу.
Не только морская практика определяет способность управлять кораблем, хотя и она имеет большое значение. Наверное, главное — это чувство ответственности за корабль и за вверенных людей. Эти качества выявляются и на малых кораблях. И когда это чувство впитывается сознанием, входит, как говорится, "в кровь", становится ясным, что командир состоялся навсегда. Такого человека можно назначать командиром и на большие корабли и с любым оружием. Этому всему можно научится, особенно когда есть специальные учебные центры. Трудно подобрать критерии для определения "состоявшийся командир", также как и к часто упоминающимся в аттестациях "морским качествам". Командир проявляется в трудностях, складывающихся на корабле, а не в умении красиво доложить или проявить себя на строительстве показных объектов, украшательствах и т. п. Решительность и самообладание при принятии решений и твердость в проведении их в жизнь — это надежные критерии, но, к сожалению, не всегда очевидные.



Командир корабля (1954)

Это теоретическое отступление вызвано воспоминаниями о костяке наших командиров, которые наряду с командованием принимали активное участие в воспитательной работе, тем более, что отработка экипажей и командиров происходила на кораблях, как правило, в присутствии основных экипажей. К примеру прекрасным наставником был командир К-420 Олег Сергеевич Захаров, за плечами которого к этому времени был опыт командования экипажами ПЛ пр.613 и пр.675. Мне, уже в качестве заместителя командира дивизии, доводилось выходить с ним на отработку задач БП.
Отрабатывая своих вахтенных офицеров на одном из "серьезных" элементов — действиях при заклинке горизонтальных рулей при движении ПЛ на большом ходу — он организовывал эти вводные без послаблений и внезапно. И, думаю, не случайно из этих вахтенных офицеров выросли такие командиры как контр-адмирал Иванов — будущий председатель госприемки, один из лучших командиров-ракетчиков капитан 1 ранга Николаевский и другие офицеры его экипажа.
Кстати, я понимал, что отрабатывая этот "щекочущий нервы" элемент, Олег Сергеевич искоса наблюдал и за реакцией, находящегося в ЦП старшего, но, наверное, был ею удовлетворен. С Захаровым нас связывала старая дружба. Мы вместе служили на 162-й БрПЛ в Полярном, где он прошел замечательную и быструю школу от штурмана С-15 IХ-бис серии до командира ПЛ. В 1958 г. мы вместе участвовали в уникальном походе в Бискайский залив на С-346, куда он был прикомандирован в качестве стажирующегося командира. Его служба старшим помощником командира С-15 у Геннадия Васильевича Елсукова наложила соответствующий отпечаток. Елсуков был оригинален и знаменит своими "выходками" при отработке задач БП, особенно в вопросах борьбы за живучесть корабля.



Летом 1953 г. С-51 и С-15 отрабатывали задачи в губе Эйна Мотовского залива, и мы на С-51, после постановки на якорь, производили разбор замечаний, собрав экипаж в 1-м отсеке.
Внезапный сигнал аварийной тревоги сбросил с мест совещания командира БЧ-5, меня, исполняющего обязанности старшего помощника командира, и еще несколько человек, успевших до задраивания переборок нырнуть в ЦП. Картина была удивительной. По металлической палубе в ЦП метался огонь, за которым с телогрейкой в руках бросился механик, все было в едком дыму и он, оскальзываясь на чем-то, пытался накрыть пляшущий огонь в районе колонки аварийного продувания. В конце концов, командиру БЧ-5 инженер капитан-лейтенанту Петру Петровичу Фридолину и вахтенному ЦП это удалось, заработав предварительно шишку на лбу и ссадины на руках и коленях. Причиной огня была сигнальная ракета, выпущенная Елсуковым с мостика вслед за спущенной на веревке корзиной с рыбой, якобы в подарок экипажу, и заложенным под нее взрыв-пакетом. В качестве мер предосторожности он приказал вахтенному отойти из-под люка. Доставка всего этого происходила на "тузике", который был на этих лодках на вооружении. Это был не единичный случай.
Однажды флот был поставлен "на уши", когда Елсуков дал учебный сигнал об аварии на лодке и имеющихся на борту пострадавших. Оперативный дежурный Подводных сил то ли забыл о договоренности, то ли принял все в шутку, но полученный учебный сигнал об аварии на лодке был воспринят всерьез: лодка, вошедшая в Екатерининскую гавань с креном, была встречена у специально освобожденного причала с готовыми санитарными машинами и аварийными расчетами. В качестве раненого на носилках вынесли улыбающегося, но забинтованного заместителя командира по политической части.
Таков был учитель Олега и, конечно, такой командир имел моральное право высказать замечания молодому командиру. Его слушали и воспринимали замечания без обиды. Даже такой сложный по характеру, пожалуй, излишне самолюбивый командир второго экипажа К-249 Александр Григорьевич Руденко, правильно воспринимал критику в свой адрес, высказанную Захаровым, при отработке своего экипажа на этой лодке.
Олег Сергеевич был не одинок. Непререкаемым авторитетом у молодых командиров пользовались и А.И.Павлов, и Е.П.Горожин, и Л.К.Задорин, которые прошли хорошую школу у своих командиров.

Смена командования дивизией



Вице-адмирал Анатолий Петрович Матвеев. - Шестнадцатая дивизия подводных лодок Северного флота (Балтийского флота). Люди, корабли, события. СПб.: Специальный выпуск альманах «Тайфун», 2007 г.

В конце 1970 г. мы проводили Анатолия Петровича Матвеева, назначенного командиром 16-й ДиПЛ ракетных ПЛ пр.629, в губу Оленья, и Владимир Николаевич, советуясь о назначении на вакансию, предложил альтернативу из командиров нашей дивизии — кандидатуры Павлова или Захарова. Оба офицера ему были хорошо известны. Павлов — это его старший помощник на К-21, а Захаров — соученик по командирским классам и сослуживец по 25-й БрПЛ.
Мне тоже было трудно выбирать, но я отдал предпочтение А.И.Павлову, как командиру с большим опытом командования атомоходами, опытом плавания подо льдом и взаимного маневрирования с вероятным противником. С чем, как мне кажется, с удовлетворением согласился и комдив, подкрепив это решение рассуждениями о том, что не все ладилось на С-345 25-й БрПЛ, где Захаров был старшим помощником командира Кирилла Борисовича Курдина, отца известного ныне председателя Санкт-петербургского клуба моряков-подводников.
Рассуждения были вызваны тем, что решался вопрос о назначении одного из двух на должность заместителя командира дивизии "по подготовке командиров", поскольку я предложил свою кандидатуру на должность НШ.



Командир К-21 (1962-1968) А.И.Павлов. - И.И.Пахомов. Третья дивизия. Первая на флоте. СПб., 2011.

С Анатолием Ивановичем Павловым мы очень дружно и плодотворно трудились, за что получили от командира дивизии словесное поощрение с выражением даже некоторого удивления, что боеготовность соединения не понизилась и выполнение плана идет успешно, несмотря на его длительное отсутствие. В это время командир дивизии с походным штабом выполнял очередное "кругосветное плавание" на К-408. Действительно, нам приходилось, пересаживаясь с одного корабля на другой, участвовать в обеспечении выполнения задач БП экипажей, редко видеться друг с другом в базе, однако отработанная организация службы, дружный настрой на кораблях соединения и в штабе обеспечивал работу без серьезных провалов в организации службы и состоянии дисциплины личного состава. Этому способствовала и работа партийно-политического аппарата дивизии, возглавляемого заместителем по политической части капитаном 1 ранга Вячеславом Прокофьевичем Власовым.
Политработником он был опытным, но имел сложный и своеобразный характер, выражающийся в чрезмерном самолюбии и некоторой амбициозности.
Уже через год наступил естественный период замены командиров в соединении. Часть из них уходила с продвижением по службе, некоторые вынуждены были оставлять корабли по состоянию здоровья. Это, в свою очередь, требовало учитывать и корректировать план цикличного использования РПКСН. В целом замена командиров проходила качественно. На смену уходящим приходили проверенные неоднократными БС старшие помощники командиров кораблей, допущенные к самостоятельному управлению лодкой, достойные по своим деловым и моральным качествам офицеры.
Был, правда, один "прокол", когда, совершенно неожиданно для командования дивизии, назначенный командиром К-418 один из старших помощников в первые же дни пребывания на должности проявил себя в беспробудном пьянстве. Он был немедленно отстранен и заменен.



Адмирал Балтин Эдуард Дмитриевич. А.С.Чагадаев.

А.И.Павлова на К-418 сменил капитан 3 ранга Эдуард Дмитриевич Балтин, который успешно выполнил несколько БС, после учебы в ВМА был заместителем — начальником штаба 13-й ДиПЛ, а спустя еще 10 лет сменил Анатолия Ивановича на должности командующего 2-й ФлПЛ на Камчатке. В 1972 г. ушел на должность НШ дивизии в Гремиху командир К-210 капитан 1 ранга Горожин, которого сменил его старший помощник капитан 2 ранга Владимир Яковлевич Новакивский.
Командиром К-137 стал подготовленный подводник, старший помощник К-253 31-й ДиПЛ, имевший опыт командования дизельной лодкой на Балтике, капитан 2 ранга Юрий Александрович Федоров, который сменил, ушедшего на учебу в ВМА капитана 2 ранга Игоря Алексеевича Тишинского.
Произошли замены командиров и на вторых экипажах. Меня заменил старший помощник — капитан 2 ранга Альберт Павлович Селиверстов, неплохо подготовленный моряк с достаточно большим опытом службы на АПЛ 1-го поколения, человек энергичный, деятельный, с ярко выраженной хозяйской жилкой, что тоже немаловажно в жизни экипажа, особенно на берегу. Ушел на учебу и Александр Алексеевич Шауров, которого заместил его старший помощник — Черепнев.



Выпускной торжественно-прощальный обед. Рижское нахимовское училище. 1953 год. На переднем плане нахимовцы (слева направо): Черепнёв Всеволод Михайлович, Строганов Семён Семёнович, Ефимов Владимир Тихонович. - Н.А.Верюжский. Верность воинскому долгу.

Окончание следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю