Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,41% (52)
Жилищная субсидия
    19,51% (16)
Военная ипотека
    17,07% (14)

Поиск на сайте

Елка о двух концах. Возрождение как вырождение. Несколько слов о фрачных фалдах. К.Лукьяненко.

Елка о двух концах. Возрождение как вырождение. Несколько слов о фрачных фалдах. К.Лукьяненко.

Елка о двух концах

Накануне Нового года трудно быть серьезным, особенно когда многое располагает к неудержимому веселью. То на НТВ кремлевский повар вспоминает, как его хотел увезти с собой в Америку Никсон, но Горбачев не разрешил, хотя Никсон был в Москве в мае 1972 г., а Горбачев в Кремле всерьез основался в 1985. Прямо квантованное время какое-то. То в последний раз встретившись со своим кабинетом министров в уходящем году, президент назвал «мужественным решением» принятие нового бюджетного правила. И тут мне уже хочется не хихикать, а весело задуматься и поделиться с вами некоторыми соображениями, пока вы и я еще в состоянии, а он, т.е. Новый Год, еще не наступил.

Итак, у короля новое платье, а у нас новое бюджетное правило. Собственно, у этого правила два аспекта. Первое, теперь бюджет верстается из расчета средней цены на нефть за последние пять лет, а не за текущий год. Поскольку цена за пять лет, вероятнее всего, ниже реальной продажной цены на нефть, то все дополнительные доходы от продажи нефти правительство отныне будет направлять в резервный фонд, а, наполнив его до установленного максимума, остальные средства отправит в фонд национального благосостояния. И резервный фонд, и фонд национального благосостояния — это всего лишь благовидный предлог для вывода денег из родной экономики в неродную. В связи с этим возникает два вопроса: (1) если Россия эту услугу оказывает бесплатно, то кому такая сексуально-финансовая услуга выгодна? (2) если эта услуга оказывается на коммерческой основе, то огласите список получателей бонуса, пожалуйста?

Поскольку вопросы риторические, ибо новое правило обедняет родную экономику весьма значительно, лишая ее потенциала, необходимого для развития, то следует перейти сразу ко второму аспекту старого правила отъема денег. Тут мне хочется согласиться с президентом, поскольку определенное мужество в этом решении все-таки есть. Прежде, бюджет был основным инструментом выстроенной властной вертикали, когда федеральная власть покупала лояльность местных властей, сначала лишая их сколько-нибудь заметных денежных средств, а потом возвращая часть средств по принципу «этому дам — он наш, а этому не дам — он не наш». При этом решались две задачи: лишались средств к существованию те регионы, во главе которых стояли люди, не совсем лояльные власти, а остальные получали по мере возможности или в соответствии с аппетитом, а заодно сохранялась территориальная целостность страны. Теперь наше мужественное правительство, уверенное в себе, а, точнее, очень самоуверенное, решило поступить так, как было написано в конспектах господина Дворковича в бытность его иностранным студентом в одной не к ночи будет помянутой стране. Правительством одним элегантным жестом освобождает себя от многих социальных обязательств, передавая их на региональный и местный уровень. Объясняется это нехваткой тех средств, которые правительство перед этим решило вывести за границу, чтобы, как оно думает, «сберечь для будущих поколений».

Если в принципе, если в общем и целом, то решение правильное: местные власти теперь вынуждены будут больше крутиться и, между делом, развивать местный бизнес, чтобы хоть как-то наполнить бюджет, особенно там, где ни нефтью, ни газом не пахнет. Тут все сразу начинают вспоминать Калужскую область, где размещенное иностранное производство приносит в местную казну 20 миллиардов рублей в год, что для области без нефти и газа совсем неплохо. Почему-то при этом забывают про Волгоградскую область, где всерьез подумывают о введении платной скорой медицинской помощи.

Благополучный сценарий, когда всё сразу закрутится, разбогатеет и скажет спасибо мужественному решению правительства, очень маловероятен хотя бы потому, что для такого счастья уже давно нет специалистов, а менеджерами, которые сегодня продают табуретки, завтра проводят военные реформы, такую задачку не решить. Опилок от «распилки» бюджетных средств теперь будет меньше и явно не хватать, чтобы лечить хворое население и обучать оболваненных детей, я уже не говорю об их воспитании. К примеру, одна дама, гордая тем что в ее регионе в этом году много «снегирей» , т.е. писем, написанных Деду Морозу больными детьми, мечтающими о том, чтобы перед Новым Годом хотя бы этот сказочный персонаж выполнил их желание, призналась, что волонтеры и спонсоры уже выполнили более 15 тысяч желаний, изложенных в «снегирях». У меня волосы встали дыбом оттого, что у нас только в одном регионе такое количество детей не может покинуть больницы перед Новым Годом. Быстро перемножив количество регионов на это число, я получил совершенно сумасшедшую цифру больных детей, ждущих своей очереди на операцию, химиотерапию, ждущих пересадки органов и т.д. и т.п. И вот эта страна неулыбчивых детей теперь отдана на попечение местных бюджетов, потому что доходы от нефти и газа государство в лице мужественных министров выводит за рубеж, чтобы сохранить для будущих поколений. Ребята, наше будущее поколение уже почти в полном составе лежит на больничной койке!

Более вероятным видится сценарий, при котором местная власть будет, всеми правдами и неправдами, брать в долг у кого попало, и через некоторое время возникнет ситуация, при которой каждый субъект федерации будет на американский манер в долгах как в шелках. Но американская Калифорния может себе позволить долги более 100 миллиардов долларов по двум причинам: (1) это самый промышленно и инновационно развитый штат, у которого есть возможность хотя обещать погашение долгов; (2) если что, за него есть кому заплатить, потому что почти 14 триллионов долларов для Америки зарабатывают свои Дворковичи в других странах, которые считают «высокой финансовой модой» хранить деньги в сберегательном банке дяди Сэма.

В российской действительности легко представить ситуацию, когда регионы будут насильно банкротиться и скупаться по дешевке теми, кому сейчас мы переводим деньги «на сохранение». В этом смысле наши деньги будут сохранены для будущих поколений, но на каком языке начнет говорить это поколение, я сегодня не знаю.

Маленькое китайское отступление. В Китае сегодня считается, что хороший руководитель не тот, который пользуется своим служебным авторитетом, а тот, который позволяет подчиненным реализовать себя значительно лучше, чем если бы они делали это самостоятельно. В переводе на современный российский это означает, что хороша та федеральная власть, которая позволяет регионам развиваться лучше, чем они могли бы развиваться сами без помощи федерального центра. Это основной принцип интеллектуального руководства, который сегодня наш президент хочет заменить мужеством. Кроме того, это единственный антикоррупционный метод, потому что не нуждается в покупке лояльности местных властей. А без этого — первый мужественный шаг к развалу страны сделан. Вот такая палка, — простите, елка, — о двух концах, на которую уже не залезешь, не ободравшись.

31.12.2012.



Constantin Loukianenko

Возрождение как вырождение

Сейчас легко писать об Америке. Вспомнил анекдот: «Папа, а если подерутся покемон и телепузик, то кто победит?»— спрашивает мальчик, и это уже про Америку. Сегодня все сидят и смотрят, кто — демократы или республиканцы — разрешат американские экономические проблемы?

Хватает места, конечно, и для злорадства. Коллеги США по группе «Межамериканский диалог» сегодня улыбаются и говорят: «Теперь у вас, как у нас!» Аргентинский президент Кристина Фернандес произносит: «Американская мечта превратилась в ночной кошмар», умело пользуясь игрой английских слов «мечта» и «сон». Особенно радуются те латиноамериканские деятели, которые отмечают формальное сходство современной американской экономики с экономиками развивающихся стран – большой государственный долг, отсутствие политической воли, бюджетный дефицит и т.п.

Однако это все внешние проявления, так сказать, гламурной экономики. Можно сказать, что нынешняя ситуация отличается резкой концентрацией власти, всплеском коррупции, виртуализацией финансовых отношений. Можно еще что-нибудь добавить, но это не изменит главного. А главное не в том, что демократы и республиканцы договорились снова поднять уровень госдолга, а в том, что даже это ничего не даст: заканчивается экономическая эпоха, так счастливо начавшаяся для США в далеком теперь 1944 году. Тогда частная организация под солидной вывеской «Совет по внешнеполитическим связям» подготовила документ, известный как «План Маршалла». Анализировать сегодня этот документ уже не стоит. Но сказать, что на его основе возникла современная экономика, нужно, и добавить при этом, что локомотивом этой экономики является постоянное повышение темпов роста потребления. Причем, не просто роста потребления, а именно темпов роста, и так, чтобы завтра они были выше, чем сегодня. Упомянутая мной солидная организация отметится еще раз, подготовив весь пакет учредительных документов НАТО.

Этим я намекаю на то, что современная экономика и современная политика — это во многом суть одно и то же. Кроме того, такие правительственные меры в США, как помощь банкам в триллионных размерах и другие меры коррекции рынка, вплоть до военных интервенций под разными предлогами и в Африке, и на Ближнем Востоке, и в Центральной Азии, больше не позволяют современную экономику называть рыночной, потому что это бы оскорбило память первых теоретиков и апологетов рынка. Так что рыночная экономика — это давно уже сказочка, и все те, кто пользуется этим термином сегодня — сказочники, потому что при таких масштабах внешнего регулирования рынок не может оставаться саморегулирующимся.

Нужно сказать, что это не единственный миф. Есть еще миф об инновационном развитии. С позиций чистой экономики инновационное развитие как развитие технологий и улучшение жизни людей невозможно, потому что сегодня ничто по рентабельности не может сравниться с тремя «китами», два из которых считаются инновационными, а один чисто финансовым. Если по порядку, то наибольшей рентабельностью сегодня отличаются инвестиции в инновационные технологии, связанные с досугом, прежде всего, с компьютерными играми. Куш в этой области настолько большой, что уже появились идеологи, которые пытаются досуговые технологии пристроить к повседневной жизни, поскольку уже заметили, что за компьютерной игрой человек сидит с большим желанием, не замечая времени и совершая чудеса трудолюбия. Так что еще немного и мы с вами будем ходить на работу, чтобы играть в работу, жить играючи и, главное, зарабатывать деньги чужим дядям, тоже играючи. А они и поскучать могут.

Второй инновационной сферой считается та, которая имеет выход на рекламу. У компании Google, например, прибыль за 8 лет составила 27000%. И как с таких высот можно разглядеть производство необходимых для жизни средств, дающее максимум 12% прибыли, да и то, если повезет?

Третьим «китом» со своими примерно 80% годовых является виртуальный финансовый рынок, на котором вершат дела, отравляя все ядом коррупции, ПИФы. За прошлый год эта раковая опухоль на теле экономики увеличилась в России на 30%.

В моей деревне окончательно заросли лесом поля; улицы, некогда покрытые асфальтом, превратились в обычные ухабы, а местами дороги нужно объезжать, чтобы не угодить по брюхо в яму. Молочные стада почти вымерли, а то, что осталось, еле ходит, покачивая кулачками вымени и светясь зеленым навозом, из которого торчат только рога. Сельское хозяйство, скукожившееся до 4,2% ВВП, никого уже прокормить не может, если не считать господ от статистики, которые теперь в землю под посевами включают даже дачные участки и приусадебные наделы. В цифрах получается неплохо. Так же в свое время удалось сократить на 15% количество россиян, живущих за чертой бедности. Из их числа взяли и убрали всех тех, у кого не по одному предмету длительного пользования, а по два. Например, стоит на кухне у одинокого пенсионера холодильник, а второй, допотопный, на даче, и он уже не нищий. А если у него два телевизора или квартира и дача, то такой уже просто богач. Так что ничего, что ежегодно наши доходы снижаются, а в этом году уже снизились на 5 с лишним процентов только по официальным данным. И то, что булочка два года назад стоила 4 рубля, а сегодня 12, это случайность, попадающая в статистическую погрешность.

Пример Сочи, Москвы, Казани и Питера показывает, что могут делать инвестиции, которых у нас нет. Зато где-то гуляют почти полтора триллиона российских денег, которые вице-премьер Жуков не знает, как сохранить в России, поэтому переводит в зеленую туалетную бумагу со странным овалом и недреманным масонским оком, вписанным в пирамидку.

Получается как-то не про Америку, и совсем даже не про Америку, но это только кажется, потому что все равно про Америку. Америке нужно выживать, а для этого нужны деньги. Деньги же зарабатывает, в основном, не Америка, а остальной мир, включая Россию. А в самой Америке десять миллионов американцев активно ищут работу, еще столько же зарабатывают меньше 20 тысяч долларов в год и считаются частично занятыми. На днях вернувшийся из поездки по Западному побережью США мой знакомый с грустью говорил, что маленькие прибрежные городки уже тихо умирают, медленно превращаясь в руины.

Обама назначил группу экспертов, которая лихорадочно ищет, на чем бы сэкономить 1,5 триллиона долларов, чтобы уменьшить дефицит госбюджета. Он хоть и был прилежным учеником и аккуратно посещал курсы русского языка, где познакомился со своей будущей женой, но не знает на сегодняшний день самого главного: США состоят из 50 штатов, которым может не понравиться такой размер госдолга, и они решат, что пора искать счастья в одиночку. Как бы странно ни звучало такое предположение, оно имеет под собой основания и вероятность этого события выше, чем многие себе представляют. Хотя бы потому, что тогда можно не признавать федеральный долг.

Это все американские проблемы, а у нас и своих хватает. Причем, основная — деньги изымаются и вывозятся под разным предлогом из страны. И одно это выбрасывает за пределы социальной жизни миллионы пенсионеров, толкает на уличный разбой миллионы молодых людей и на обочины дорог миллионы девушек. Множество регионов стоят на грани воспроизводства нищеты, а эта штука практически не лечится. В одном из поселков на севере России из 41 ученика всех классов местной школы, только 7 учеников живут в нормальных семьях, 29 из малоимущих семей, а пятеро из неблагополучных. Я думаю, что это характерно для большинства небольших российских поселков. В одном из военных училищ для мальчишек в этом году из всех поступивших 40% круглые сироты или дети из неполных семей. Такое впечатление, что у нас в стране идет война.

Может, и вправду, война? Судите сами. Телеканалы переписывают историю страны, утверждая, что большевики сами устроили голод в Поволжье, чтобы разделаться с Православной церковью и получить предлог для вывода денежных средств за границу как плату за помощь в организации революции. Под видеоряд с целующимися генсеками звучит текст о гомосексуальных увлечениях большевиков. Большая специалистка по холокосту, побрызгав перед камерой слюнкой, утверждает, что не немцы уничтожали евреев, а коллаборационисты на территории СССР, поскольку у людей была ненависть к «жидо-большевистской власти» (это термин Аллочки-холокостоведочки), которую эти люди по недомыслию и под воздействием геббельсовской пропаганды перенесли на бедных евреев. И это лишь крохи с телевизионного стола. Скоро молодые мамы начнут стращать детей ужасным прошлым своей страны.

А тем временем… какая-то певичка надрывается по НТВ с песенкой «Я могу тебе сказать да, а могу тебя послать на…»

Ребята, по-моему, мы вырождаемся.

14.08.2011



Constantin Loukianenko

Несколько слов о фрачных фалдах

Мне кажется, что мы любим музыку за то, что она – очень честное искусство. Вы можете представить себе человека, который, красиво откинув фалды фрака, садится за рояль, ни разу до этого не открыв его крышки? Однако для того, чтобы представить человека, который с определенного числа вдруг называет себя политиком, особого труда не требуется.

Я пишу об этом потому, что Россия пытается спеть какую-то песню, не зная нотной грамоты. И не одна Россия. Вот, для примера, диалог между одним белорусским журналистом и довольно известным оппозиционером, который, наверное, в ванной перед зеркалом уже примеряет на себя президентский наряд:
Журналист: Скажите, как вы относитесь к «киргизскому сценарию»? Может, нам попросить Россию и она все сделает?
Оппозиционер: Я против любых сценариев – и киргизских, и тех, которые за Лукашенко, и тех, которые против Александра Григорьевича…

Я привел эти слова лишь для того, чтобы показать, насколько сервильно сознание многих людей, причем, не только тех, которые обслуживают средства массовой информации. Под сервильностью я имею в виду потребность заменить самостоятельное мышление некоторыми стереотипами. Нужно сказать, что на территории бывшего СССР проживет достаточно много людей, которые считают, что национальная независимость – это очень хорошо, но, если возникают споры или трудности, то лучше обращаться к Москве. Призывы обратиться к Москве слышатся не только в Белоруссии, но и в Киргизии, Казахстане, Таджикистане, да и в других республиках тоже. Из этого следует, что Россия, кроме политической воли, материальных возможностей и доставшегося ей в наследство от СССР авторитета, должна иметь надежные политические технологии, которые можно уверенно применять и которые имеют реальный спрос в разных уголках того, что мы так любовно называли СССР. Но налицо как отсутствие таких технологий (если я ошибаюсь, то назовите мне хоть одну), так и людей, которые были бы способны эти технологии реализовывать. Я не имею в виде политтехнологов «от эфира» типа белковских или павловских, хотя лично к ним у меня никаких претензий нет. Но посмотрите, чем и как заполняется возникший после распада СССР вакуум.

В Центральной Азии роль третейского судьи стремится освоить Иран. Он уже пытается отстоять интересы Таджикистана перед Узбекистаном, предлагает создать центрально-азиатский «аналог НАТО», видя в качестве кандидатов в учредители такие страны, как Афганистан, Таджикистан, Узбекистан и, конечно, себя. В Киргизии совершенно реально ощущается спрос на многие политические технологии, но от России такой продукт не поступает. Может быть, поэтому положения киргизской конституции звучат довольно странно, а посланный Москвой человек-решайло по имени Рушайло, мне кажется, не относится к политическим музыкантам экстра-класса. Нельзя отнести к дипломатам и настрадавшегося в свое время в чеченском зиндане нашего посла в Киргизстане Власова, у которого можно признать наличие житейского опыта, но никак не виртуозное владение политтехнологиями.

Получается, что Россия сегодня не производит политических продуктов, и многие политические процессы на постсоветском пространстве имеют либо случайный, либо направляемый из других стран характер. Понятно, что есть ОДКБ, есть ШОС и множество других международных организаций, в которых Москва играла и играет ключевую роль, но понятно и то, что существует спрос на конкретные политические продукты, которые Россия на внешний рынок пока не поставляет.

Помимо чисто политического продукта, существует спрос и на продукты с очень серьезным политическим компонентом, хотя чисто политическими их назвать нельзя. Начнем с военного сотрудничества. США в Казахстане построили тренировочную базу для местного спецназа и хорошо его экипировали. Говорят, что вскоре такие базы появятся в Узбекистане, Туркменистане и Киргизстане. В Таджикистане в эти дни переговоры идут так интенсивно, что стоит подождать их завершения, чтобы не выглядеть сверхпоспешным. В Киргизии полновесная военная база стала называться транзитным центром, и вопрос о создании тренировочной базы еще не закрыт.

Из этого следует, что существует спрос на военный продукт, однако в сбыте его Россия не участвует.

Россию так же трудно отыскать среди высокотехнологичных проектов в Центральной Азии. Например, космическая отрасль Казахстана будет создаваться французской компанией «Астриум». В газовой отрасли, гидроэнергетике и транспорте наряду с французами в Центральной Азии заметны китайцы, американцы и, несколько меньше, индийцы. Нужно сказать, что новая центрально-азиатская транспортная инфраструктура начинает обретать свои черты, и участие бы в ней России могло обернуться вполне осязаемыми политическими и финансовыми выгодами. Но России пока там нет.

У Киргизии сегодня существует определенная напряженность на границах с Таджикистаном, Узбекистаном и Казахстаном. Таджикистан не может уладить вопросы товарного транзита с Узбекистаном, и это все говорит о том, что существующие международные политические организации могли бы разработать эффективные алгоритмы предупреждения напряженности в пограничных вопросах, но , опять же, Россия такого продукта не предлагает.

Людской ресурс, который Россия использует в странах, имеющих для нее не последнее значение, тоже весьма сомнителен с практической точки зрения. Так, например, наш посол в Минске на вопрос журналиста о том, что его привело в эту страну, ответил, что в бытность свою губернатором помог продать в Латинскую Америку технику, произведенную в Белоруссии. И если бы не две бутылки с горючим, брошенные во двор нашего минского посольства хулиганами, ты мы бы и не знали, что у нас в Минске есть дипломаты. О нашем после в Бишкеке я уже говорил.

Такое российское бездействие особенно заметно на фоне почти холерической деятельности на постсоветском пространстве и международных организаций (НАТО, ОБСЕ, Европарламент и т.д., и т.п.), и отдельных стран, и отдельных граждан, которые не к ночи будут помянуты. Так, господин Саакашвили создал группу, с утра до вечера готовящую к публикации архивы штаба русской армии, который в XIX веке находился в Тифлисе. Все это нужно для того, чтобы документально подтвердить геноцид черкесов и зверства русской армии против коренного населения Северного Кавказа. Тут решается множество политических задач – и желание «насолить» России, и вовлечь как можно больше северокавказских территорий России в антироссийскую деятельность, и вбить клин между Абхазией и Россией, «с документами в руках» доказав, что Россия всегда была главным врагом Кавказа.

В Баку появился северокавказский научный центр, которым по странному стечению обстоятельств руководит американец. Основная задача центра – исламизация Северного Кавказа под лозунгом «Великой Черкесии» и создание «исламского пояса» от Азербайджана до Азовского и Черного морей с вовлечением в этот далеко не мирный политический процесс Дагестана и крымских татар. Как будто американцы еще не наигрались с талибами, «аль-каидами» и другими «свободными радикалами» всевозможных непродуманных политических проектов.

Целая орда людей, позиционирующих себя как независимые аналитики, независимые журналисты и представители различных международных групп, строит в стройные шеренги казахскую оппозицию, заигрывает с исламистами и поет сладкие песни о западной демократии, которую мадам Клинтон, по ее словам, собирается решительно продвигать на восток.

Не знаю, буду ли я услышан оппозиционерами всех мастей и оттенков, но без обид для них хочу сказать: господа, у вас нет практической идеологии, у вас нулевые или псевдо- знания по экономике, вы страдаете от личных амбиций и считаете, что патриотичнее вас никого нет. У меня к вам, в связи с этим, лишь одна просьба: пожалуйста, не зовите на баррикады молодежь, не свергайте силовыми методами ненавистных вам правителей, пока не пройдете хотя бы начальные курсы по современной политике и перестанете бездумно повторять джентльменский набор из десятка политических фраз типа политкорректность, гражданское общество, демократия, свобода слова и т.п., (надеюсь, вы эти слова, пригодные для массового гипноза, знаете лучше меня).

Для того чтобы называться политиком, с одной стороны, ничего не надо, а, с другой, неплохо бы знать и это:
(1) современный финансовый кризис произошел оттого, что объем виртуальных денег многократно превысил объем реальных денег, и что в одиночку такую задачку не решишь;
(2) никому не стоит отказывать в патриотизме, лучше поймите, чем ваш патриотизм отличается от «их» патриотизма;
(3) хорошо представляйте, на чью мельницу вы льете воду и кому таскаете каштаны из огня;
(4) решите для себя, умеете ли вы только красиво откидывать фалды фрака или действительно играете на политическом пианино?
(5) действия деления и вычитания в политике – это уже атавизм, пора умножать и складывать;
(6) и, самое главное: чью кровь вы собираетесь проливать и сколько вам за это заплатят?
(7) Сегодня самая эффективная политика – это виртуозное мастерство диалога со всеми, кто хотя бы сегодня с утра не против вас.

Может показаться странным, что я, говоря о политике, на первое место вдруг поставил экономический кризис, но понимание его сущности (а сущность как раз в том, что развелось множество виртуальных денег) должно определять львиную долю внешнеполитических устремлений.

Не могу красивым аккордом закончить это неожиданное и почти музыкальное «откровение», а посему и приношу вам свои извинения.

6 сентября 2010 г.



Constantin Loukianenko


Главное за неделю