Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

О службе морской. Контр-адмирал В.В.Лободенко. Часть 4.

О службе морской. Контр-адмирал В.В.Лободенко. Часть 4.

В 1972 г. произошла смена командира дивизией. В.Н.Чернавин ушел на должность начальника штаба 3-й ФлПЛ и его сменил капитан 1 ранга Вадим Константинович Коробов — бывший начальник штаба 31-й ДиПЛ. Не было на флотилии более подготовленного командира-ракетчика, чем Вадим Константинович. Он был исключительно грамотным командиром-подводником и очень добропорядочным человеком. Являясь одновременно и депутатом поселкового совета, он пользовался заслуженным авторитетом на объединении у всех категорий военнослужащих и жителей поселка. Даже школьники — дети его товарищей обращались к нему за консультацией по каким-то трудным вопросам из школьной программы. Его детальные знания в различных областях и некоторая безаппеляционность в высказываниях иногда раздражали некоторых его начальников и сослуживцев.
Характерной особенностью для 19-й ДиПЛ периода 1970-1975 гг. были неожиданные проверки Главным штабом ВМФ и трижды Главной инспекцией Министерства обороны. На протяжении указанного периода дивизия, в отличие от других соединений флотилии, постоянно поддерживала установленный процентный состав сил постоянной готовности, что и являлось критерием при выборе штабом флота проверяемого инспекцией соединения. Проверки проходили довольно успешно, это даже вызвало у министра обороны в 1974 г. недоверие инспекцией и он потребовал повторной проверки дивизии по полной схеме. Хорошая оценка, полученная соединением на предыдущей проверке, была подтверждена.



В августе 1973 г. Вадима Константиновича Коробова назначили командиром 41-й ДиПЛ с перспективой, на её основе, формирования объединения в знаменитой своими тяжелыми условиями службы и быта Гремихе. Я был назначен командиром 19-й ДиПЛ. В это же время стал командиром 18-й ДиПЛ Анатолий Иванович Павлов.
Назначение заместителей командира дивизии произошло без моего участия, поскольку перед этими событиями я был в море. Начальником штаба стал капитан 1 ранга Гарри Генрихович Лойкканен, а заместителем командира дивизии — капитан 1 ранга Геннадий Васильевич Косинцев. Оба имели опыт командования лодками пр.613, вместе учились в ВМА, практически одновременно приняли корабли от промышленности с новым навигационным комплексом "Тобол" и отработали полный курс задач боевой подготовки. С Косинцевым нам довелось участвовать в длительных испытаниях модернизированного ракетного комплекса на его корабле, за что большая часть экипажа была награждена правительственными наградами.
Твердость и, даже жесткость в обращении с подчиненными Лойкканена дополнялась спокойной, даже деликатной, но с неизменной требовательностью, манерой в обращении Косинцева. Работа на дивизии была организованной, напряженной и плодотворной, и спустя год мне довелось принимать переходящее знамя флота за успехи в боевой подготовке из рук своего бывшего командира дивизии — вице-адмирала В.Н.Чернавина в то время начальника штаба флота.



Изменился состав штаба в связи с перемещениями по службе офицеров. Во главе электромеханической службы стал капитан 1 ранга Евгений Константинович Рогачев — исключительно грамотный специалист, умеющий правильно анализировать складывающуюся обстановку и предлагать решения, обеспечивающие поддержание кораблей в боевой готовности на длительную перспективу. Именно эти его качества были должным образом оценены командованием флота и впоследствии он стал контр-адмиралом — начальником технического управления СФ.
В соединениях наших кораблей были организованы политические отделы со штатами из 3 человек, и заместителя командира дивизии сменил начальник политотдела капитан 2 ранга Виктор Иванович Никулин — человек деятельный, прямодушный, немного крикливый, но безусловно порядочный, готовый отстаивать интересы соединения на любых уровнях. К 1976 г. существенно изменился состав командиров кораблей. К-403 уже командовал капитан 2 ранга Иван Ефимович Ковалев, а два предыдущих — Литвинов и Анатолий Николаевич Горбачев успели закончить ВМА. При этом И.Н.Литвинов, будущий командующий флотилии, принял от промышленности новый корабль и возвратился в "родные пенаты" в 13-ю ДиПЛ, а Горбачев стал активным проверяющим в управлении боевой подготовки Главного штаба ВМФ. Ушел на командный пункт ВМФ один из первых командиров 19-й ДиПЛ Василий Макарович Коньков и унес с собой донимавший его последнее время радикулит.
Коньков был одним из везучих командиров. Служба его на соединении прошла успешно. Экипаж неоднократно отмечался одним из лучших. Особенно успешно выполнял ракетные стрельбы. Ракетная стрельба с астронавигационным комплексом "Сигма" во многом зависит от точности места старта и поправки курсоуказания на момент стрельбы. Поэтому командир старался определить эти величины непосредственно перед пуском ракет. У Василия Макаровича, даже если в течение нескольких предыдущих до старта суток сплошная облачность не позволяла определиться, перед стартом всегда появлялся разрыв в тучах, обеспечивавший определение этих величин.



Леонид Константинович Задорин, первый житель п.Гаджиево, командир РПК СН, порученец Главкома ВМФ.

Ушел в управление боевой подготовки Главного штаба, где вскоре стал одним из ведущих специалистов в отделе РПКСН, капитан 1 ранга Леонид Константинович Задорин. Успел закончить ВМА и вернуться начальником штаба 13-й ДиПЛ его бывший старший помощник, будущий командующий ЧФ Эдуард Дмитриевич Балтии. Все они успешно выполнили по несколько БС не только на своих кораблях, но и обеспечивая первую боевую службу молодых командиров.
После возвращения из похода мы, с привлечением всех находящихся в базе командиров, тщательно разбирали результаты плавания и делали выводы с рекомендациями на будущее. Одним из основополагающих принципов, необходимость соблюдения которого я все время внушал нашим командирам был: "Осмотрись! Все ли в порядке, когда плавание проходит спокойно?" Это означало необходимость внимательнее проверить состояние материальной части и корабля в целом, порядок несения вахты на постах по готовности №2 и особенно проверить, нет ли слежения за тобой. Наши корабли были действительно довольно шумными и это позволяло "вероятному противнику" скрытно на достаточно большом расстоянии вести гидроакустическое наблюдение за "грохочущим янки", как они называли нас. Противопоставить этому можно было только специальный маневр, ухудшающий наблюдение. Мы называли этот маневр "превентивным отрывом". Он не был официально прописан тактическими наставлениями, но применялся довольно успешно.
Я его опробовал, будучи командиром К-26 на БС. Заключался маневр в постепенном наращивании скорости до полной и следовании длительное время — 4-6 часов — по прямой от начальной точки маневрирования с последующим изменением глубины и курса, увеличивающие скрытность и обеспечивающие прослушивание "затененного сектора".



Это вынуждало следящего также увеличивать скорость, пытаясь сократить расстояние, что в свою очередь ухудшало его возможности слышать. Подобный маневр позволял выявить слежение и принимать решение на отрыв, используя гидрологическую обстановку и "прикрытие" объектами, обнаруженными в районе. То, что за нашими лодками следили, проявлялось и в то время, а сейчас подтверждается в иностранной печати, однако мы это не афишировали да и признавали с неохотой, поскольку критерием успешности БС была скрытность.
Не все так блестяще и гладко было в службе. Были и происшествия и поломки материальной части, бывали и дисциплинарные проступки в экипажах, включая и командное звено кораблей, но основную задачу — выполнение напряженного плана БП и несения БС дивизия всегда выполняла успешно.
В 1976 г. в связи со сменой командующего флотилией вице-адмирала Юрия Александровича Сысоева, сменяющий его контр-адмирал Лев Алексеевич Матушкин предложил мне стать начальником штаба флотилии. Я согласился, считая, что смогу совершенствовать службу на объединении. В 19-й ДиПЛ уверенно встал "у руля" капитан 1 ранга Г.Г.Лойкканен. Геннадий Васильевич Косинцев был назначен начальником отдела боевой службы в НИИ, где работал исключительно плодотворно на научной стезе. Начальником штаба 19-й ДиПЛ стал способный, с превосходной памятью и отличными знаниями корабля и оружия командир корабля с 31-й ДиПЛ — капитан 1 ранга Сальников.
Официальная оценка деятельности соединения в соревновании, а точнее, в соперничестве на флотилии была конечно во многом субъективной, несмотря на попытки разработать и директивно определить критерии оценок по боевой и политической подготовке кораблей и соединений. Я, будучи уже НШ флотилии, принимал непосредственное участие в определении оценок соединениям при подведении соответствующих итогов и старался быть при этом максимально объективным. Но, решая общие для флотилии задачи, считал необходимым исключить возникшие уже проявления нездорового соперничества между 31-й и 19-й ДиПЛ, сознательно демонстрируя некоторую отстраненность от родного соединения, и в оценке отдавал предпочтение новому соединению — 13-й ДиПЛ, где успешно осваивались новые корабли с более мощным оружием.



Гербовые знаки 13-й и 31-й ДиПЛ КСФ

Лойкканен со своим замполитом, руководствуясь официальным документом, пытались доказать несправедливость выставленной соединению оценки, и я был с ними в общем-то согласен. Хотя на словах доказывал обратное. По делам 19-я ДиПЛ на протяжении, по крайней мере, первых девять лет своего существования, была всегда почти по всем основным показателям лучшей на объединении, и, когда 31-я ДиПЛ стала Краснознаменной, то, очевидно, заслуженно учли, прежде всего, ее заслуги в развитии атомного подводного ракетного флота страны в целом.
Конечно, много было всякого за период службы и на берегу, и в плавании, во взаимоотношениях, окружающих сослуживцев, начальников и подчиненных. Пока ограничусь воспоминаниями о 19-и ДиПЛ с некоторыми нужными, на мой взгляд, отступлениями.
Конец 1978 г. сложился для меня неудачно — начало существенно пошаливать здоровье и в конце 1979 г. я был назначен в Главный штаб ВМФ начальником созданной специальной службы. Думаю, что существенным дополнением к моим воспоминаниям о 19-й ДиПЛ могли бы быть воспоминания следующего командира дивизии Г.Г.Лойкканена, служившего позднее во флотилии в должности заместителя командующего и немало сделавшего для развития соединения, приумножения его славных традиций.



1987 год. Прощание с начальником ГШ ВМФ К.В.Макаровым при уходе в отставку.

Из автобиографии, составленной Виленом Васильевичем Лободенко по просьбе однокашника, летописца первого выпуска Ленинградского нахимовского училища Николая Павловича Соколова.

За время службы было много всякого, и радостного, и огорчительного, но никогда не было сожаления о выбранном и пройденном жизненном пути. Меня всегда окружали интересные и, в основном, хорошие люди.
Теперь, пожалуй, о сегодняшних днях.
В Москве моя должность была важной, но служба «чиновником» была непривычной и, уходя в отставку, я расстался с ней спокойно и без сожаления. Год безделья после ухода стал невмоготу и в 1988 году с помощью друзей устроился работать инженером-электронщиком на учебный командный пункт кафедры оперативного искусства ВМФ Военной Академии Генерального штаба. Работали мы в паре с Борисом Багдасарьяном, обеспечивая преподавателей и слушателей оперативно-тактическими расчетами на различных учебных мероприятиях и в научной работе. В силу возложенных обязанностей вынужден был освоить электронную технику и четыре поколения персональных компьютеров.
Таким образом, контакта с флотом стараюсь не терять, трудясь на на учебном командном пункте, где прошли обучение, и при моем участии в том числе, все сегодняшние командующие флотами и командование ВМФ, включая Главнокомандующего.
Мучительно больно за нынешнее состояние флота, армии и страны в целом. Конечно, возмущен распродажей страны со времен перестройки Горбачева с его приспешниками, Яковлевым, Шеварнадзе, Собчаком и другими врагами. Особенно возмутительна "эпоха" Ельцина и окружающих его воров-олигархов...


Ельцин в своем кабинете в министерстве строительства. Февраль 1989 года. Фото: обложка журнала Time. Ted Thai.

Это о мировоззрении, а для души решил на пенсии восполнить недостатки в музыкальном образовании. Приобрел музыкальную «доску» - синтезатор и обучаюсь игре на клавишных. Пока довольно примитивно. Но уже жена и соседи неудовольствия не высказывают.

Из автобиографии, составленной Виленом Васильевичем Лободенко по просьбе однокашника, летописца первого выпуска Ленинградского нахимовского училища Николая Павловича Соколова.

Как и положено начинаю с рождения. Это произошло, по рассказам матери, в ночь на 5 марта 1930 года в г. Днепропетровске, тогда еще УССР , в семье рабочих. Правда, отец - Василий Макарович, по настоянию которого я и назван ВИЛЕНом , в это время проходил срочную службу матросом в электро-минной школе Кронштадта. Назначению его в эту школу способствовала приобретенная на строительстве ДНЕПРОГЭСа специальность электрика, мама на этой же стройке работала слесарем. Оба они в дополнение активно работали сначала в комсомольских, а затем и в партийных организациях. Дальнейшая моя жизнь до войны связана со службой и учебой отца: Кронштадт, Ленинград, Москва, Мурманск и Полярный.



Капитан 1 ранга (1968), контр-адмирал (25.04.1975).
Образование: в 1948 г. окончил ЛНВМУ, в 1952 г. — ВВМУ им. М.В.Фрунзе, в 1967 г. — ВМА.
Прохождении службы: воспитанник Тбилисского нахимовского ВМУ (11.1943-08.1946); воспитанник Ленинградского нахимовского ВМУ (08.1946-08.1948); курсант ВВМУ им. М.В.Фрунзе (08.1948-07.1952); командир БЧ-1-4 и службы "Р» сетевого заградителя «Поной» 23-й ДиОВР СФ, лейтенант (07.1952-09.1952); командир БЧ-1-4 и службы "Р" ТЩ-113 23-й ДиОВР (09.1952-12.1952); командир БЧ-1-4 С-51 33-й ДиПЛ СФ (12.1952-01.1955); помощник командира С-45 33-й ДиПЛ (01.1955-11.1956); слушатель ВСОК ВМФ, капитан-лейтенант (11.1956-10.1957); ст. помощник командира С-346 пр.613 25-й БрПЛ 33-й ДиПЛ СФ (10.1957-04.1959); командир С-346 пр.613 25-й БрПЛ 12-й ЭсПЛ, капитан 3 ранга (04.1959-07.1961); командир Б-105 33-й ДиПЛ СФ, капитан 2 ранга (07.1961 -09.1964); слушатель ВМА (09.1964-07.1967); командир 2-го экипажа РПКСН К-26 31-й ДиПЛ 12-й ЭсПЛ, затем 19-й ДиПЛ 3-й ФлПЛ СФ (07.1967-05.1970); зам. командира, начальник штаба 19-й ДиПЛ 3-й ФлПЛ (05.1970-08.1973); командир 19-й ДиПЛ СФ (08.1973-05.1976); НШ 3-й ФлПЛ СФ (05.1976-01.1980); начальник специальной службы ВМФ ГШ ВМФ (01.1980-10.1987). Уволен в запас в 1987г.
Награды: два ордена Красное Знамя (1963 и 1973 гг.), орден Красной Звезды (1985), орден Мужества и более 20 медалей.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю