Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,56% (51)
Жилищная субсидия
    17,72% (14)
Военная ипотека
    17,72% (14)

Поиск на сайте

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. 1952 г. Часть 11.

Рижское Нахимовское военно-морское училище. Краткая история: люди, события, факты. 1952 г. Часть 11.



Останкино (телецентр) — Википедия.

Драма цветного телевидения (эпизоды выбора системы СЕКАМ) Часть 2. Борис Певзнер.

"Время быстро показало, как ненадежно базироваться в технике на политических альянсах. После чехословацких событий 1968 г. отношения с Францией ухудшились, а в 1969 г. президентство де Голля закончилось. В том же году канцлером ФРГ стал Вилли Брандт, который провозгласил "Новую восточную политику" и резко улучшил отношения с СССР. Случилось бы это года на три раньше!
Начав практическое внедрение системы СЕКАМ (после ее принятия в СССР это название стали писать по-русски), наши инженеры столкнулись с такими недостатками, которые "почему-то" не проявлялись при многочисленных демонстрациях, проводившихся французами. Крупнейшим из них было появление сильных помех в изображении при сложных условиях передачи или при перезаписи. Они проявлялись на резких цветовых переходах в виде мелькающих ярких полосок (мы называли их "серебряными рыбками";) и стали буквально бичом системы СЕКАМ. Конечно, здесь была и наша вина - следовало теоретически ожидать этого, зная о присущем частотной модуляции эффекте "захвата сигнала сильной помехой", и потребовать от французских инженеров смоделировать эти сложные условия при испытаниях. Может, если бы кто-нибудь из наших ведущих специалистов и "поварился бы" как следует в этих испытаниях, поработал бы во французских лабораториях, то эти дефекты обнаружились бы своевременно. Но в "капстраны" посылали в основном начальников, в такие тонкости не входивших (во всяком случае, из ВНИИТа ни я, ни С.А.Шерман во Франции не были ни разу). Обычно ездил наш заместитель главного инженера В.Т.Есин (его друзья даже говорили в шутку, что СЕКАМ - это "Система Есинских КАМандировок";). Еще хорошо, что ездил Есин, он хотя бы хорошо освоил нашу тематику. Я помню, как послали другого зам. главного инженера - Чистякова - в Японию знакомиться с цветным ТВ. Он курировал конструкторов, то есть специалистом по телевидению не был, и после своей поездки даже не стал встречаться с сотрудниками нашего отдела, чтобы рассказать о том, что там видел. Таких случаев было немало. Можно бросить себе и другой упрек - а вдруг НИИР оказалась бы действительно лучше, чем СЕКАМ? Но если бы стали практически внедрять НИИР, то и она, несомненно, обнаружила бы скрытые дефекты. Кроме того, в этом случае Европа была бы разделена не двумя, а тремя системами, что ухудшило бы ситуацию, когда пришло время много стандартных приемников и видеодисков.



Гулин Анатолий Иванович - кавалер золотого Болгарского ордена «Труда».
В 1975 г. было широко объявлено о предстоящем в Хельсинки Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе. Молодой инженер нашей лаборатории Анатолий Иванович Гулин (видимо, молодо выглядевший) высказал интересную идею: чтобы Советский Союз предложил на этом совещании принять вместо SECAM систему PAL в качестве своего вклада в сотрудничество и призвал Францию поступить так же, чтобы сделать PAL единой европейской системой цветного телевидения. Я сделал наивную попытку "протолкнуть" эту идею, и, не спрашивая начальство, написал личное письмо зампреду ГКНТ Гвишиани. Он был единственный человек, с которым я был знаком лично, из тех, кто мог бы повлиять на решение по этому вопросу. С этого я и начал: "Память о встречах с Вами на демонстрациях систем цветного ТВ позволяет мне обратиться к Вам с этим письмом". Дальше я излагал предложение, подкрепив его сжатым изложением технических недостатков одной системы и достоинств другой, указывая, что внедрение системы СЕКАМ в нашей стране только началось, парк приемников еще очень мал и заменить его вполне реально. Никакого ответа на свое письмо я не получил, но через некоторое время зам. главного инженера В.Т. Есин слегка пожурил меня за нарушение субординации и своевольное обращение в высокую инстанцию. Более строгого наказания не последовало, так как, видимо, и он, и вышестоящие начальники (Гвишиани отправил мое письмо нашему министру - разбираться) были в душе согласны с этим предложением. А я ругал себя за неопытность и нерешительность - надо было писать прямо Министру иностранных дел, вот тогда, быть может, был бы другой результат.
Систему SECAM приняли две группы стран в мире - СССР со всеми странами "социалистического блока" (кроме Кубы) и Франция с зависевшими от нее странами, в основном - ее бывшими колониями, странами французского языка. На политической карте мира система SECAM стала четким индикатором принадлежности страны к сферам влияния Франции и СССР. Особенно показательно, что после распада СССР его бывшие сателлиты в Европе вместо системы SECAM приняли PAL. Теперь на сайтах Интернета система PAL значится не только в Польше, Чехии, Словакии, Болгарии, Венгрии и Румынии, но даже и в Литве, Латвии и Эстонии. Отказ от SECAM стал для этих стран как бы еще одним актом избавления от давившей на них тоталитарной системы."

Данилкин Альберт Андреевич



Данилкин Альберт Андреевич был командиром ПЛ 613 пр. С-296 (войсковая часть 60209) (20.02.1974 – 08.09.1975); демобилизован по состоянию здоровья. Работал в Балаклаве.



Гриневич Владимир Васильевич: На снимке Анатолий Иванович Пылев и Альберт Андреевич Данилкин, справа спиной Эдгар Янович Залитэ (капитан-лейтенант, преподаватель по Военно-морскому делу). Кстати, занятия с ним однажды мне пригодились: уже будучи преподавателем физкультуры и участвуя во всевозможных соревнованиях, я однажды экспромтом выиграл звание чемпиона Москвы по морскому троеборью - узлы, семафор и азбука Морзе.

Дикарёв Герман Николаевич



О своей жизни и судьбе Герман Николаевич Дикарёв рассказал сам, как представляется, в опубликованных в международном журнале русских литераторов «Балтика»: Про еду (Зело научная статья), Год рыжей собаки, Выстрел из пистолета ТТ, ОДИНОЧЕСТВА ПЕЧАЛЬ, 22 июня. Мы же приведем лишь фрагменты, относящиеся к нашей теме - Истории Рижского нахимовского училища.

Про счастье.

Пройдет всего три года, и вот я уже просыпаюсь от звука горна на борту шхуны «Лавена». «Лавена» — грузовая шхуна, построенная финнами по репатриации для Советского Союза — а что с них взять с этих нищих финнов? Середина двадцатого века, кому нужна грузовая шхуна?, и шхуну передали нахимовскому училищу. В грузовом трюме нары в пять этажей, спят двести молодых тел. Но подъем. В одних трусах выбегаем на верхнюю палубу. Лето, август, но утренняя холодрыга, туман и изморозь... то есть какая изморозь, просто мелкий дождь. Середина Рижского залива, крупная серая волна. Построились на шкафуте, сейчас будет эта самая «лягте на пол, три-четыре» — физзарядка. Но что я слышу? «Налево, на ванты шагом марш!» Что на ванты, не расслышал, понял только, что вот идти надо, но куда же тут идти? А правофланговый уже лезет на ванты, за ним другой, третий... Позвольте, так это и до меня очередь дойдет, что ли? Но ведь это высоко! О чем они думают, наши офицеры и старшины, а вдруг кто свалится и шмякнется о палубу? — погубили ребенка! Но уже лезу, потому что приказ. Приказ — закон для подчиненного, приказ исполняется и больше ничего. Приказ сначала исполняется, а уж только потом обсуждается. Если будем живы. А сам лезу. Вот и марсовая площадка. Глянул вниз, там, широко расставив ноги и задрав головы, что только не сваливались мичманки, стояли капитан-лейтенант Свирский и старшины — они внимательно смотрели, кто как лезет. Ага, значит, если кто сейчас и свалится, то они и поймают бедолагу в свои крепкие мужские объятия. Испугались, значит, что отвечать придется... Ничего они не испугались, просто они смотрели, кто как лезет, чтобы, значит, на военно-морском параде в городе Ленинграде, посвященном Дню военно-морского флота, знать, кого поставить на какую высоту, а то адмирал подойдет на белоснежном катере, прокричит в мегафон: «Здравствуйте, товарищи нахимовцы!», а он — я, который на самой высокой рее, возьми и упади в холодные невские воды.



День ВМФ. УПС "Нахимовец" ("Лавена";) в Ленинграде.

То-то конфуз будет, будут говорить потом, что вот в Рижском нахимовском училище военно-морская подготовка поставлена ни к черту. На параде поставили меня стоять на самом низу. От греха подальше... Так я и простоял всю свою жизнь на самом низу, куда меня так прозорливо и веще поставил старшина. Но я как-то не особенно сильно огорчался этим обстоятельством — всю жизнь мне представлялось, что жизнь наша, людская, есть такое трудное и интересное занятие, что какая разница в общем-то, где ты стоишь. И прожил я свою жизнь в ладу с самим собой — никогда особенно не врал, никого не обманывал, никому не завидовал, никого не притеснял, ни у кого ничего не отнимал. Так, может, счастье — это и есть возможность прожить в ладу с самим собой?.. Так бывало хорошо иногда, что не заметишь как и пропоешь-промурлычешь: «Капитан, обветренный как скалы...» Однажды не уберегся, она и услышала: «Нищета нищетой, а туда же — все про капитанов!» Женщины, эти наши светочи, что бы мы делали без них.

Умереть в Италии.

В пятидесятом году Рижское нахимовское училище, в котором я тогда имел честь учиться, было наряжено на ноябрьский парад в Москву. Участвовать в параде на Красной площади, о! — это такая честь! Сейчас все побоку, и разные алгебры, и всякие бальные танцы — ножку, ножку! В середине октября парадные батальоны уехали в Москву. Жили за городом в старинных казармах на Хорошевском шоссе. Каждое утро на голубых студебеккерах с якорями на кабинах нас везли через всю Москву под Крымский мост, и четыре часа мы ходили строевым парадным шагом побатальонно, поротно и поширеножно под музыку и без. А после обеда нас везли в Третьяковку, в планетарий, Политехнический музей и в Мавзолей Ленина. Вечером часто театр, преимущественно МХАТ. Но случалось и просто играть на обширном казарменном дворе. Вот так же однажды заигрались, а уж время к ужину, команда: «В две шеренги становись!» Разгоряченные, кое-как построились. Перед строем стоит старшина первой статьи Генка Зарубин, из-под низко надвинутой мичманки презрительно-меланхолично смотрит, как мы все не можем успокоиться. Вот, более или менее: «Равняйсь!». И тут из строя вылетел вытолкнутый чьей-то доброжелательной рукой Мишка. Тут уж у кого хотите лопнет терпение. Генка, не меняя своего презрительного выражения и не вынимая рук из-за спины, дал Мишке пенделя под зад, Мишка вскочил в строй, и мы, довольные и веселые, пошли в столовую, а Мишку с Генкой вызвали к капитану второго ранга, заместителю начальника училища по политчасти, который, оказывается, в это время на крыльце соседнего флигеля чистил свои брюки и все видел.



Капитан 1 ранга Григорий Васильевич Розанов - начальник политического отдела училища.

«Он вас бил?» — спросил капитан второго ранга. Бил. Из столовой мы шли под командой уже другого старшины. И больше мы этого Генку никогда не видели, его перевели в другую часть, к взрослым. А по-моему пендель — это совсем не «бил», пендель — это вместо: «Товарищи воспитанники, напоминаю, что вы находитесь в строю, а строй есть священное место, которое...», и пошло, и поехало. Если бы я был капитаном второго ранга и заместителем начальника училища по политчасти, я бы ни за что этого пенделя не заметил. Зато теперь не переношу, когда на меня кричат.

ОДИНОЧЕСТВА ПЕЧАЛЬ.

Но вот я подрос и поступил учиться в Нахимовское училище. Кругом товарищи и друзья, все время в крепко спаянном морском коллективе. По утрам на завтрак нам положена белая французская булочка, 25 грамм сливочного масла и два куска пиленого сахара. Булочки мне много, и я верхнюю половину отдаю соседу. А неподалеку старшинский стол, где питаются наши помощники офицеров-воспитателей (должность их так называется). И вот я вижу, что эти старшины едят черный хлеб, не положен им значит белый. А 1948-й год. Только-только отменили карточки на хлеб, и для них, значит, белого хлеба не хватило, не достает. А я так воспитан нашими песнями, нашими кинофильмами, нашими книгами, что мне любая несправедливость, как острый нож к горлу, как кость в горле - ведь мы все советские люди, товарищи и братья, сам погибай, а товарища выручай; вперед заре навстречу, товарищи в борьбе. Эти старшины - большие взрослые люди, но нам, мальчишкам, дают белый хлеб, а им нет. Это несправедливо! Но изменить я ничего не мог, потому что я есть просто мальчик, а не какой-то главком или маршал. Ну ничего, когда я стану в следующей жизни всемогущим диктатором, у меня все будет по самой строгой справедливости. Потому что “справедливость” и есть самое главное русское слово. Главное - это справедливость, все остальное потом.



Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю