Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    62,16% (46)
Жилищная субсидия
    18,92% (14)
Военная ипотека
    18,92% (14)

Поиск на сайте

Карибский кризис. Противостояние. Сборник воспоминаний участников событий 1962 года. Составитель контр-адмирал В.В.Наумов. Часть 4.

Карибский кризис. Противостояние. Сборник воспоминаний участников событий 1962 года. Составитель контр-адмирал В.В.Наумов. Часть 4.

Северные "Фокстроты"выходят на сцену

На Кубу предстояло выходить 4 новым лодкам проекта 641 Северного флота: "Б-130" (командир капитан 2-го ранга Н.А.Шумков), "Б-36" (А.Ф.Дубивко), "Б-59" (В.Г.Савицкий) и "Б-4" (Р.А.Кетов). Перед выходом в море они приняли на борт боевые торпеды (всего 22 торпеды, в том числе по одной - с ядерной боеголовкой). На "Б-4" вышел в море командир бригады В.Н.Агафонов.
АГАФОНОВ ВИТАЛИЙ НАУМОВИЧ (1922 г.р. в с. Белая), морской офицер, командир подводной лодки, окончил Омутнинский педтехникум Кировской области, добровольцем ушел на войну. Служил на Черном море командиром на торпедном катере «ТК-34». В 1950-е годы окончил Военно-морскую академию в Ленинграде. Во время Карибского кризиса пять месяцев выполнял боевую задачу и возглавлял отряд субмарин.



ДПЛ пр. 641

Несколько слов о том, что представляли собой подводные корабли проекта 641: водоизмещение надводное – 1950 тонн, подводное - 2550 т, главные размерения - 91,3×7,5×5,1 м, скорость полного хода соответственно 16,4/16 узлов, энергетическая установка дизель-электрическая, трехвальная, в составе трех дизельных установок суммарной мощностью 6000 л.с. и трех электромоторов мощностью 5400 л.с., дальность плавания 30000 миль (8,1 узловым ходом под дизелями); вооружение - 10 торпедных аппаратов калибра 533 мм (6 носовых и 4 кормовых), экипаж 70 человек, включая 12 офицеров. Согласно принятой в НАТО практике, лодки проекта 641 имели кодовое обозначение "Фокстрот", причем без всякой связи с музыкой. Это всего лишь в международном своде сигналов обозначение буквы "F". Все четыре "Фокстрота" 69-й бригады были новыми, они вступили в строй в 1959-1961 гг. и были вполне современными океанскими кораблями, представлявшими в руках опытных экипажей весьма грозную силу. Другое дело, что в тот раз лодкам предстояло действовать фактически самостоятельно без какого-либо прикрытия… Почему не были посланы атомные подводные лодки? В составе флота они уже были. Более того, летом того же 1962 года одна из них, К-3, больше известная, как "Ленинский комсомол", совершила подледное плавание в Арктику и всплытие в районе Северного полюса. Этот вопрос еще ждет своих исследователей. Видимо, ответ надо искать в несовершенстве первых советских атомоходов...
Но как бы там ни было, а в ночь на 1 октября все назначенные в поход подводные лодки вышли в штормовое Баренцево море. С этого момента они переходили в подчинение непосредственно Центрального пункта управления в Москве. Уже в море лодки погрузились и командиры, вскрыв секретные пакеты, впервые достоверно узнали маршрут своего движения и конечный пункт перехода, меры скрытности и порядок применения обычного и ядерного оружия. В частности, переход через океан предстояло совершать со средней скоростью хода в 9 узлов, днем под РДП, а ночью - в надводном положении, на удалении 20-30 миль друг от друга. Связь между собой на время перехода не предусматривалась.



Уже в Норвежском море большинство лодок получило различные повреждения. Так, на Б-130 штормом сорвало леерные стойки, а на Б-36 - крышку ВИПС в кормовом отсеке, ограничив глубину погружения 70 метрами. На Б-59 вышла из строя наружная захлопка дизеля. На всех четырех лодках из-за напряженного режима работы постоянно возникали проблемы с главными дизелями. Очевидцы вспоминают, что вдобавок ко всему, из-за сильной вибрации лопались трубопроводы, выходили из строя то одни, то другие вспомогательные механизмы. В экстремальных условиях работали практически все механизмы. Лодкам самостоятельно пришлось прорывать последовательно все 4 противолодочных рубежа НАТО.
Первый из них, Фареро-Исландский, преодолели с ходу, затем настал черед второго, протянувшегося между Гренландией, Исландией и Британскими островами. Здесь, несмотря на активность противолодочной авиации НАТО, лодкам удалось, маскируясь среди многочисленных рыболовных судов, двигаться даже в надводном положении и успешно уходить от обнаружения. Спустя еще сутки, лодки вышли на линию Ньюфаундленд-Азорские острова, к главному противолодочному рубежу НАТО в Атлантике. Шторм продолжался, но, несмотря на это, развернутая на рубеже сеть гидрофонов "Цезарь" все же позволила американцам получить информацию о наличии в районе подозрительных шумов. Правда, технические возможности "Цезаря" не позволяли определить координаты лодок и все четыре субмарины продолжили движение в Саргассово море, с его высокими температурами и прозрачными водами.

За флажками

Не исключено, что американская разведка имела информацию о выходе на Кубу советских подводных лодок. Как минимум, известен один доклад ЦРУ президенту Д.Кеннеди о том, что для прикрытия следовавших на Кубу транспортов выделено порядка 6 подводных лодок. Вероятно, в это число американцы внесли и другие находившиеся в то время в море советские лодки. Но как мы теперь знаем, в Москве у ЦРУ были свои агенты, например, полковник ГРУ Генштаба О.Пеньковский… Можно предположить, что американцы получали от них какие-то данные об операции "Анадырь", а может быть и об операции "Кама", хотя доказательств этому пока не обнаружено.



Пр. 641: разрезая враждебные воды. Фото сделано с патрульного самолёта НАТО

На двадцатые сутки плавания лодки, в условиях Саргассова моря, оказались в сложнейших условиях. Здесь четырем одиноким субмаринам противостоял почти весь многочисленный американский флот, включая 8 авианосцев и вертолетоносцев плюс корабли охранения и самолеты берегового базирования, имевшие своей задачей обнаружение и принуждение советских лодок к всплытию. В свою очередь, дизель-электрические подводные лодки того времени нуждались в периодическом всплытии для подзарядки аккумуляторных батарей. А обстановка как раз и не позволяла сделать это даже под РДП. К тому же, высокая температура в отсеках, доходившая до 60 градусов, осложняла несение вахт личным составом и в ряде случаев приводила к тепловым ударам. Предназначенная для применения в северных условиях техника в тропических условиях часто выходила из строя. Особенно опасными представлялись выходы из строя, даже кратковременные, приемников, позволявших получать информацию о работе РЛС патрульных самолетов США. Лодки, вынужденные подвсплывать каждые 4 часа для сеансов связи с Москвой, рисковали демаскировать себя. Более того, находясь длительное время под водой и не зная обстановки, подводники только по отсутствию реальной бомбежки узнавали, находятся ли СССР и США в состоянии войны или еще нет. Не надо забывать, что "фокстроты" маневрировали с боевыми торпедами, поэтому малейшая ошибка или нервный срыв одного командира могли привести к непоправимым последствиям… Представьте себе последствия торпедной атаки хотя бы одного из кораблей. Тем не менее, экипажи продолжали выполнение задачи.



23 октября южнее Бермудских островов американцы с помощью новой, только недавно созданной системы "СОСУС" установили наличие первой из следовавших на Кубу советских лодок. Это была Б-130. Затем на нее были наведены противолодочные самолеты "Нептун" и корабли во главе с авианосцем "Эссекс". Лодку преследовали по всем правилам, сбрасывая на нее гранаты и взрывпакеты, принуждая к всплытию. После длительной охоты, Б-130, на которой вышли из строя стразу все три главных дизеля, полностью разрядились аккумуляторные батареи, и оказались заклиненными носовые горизонтальные рули, была вынуждена всплыть. Это произошло 26 октября. Всплывшая Б-130 оказалась в кольце эскадренных миноносцев, тотчас же командир попытался связаться с Москвой, что удалось только с 17-й попытки. Спустя некоторое время, удалось ввести в строй один из дизелей и лодка медленно, трехузловым ходом под эскортом американских кораблей направилась на норд-ост, туда, где в районе Азорских островов ее уже ожидало спасательное судно СС-20. Взяв аварийную лодку на буксир, СС-20 повел ее через штормовую Атлантику в Кольский залив. Тем временем, три другие лодки бригады продолжали попытку прорыва.
Б-36 имела контакт с силами ПЛО уже после прохождения Бермудского рубежа. Вынужденный задержаться на переходе из-за необходимости срочной операции аппендицита одного из членов экипажа, Дубивко, чтобы наверстать график движения, принял решение всплыть и следовал дальше в надводном положении. Интересно, что, во время уклонения лодки от встреченных на переходе американских эсминцев, акустики Б-36 обнаружили, что местная гидрология позволяет гидроакустическими средствами обнаруживать цели намного дальше обычного. Командир лодки тут же стал активно это использовать и успешно уклоняться от преследователей. Это продолжалось до тех пор, пока из Москвы не поступил приказ занять выделенную лодке позицию и приступить к патрулированию. 36 часов подряд Дубивко это удавалось. Однажды ночью, застигнутая врасплох в надводном положении, лодка даже уклонялась, как показалось акустикам, от торпеды, (!) выпущенной атаковавшим эсминцем. При каждой попытке подвсплыть, американские противолодочные самолеты сбрасывали по курсу лодки гранаты или взрывпакеты. В конце концов, аккумуляторные батареи Б-36 полностью разрядились и лодка была вынуждена всплыть почти у борта эсминца "Чарльз П.Сесил".



ПЛ Б-36 после вынужденного всплытия.

По воспоминаниям командира, американцы долго не позволяли ему установить радиосвязь с Москвой (радиограмму удалось передать с сорок восьмой попытки!). Использовав всплытие для вентилирования отсеков, ремонта поврежденной крышки ВИПСа и полной зарядки аккумуляторных батарей, командир неожиданно для американских кораблей произвел срочное погружение и, поднырнув под один из эсминцев, совершил классический отрыв от противолодочных сил с уходом на двухсотметровую глубину. Лодка продолжила патрулирование на указанной ей ранее позиции. После того, как 7 ноября вышли из строя сразу два из трех главных дизелей, Б-36 до самого получения приказа о возвращении несла службу под одним оставшимся дизелем, сопровождая на расстоянии вертолетоносец "Тетис Бей".
Б-59 прибыла в район действия сил ПЛО 25 октября и двое суток продолжала движение, оставаясь необнаруженной ни кораблями, ни самолетами США. Но 27-го лодку все же обнаружил патрульный самолет "Нептун" и навел на нее противолодочные корабли. Почти сутки лодка пыталась оторваться от преследователей, но разрядившаяся аккумуляторная батарея не оставляла другого выхода, кроме как всплыть. Ранним утром 28 октября Б-59 всплыла на расстоянии прямой видимости от авианосца "Рэндолф". Находившиеся в воздухе несколько штурмовиков типа "Треккер", поочередно, пролетая над лодкой, включали прожектора и вели огонь из пушек по курсу Б-59. Затем к лодке приблизился эсминец "Бэрри", сделавший запрос о названии и государственной принадлежности лодки, а затем потребовавший застопорить ход. Весь следующий день 28 октября американцы держали лодку Савицкого под прицелом своих орудий, сбрасывали в непосредственной близости глубинные бомбы и взрывпакеты, многочисленные вертолеты зависали над ней и фотографировали. К вечеру этого дня лодка, закончив зарядку батарей и произведя необходимый ремонт, неожиданно для американских кораблей оторвалась от них погружением на 250-метровую глубину с одновременным применением имитационных патронов. Б-59 оставалась на своей позиции еще почти месяц, пока не поступил приказ из Москвы возвращаться на базу.
Что же касается Б-4, то ее американцам вообще не удалось поднять на поверхность. Правда, ее тоже периодически обнаруживали, благо, сверхнасыщенность "полигона" противолодочными силами иногда позволяла американцам это делать. Но каждый раз, применяя маневр по курсу и глубине, малошумный режим движения и уходя под слой температурного скачка, командиру Б-4 удавалось отрываться от преследования. Ночами лодка всплывала под РДП и заряжала аккумуляторную батарею. После отмены, в связи с изменившейся политической ситуацией, прорыва лодок на Кубу, Б-4 еще месяц, как и две другие лодки бригады, оставалась на назначенной ей боевой позиции, после чего получила приказ возвращаться в Кольский залив.



Флаг и секстан подлодки Б-4, участвовавшей в операции "Анадырь" (Карибский кризис).

Возвращение на базу было тоже не из простых. Во-первых, в штормовых условиях пришлось в обратном порядке вновь преодолевать противолодочные рубежи НАТО. Во-вторых, на кораблях подошли к концу все запасы. А пополнить их не позволял штормовой океан. Известно, например, что Б-36 входила в Полярный уже под электромоторами…
Американская сторона, как стало известно много позже, высоко оценила действия советских подводников, их тактическую подготовку и грамотные действия на незнакомом, по тем временам, театре в условиях подавляющего превосходства US Navy. В США много было написано о Большой охоте в Саргассовом море, и лестного для советских подводников, и не очень. Правда, эксперты признали, что и успех противолодочных сил американской стороны тоже был относительным, даже на фоне того, что им удалось, хотя и с большим трудом, последовательно "поднять" три из четырех прорывавшихся на Кубу советских подводных лодок. Ведь американцы действовали практически в идеальных условиях, у собственных берегов и при подавляющем преимуществе. Вспомним, что тогда, в самый разгар Карибского кризиса, на относительно небольшой акватории, к тому же прослушиваемой во всех направлениях системой "СОСУС", были сконцентрированы беспрецедентно плотные силы ПЛО ВМС США, поддержанные к тому же многочисленной противолодочной авиацией берегового базирования, самолетами и вертолетами, чего вряд ли можно было бы ожидать в боевых условиях. К тому же в последнем случае обнаружить достаточно малошумные советские "фокстроты", тем более под угрозой возможного применения ими своего торпедного оружия, оказалось бы достаточно рискованным предприятием для самих американских противолодочников. Как знать, возможно, итоги Большой охоты в Саргассовом море в октябре 1962 года были бы совсем иными, будь на месте "фокстротов" хотя бы пара более шумных многоцелевых атомоходов первого поколения проекта 627А...
В итоге, прорыву четверки советских субмарин на Кубу состояться было не суждено. Зато, по обоюдному признанию представителей противостоявших сторон, вероятные противники смогли на практике приобрести бесценный опыт, с одной стороны, проведения противолодочной операции с участием реальных объектов противной стороны, а с другой - уклонения от противолодочных сил, сделали для себя практические выводы. Впоследствии и те, и другие развили соответствующие практические приемы, доведя их до совершенства. Затем были годы "Холодной войны", проходившей и в подводном мире. Нечто отдаленно напоминавшее Большую охоту времен 1962 года состоялось практически в тех же водах и при тех же игроках, но уже на закате существования Советского Союза, когда уже с участием атомных подводных лодок Северного флота были проведены операции "Апорт" (1985г) и "Атрина" (1987г), имевшие своей целью вскрытие районов патрулирования ракетных и многоцелевых АПЛ НАТО, а также выявлению тактических приемов сил ПЛО. Впрочем, это тема отдельного разговора.

(при подготовке использованы открытые материалы советской, российской и зарубежной периодики).



Заблоцкий Владимир Петрович, инженер-кораблестроитель, капитан 1 ранга запаса, участник постройки тяжелых авианесущих крейсеров на Черноморском заводе, г. Николаев. Автор многих работ по истории флота.

Продолжение следует.


Главное за неделю