Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,29% (54)
Жилищная субсидия
    19,05% (16)
Военная ипотека
    16,67% (14)

Поиск на сайте

Карибский кризис. Противостояние. Сборник воспоминаний участников событий 1962 года. Составитель контр-адмирал В.В.Наумов. Часть 17.

Карибский кризис. Противостояние. Сборник воспоминаний участников событий 1962 года. Составитель контр-адмирал В.В.Наумов. Часть 17.

Что я думаю:

Наиболее важным качеством, необходимым для профессии подводника, является выносливость. Экипаж подводной лодки - это коллектив, где на миру и смерть красна, где минутное проявление отрицательных качеств не сделает погоды. Проявление отдельными членами коллектива страха, слабости духовной или физической, паники, нервозности не изменят результата выполняемой боевой задачи, ибо они проявляются в коллективе в разное время, где большинство членов взаимозаменяемы, где заместительство предусмотрено штатным расписанием. «Трус на минуту», если ПЛ выполнила задачу, действуя смело и дерзко, остаётся членом героического экипажа. Если же подводник не обладает выносливостью...



Капитан 2 ранга Е.Н.Шеховец.

Так что же такое выносливость в предлагаемом понимании этого слова?

Это способность длительно переносить бытовые неудобства:
- дышать воздухом с повышенным содержанием вредных газов;
- испытывать хронический недостаток питьевой воды, рацион которой близок к физиологическому минимуму;
- спать вдвоём на одной койке (поочерёдно, разумеется);
- не курить, когда, как назло, очень хочется;
- не видеть солнца 40-90 суток;
- умываться, чистить зубы морской водой с высокой солёностью, от которой начинают воспаляться слизистые оболочки носа, глаз и нежные участки кожи;
- пребывать в отсеках с высокой температурой и влажностью воздуха. Это способность:
- длительно переносить гипокинезию;
- переносить постоянное напряжение в условиях повышенной опасности аварии - пробоины, пожара, отравления, электротравмы, которые нередки в плавании.
Это:
- терпимость к товарищам по прочному корпусу, лица которых после сотого или двухсотого дня плавания зачастую превращаются в «свиные рыла»;
- способность не свихнуться от многомесячного однообразия обстановки;
- постоянная готовность к действию «по сигналу», которая должна быть одинаково высокой как в первый день плавания, так и в сотый, трёхсотый, триста девяносто пятый.

Если необходимо участие в бою, то бой ведут все твои товарищи, но свои обязанности ты выполняешь один.



Ветераны 4-й Эскадры ПЛ КСФ.: капитан 1 ранга Е.Н.Шеховец, контр-адмирал П.М.Романенко, капитан 1 ранга А.П.Андреев, капитан 2 ранга Каширин.

ПЕСНЯ ВЕТЕРАНОВ-ПОДВОДНИКОВ

Уходят дизеля. Их режут на иголки.
Отдельные из них взошли на постамент
Как знак, что их в моря вели морские волки.
И это - факт! И это - аргумент!
Теперь атомоходы на переднем плане.
Теперь они шумят в глубинах всех морей.
Но скромничать и в тень мы уходить не станем,
Мы - моряки с подлодок-дизелей!
И нам доступны были все морские дали,
Хоть служба и была значительно трудней,
Но слабость проявлять себе не позволяли -
Мы - моряки с подлодок-дизелей!
Теперь другие песни и другое время.
Но атомный от нас пошел подводный флот!
Отныне он несет нелегкой службы бремя,
А дизелям признанье и почет!
Отныне он несет нелегкой службы бремя,
А дизелистам слава и почет!

25 октября 2003 г. 70 лет 4-й Эскадры.



Памятник подводнику - Евгению Николаевичу Шеховцу. - СТРАНИЦА КОМАНДИРА ПЛ "Б-34" КСФ КАПИТАНА 1 РАНГА ШЕХОВЕЦ ЕВГЕНИЯ НИКОЛАЕВИЧА.

Из воспоминаний бывшего командира подводной лодки «Б-36» капитана 1-го ранга в отставке Дубивко Алексея Федосеевича об участии корабля в операции «Кама».



Экипаж Б-36.

«Мы подошли к Багамским островам. Получили приказание Главного штаба «форсировать пролив Кайкос скрытно под РДП». Не знаю, кто придумал такую мудрую рекомендацию, но мои офицеры долго смеялись над этой фразой. Дело в том, что прозрачность воды в Саргассовом море в ясную погоду достигает десятков метров. Это полностью исключало использование РДП в светлое время суток. И ночью скрытное форсирование пролива под РДП было затруднительно. На островах, которые омываются водами Кайкоса, американцы установили радиолокационные и шумопеленгаторные станции. Я принял иное решение: пройти Кайкос в подводном положении на электромоторах, предварительно пристроившись под днищем какого-нибудь транспортного судна, следующего в нужном нам направлении. Но прежде нам необходимо как следует зарядить аккумуляторные батареи. К тому моменту американцы уже искали нас интенсивно. Даже ночью заряжаться под РДП давали не более 30-45 минут. Появлялся самолет, и лодке приходилось погружаться, чтобы не выдать себя. Уточнив свое место и маневрируя в 12-15 милях от пролива, мы ждали удобного момента для его форсирования. И тут во время очередного сеанса связи получили приказ отойти миль на 100 от Кайкоса и занять позицию, ограниченную небольшим радиусом. Так началось почти месячное, изнурительное противостояние американскому флоту у Багамских островов. Чуть ранее, в 200-300 милях от Бермуд, мы натолкнулись на группу американских эсминцев, которые вели поиск гидроакустическими станциями в активном режиме. Сигналы их ГАС мы обнаружили значительно раньше, чем увидели корабли в перископ и услышали шумы винтов. Вообще, Саргассово море, как мы вскоре поняли, - район с такой гидрологией, которая позволяет устанавливать гидроакустический контакт с объектами на больших дистанциях. Лодочная ГАС «Арктика-М» в северных широтах уверенно обнаруживала шум винтов надводных кораблей с расстояния в несколько кабельтовых, а здесь брала их с десятков и даже сотен кабельтовых. Такая «прозрачность» была на руку не только американцам, но и нам. Обнаружив противника на значительной дистанции, легче совершить маневр уклонения.



Подводная лодка "Б-36" над водой.

Перемещаясь в Саргассовом море с одной позиции в другую, и пользуясь преимуществами в дальности обнаружения надводных кораблей, Б-36 успешно выполняла поставленные перед ней задачи. Однако свое тактическое мастерство совершенствовали не только мы, но и американцы. Зная, что зарядку аккумуляторов мы проводим ночью в режиме РДП, они стали устраивать против нас засады. В темное время суток в районе нашей позиции они расставляли без хода и ходовых огней несколько противолодочных кораблей, которые вели поиск гидроакустическими станциями в пассивном режиме шумопеленгования. Однажды около двух часов ночи мы и напоролись на одну такую засаду.
Всплыли в позиционное положение, то есть одна наша рубка торчит из-под воды. Ночь, штиль, ясная видимость... Вдруг акустик обнаружил шум винтов противолодочного корабля. Срочно начали погружаться. Шум винтов и работающих машин эсминца оглушил экипаж. По корпусу застучал «горох» - охотившийся на нас корабль включил ГАС в активном режиме. Казалось, будто американский корабль провел граблями по нашим головам. Иначе говоря, от гибели нас отделяли каких-то метра полтора.
Но это мы осознали потом, а тогда настало время отрываться. Но не удалось. Во-первых, потому что на помощь эсминцу, обнаружившему нас, прибыли еще два корабля. А во-вторых, и это самая главная причина неудачи, из-за уже упоминавшейся поломки верхней крышки выбрасывающего устройства имитационных патронов лодка не могла погружаться более чем на 70 метров. Это обстоятельство сыграло роковую роль. Но прежде чем заставить Б-36 подняться на поверхность, американцам пришлось 36 часов ее непрерывно преследовать. Обстановка в отсеках - чудовищная. Люди задыхались и падали от усталости. После того как лодка стала предметом «президентской охоты», я, впрочем, как и другие командиры подлодок нашей бригады, не спал несколько суток и больше всего боялся потерять сознание и свалиться. Выручал нашатырный спирт, флакон которого предусмотрительно дал мне военврач Буйневич. И только после того, как аккумуляторная батарея полностью разрядилась, я дал команду всплыть.



"Б-36" в сопровождении американского эсминца «Чарльз П.Сесил»

Как только лодка закачалась на океанской зыби, мы подняли на штыревой антенне парадный крейсерский флаг ВМФ СССР. Надо отдать должное командирам кораблей, окруживших нас. Они вели себя достаточно корректно. Два эсминца вскоре ушли, а с нами остался «Чарльз П.Сесил». С него передали семафор русской азбукой Морзе: «Нужна ли помощь?» Ответил: «В помощи не нуждаюсь. Прошу не мешать моим действиям». И они не мешали. Правда, эсминец шел параллельным курсом на дистанции 50-60 метров. И его пушки были развернуты в нашу сторону. Донимали вертолеты, которые периодически барражировали над Б-36. С них велась кино- и фотосъемка. Вертолеты сбрасывали взрывные патроны впереди по курсу лодки, опускали буксируемые ГАС.
Наша служба радиоразведки перехватила открытое радио от президента Кеннеди командиру «Чарльза П.Сесила»: «Благодарю за работу... Всплывшую русскую субмарину держать всеми силами и средствами». Мы же никак не могли передать донесение. Американцы глушили нас своими средствами радиоподавления. Только на 48-й раз мы получили квитанцию Главного штаба, то есть подтверждение о приеме сообщения с борта Б-36.
Более суток потребовалось Б-36 для полноценной зарядки батарей. Заодно, наконец, отремонтировали и укрепили верхнюю крышку выстреливающего устройства. Теперь мы получили возможность нырять на 250 метров. Продумали мы и план отрыва от «Чарльза П.Сесила». Здесь хорошую идею подсказали старший лейтенант Жуков и мичман Панков - тот самый, которому была сделана операция аппендицита на переходе в Бермудский треугольник. По их предложению блоки нашей ГАС подводной связи «Свияга» перестроили на частоту работы гидроакустической станции американского эсминца, с целью забить ее импульсы в первые минуты отрыва, когда сами будем уходить на предельную глубину погружения.
Днем отобедали. Выбрали момент, когда самолетов и вертолетов не было видно, и погрузились. «Чарльз П.Сэсил» включил свою ГАС в активном режиме. Он - сигнал, мы в ответ «Свиягой» - такой же. В общем, дезориентировали. Двигаясь зигзагом на глубине 180-200 метров, изменили генеральный курс на 180 градусов. Вопреки ожиданиям, довольно легко оторвались и тем самым сорвали исполнение указания президента США противолодочникам: «русскую субмарину держать всеми силами и средствами».



Капитан 3 ранга А.Ф.Дубивко, командир подводной лодки «Б-36».

Больше нас американцы обнаружить не смогли. Познав на горьком опыте новую тактику противолодочных сил в ночное время (нахождение в засаде без хода и огней, поиск только пассивными средствами обнаружения и т.д.), мы также изменили свою. С наступлением темноты всплывали в позиционное положение и заряжали батареи, вентилировались и определялись по звездам на «стопе», то есть без хода. Единственное неудобство доставляла авиация. Но ночью самолеты летали реже, чем днем, и для поиска применяли радиолокацию, работу которой мы обнаруживали на расстояниях, позволяющих успешно уклоняться погружением. Такая тактика применялась нами в течение двух недель - до тех пор, пока не настало время покинуть Бермудский треугольник и уходить домой - и ни разу не дала сбоя.

Продолжение следует.


Главное за неделю