Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

А.Н.Луцкий. ЗА ПРОЧНОСТЬ ПРОЧНОГО КОРПУСА (воспоминания и размышления подводника ветерана «холодной войны») 2-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург 2010. Часть 10.

А.Н.Луцкий. ЗА ПРОЧНОСТЬ ПРОЧНОГО КОРПУСА (воспоминания и размышления подводника ветерана «холодной войны») 2-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург 2010. Часть 10.



Погрузка торпеды на ДПЛ пр.613 (Whiskey-V).

Вспоминается и такой вот случай. Грузим торпеды в кормовые ТА. Лодка сдифферентована на нос. Торпеду уже втягивают через открытую переднюю крышку в аппарат, погрузочный бугель ослаблен.., снимают... На торпедопогрузочном плотике у ниши ТА старший матрос Глиос и комендор старший матрос Ковалев. Неосторожное движение Ковалева, и тяжелый промасленный погрузочный бугель скользит с зыбкого плотика в воду... Я крикнул, и в последний момент Ковалев успел его схватить за ускользающий замок и... вслед за ним вниз головой в холодную воду! Глиос успел схватить Ковалева за рабочие башмаки (в просторечии — ГД!). Смотрю — а шнурки-то не завязаны, ноги из башмаков вылезают... Глиос изловчился, перехватил за штанины робы, тянет... Вытащил на плотик. В руках у Ковалева... бугель!
Ну, что тут скажешь! И свою пушку Ковалев любил и холил. Тогда еще наши лодки впереди рубки имели спаренные по вертикали 25-мм автоматы. Понятно, последствия каждого погружения в соленую морскую воду требовали особого внимания.
Отличались моряки и порядочными отношениями между собой, ни о какой годковщине в то время и слышно не было.
Так же и с офицерами, без панибратства, но по-дружески. Когда мы жили на территории части, моряки сами в свободное время приходили и предлагали помощь по хозяйству или еще что. Даже с «коляской» сынишки набивались посидеть. Вообще-то коляски у нас не было, «коляской» для прогулок служила ванночка, в которой и купали малыша. Особой мягкостью и душевностью отличался Вася Калугин. Жена до сих пор помнит кое-кого из моих первых подчиненных. Добро не забывается.

ШАНС

Дошел слух, что Данаконян, командир одной из лодок нашей бригады, добивается назначения меня к нему помощником. Но где там... «Фитиль» от комфлота за крышку еще торчит. Уже дважды подавал командир ходатайство о снятии взыскания, но, как свидетельствовали кадровики, ответ звучал в форме вопроса: «А что он такого сделал, чтоб его поощрило третье должностное лицо?» Имелось ввиду, что снятие взыскания — есть тоже поощрение, а первое лицо это министр обороны, второе по командной подчиненности — главком ВМФ, третье, соответственно, комфлота. Действительно, что я мог такого сделать?!
Павлов и Путов, чувствуя свою вину, предлагали уронить себя за борт, а я бы прыгнул и кого-нибудь из них спас (!) Для кинокомедии сошло бы, а по жизни... еще не известно, чем бы дело кончилось.
Помощником к Данаконяну я не попал, а исполняющим обязанности командира БЧ-III на его лодке в очередной раз «высунулся». Дело было так. Выпала им честь стрелять боевой торпедой по торчащей из моря скале. Командир БЧ-III у него в отпуске, доверили мне. Остальной личный состав торпедистов, понятное дело, их. Под контролем строгих очей обоих флагминов, бригадного и эскадры, не торопясь, скрупулезно приготовили в береговой МТЧ боевую торпеду. Без единого замечания загрузили ее на лодку, в отсеке под непосредственным контролем флагмина Тропина вставили взрыватели, окончательно приготовили и дослали в аппарат. Протащили, проверили откидывание курка и опять дослали в аппарат. Аппарат флагмин опечатал своей печатью. Ну все, думаю, это шанс! Торпедой по торчащей скале и по торчащему «фитилю»!



Виктор Иванович Тропин.

Вышли в море, пришли в район. Справа по корме в пяти кабельтовых эсминец, там руководитель — командующий подводными силами ТОФ контр-адмирал Хияйнен со штабом. Разрешение получено, погрузились под перископ, легли на боевой курс. Впереди по курсу цепочка островов Римского-Корсакова, отдельно торчит скала Карамзина. Торпедный аппарат готов к выстрелу... и вот:
— Торпедный аппарат №... — товсь!.. Аппарат — ПЛИ! Пускаю секундомер.
— Торпеда вышла!..
Сработала система БТС, в отсек — чесночный запах отработки двигателя торпеды... Слышу продувают среднюю группу цистерн главного балласта... Слежу за стрелкой секундомера... 5 секунд, 10.., 15... Странно, какой-то звук! Встряхнуло! Ревун —открылись клапана вентиляции?! Опять погрузились?! Командир же хотел сфотографировать взрыв перископным фотоаппаратом!..
Минут через пять продули балласт. Всплыли. По трансляции: «Командира БЧ-III на мостик!». Пулей наверх! На мостике осматриваюсь. С левого борта над водой относит по ветру клочья бурого дыма, эсминец же справа за кормой. Ясно, торпеда взорвалась в самом начале дистанции хода, только-только отработали вертушки взрывателей...
Первый разбор случившегося у корня пирса, в курилке. Над группой офицеров штаба и минно-торпедного управления возвышается «Папа Хи». Подходим вместе с командиром. Суть мы уже знаем: торпеда прошла под водой метров 250-300, выскочила, пролетела по воздуху метров 50, шлепнулась об воду и взорвалась.
— Товарищ командир БЧ-III, так что же случилось, почему торпеда выскочила?



Лев Петрович Хияйнен.

Почему? Почему? Почему? Эти вопросы последовательно задавались по восходящей: флагминам бригады, эскадры, специалистам минно-торпедного управления. Допытывались: кто, что, когда делал, кто проверял и т. п. Разбор напоминал известный эпизод довоенного фильма «...Так почему танк провалился?..».
Наконец, согласились, что все все делали совершенно правильно, а подвела техника— обрыв тяги золотничка рулевой машинки привода горизонтальных рулей. А я опять вспомнил о крышке, когда практическая торпеда шла по поверхности, и флагмин Тропин готовил такое же обоснование.
Там же в курилке, после отъезда «Папы Хи», очевидцы рассказали забавную подробность. С мостика эсминца в момент взрыва торпеды наблюдали жуткую картину: на фоне взрыва вдруг возникла черная рубка подводной лодки... Мгновение, дым рассеивается.., рубки нет... На мостике гробовая тишина, все замерли... «Папа Хи» медленно поднялся с плетеного кресла и, широко расставляя ноги, удалился во флагманскую каюту. Шутники! Наговорили на «Папку» для красного словца, для моей острастки.
Однако наказаний не последовало, но шанс был упущен. Как говорится, «Fortuna non penic, в руки не возьмешь».

ФЕДЯ МАРЫЧЕВ

Давеча упомянул я флагмина Федю Марычева. В связи с ним вспомнился один забавный случай. Познакомились мы с ним еще летом 1955 года в Находке. В бухте Находка тогда базировалась бригада малых подводных лодок XV серии довоенной постройки. На одной из «Малюток» я проходил предвыпускную стажировку дублером командира БЧ-II-III. И вот наша лодка как-то неудачно выполнила организационную торпедную стрельбу на рейде между материком и островом Лисьим, торпеда утонула.



Подводная лодка типа «М» XV серии.

Лодка поставлена на якорь в точке залпа. Катер-торпедолов и рейдовый водолазный бот парным донным тралением по курсу стрельбы пытаются зацепить торпеду. Руководит всей поисковой операцией флагмин бригады капитан 3 ранга Марычев. Тралили неделю. А мы стоим на якоре. Надо сказать, что «Малютка» мало приспособлена для длительного «проживания» на ее борту экипажа. Коек, то бишь более-менее нормальных лежачих мест, имеется только на часть экипажа, так как в море на ходу одна треть экипажа на вахте и лежать ей не положено. Поэтому, кому мест нет на якоре, располагались, где придется. Хорошо, что стояло жаркое лето, и часть моряков на ночь устраивалась прямо на палубе.
У меня, например, было шикарное место у носовой пушки. Достаточно широкий барбет гарантировал, что во сне не скатишься за борт. Так вот, недельное траление результатов не дало. Наконец, додумались, что раз ход торпеды не наблюдался, то искать надо на грунте в точке залпа. Водолазный бот ошвартовался к носовой части лодки, два водолаза поочередно начали спуски. Каждый день, с утра до вечера, только с перерывом на обед и послеобеденный отдых. Кончается вторая неделя поисков.
Все это время Федя Марычев в красных плавках, загоревший до черна, на палубе бота. Провожает, держит прямую телефонную связь с водолазом на грунте, руководит его поиском, встречает и до одури пытает его после подъема на палубу бота. Ну нет торпеды! Все на грани срыва. И вот как-то очередной выход водолаза после «неудачного» поиска. Открутили иллюминатор, сняли красномедный шлем, но водолаз еще за бортом на водолазном трапе... Флагмин нетерпеливо подскочил к нему нос к носу:
— Ну что?
— Да, нет же... Я же говорил по телефону.
Водолаз ставит ногу в тяжелом свинцовом башмаке на палубу... Федя шаг назад... Водолаз протискивается через открытый ботопорт, чуть поворачивается спиной... И тут все, кто был на палубе бота и на носовой надстройке лодки, видят, что у него вся задница водолазного костюма вымазана темно-коричневой смазкой АМС! Торпеда-то густо смазана АМСом!
— А-а-а! — крик Феди.



КОСТЮМ И СНАРЯЖЕНИЕ ВОДОЛАЗА: 1—шлем, 2—манишка. 3 —комбинезон: 4—воздушный шланг, 5 —сигнальный конец, 6— телефонный провод. 7 — свинцовый груз (второй груз — на спине). 8 —галоши со свинцовыми подошвами.

В тот же миг Федя широко, по-русски, развернулся — водолаз, не пикнув, через ботопорт полетел за борт... Хорошо, что страховочный ходовой конец еще был на нем. Вытащили. Федю еле-еле успокоили. В общем-то и все были более чем возмущены, могли бы водолазов потрепать хорошо, но Федя разрядил обстановку, и обошлось смехом, перемешанным с матом.
Как признались потом водолазы, они обнаружили торпеду еще неделю назад, при первом погружении. А в последующие дни «нарабатывали» себе «подводное время». Дело в том, что за каждый час водолазных работ положено определенное денежное вознаграждение. Вот они и накручивали, как таксисты, водолазные километры!
С такими же водолазными приписками я встретился и четверть века спустя, когда служил в аварийно-спасательной службе. Да, сильный стимул — материальная заинтересованность!

ПЕРВЫЙ КАРЬЕРНЫЙ РЫВОК

Последний год службы на ПЛ «С-334» почему-то помнится плохо. Наверно, не было ярких событий. Лодка встала в завод на ремонт и модернизацию, срезали носовую артустановку. Ю.Н.Калашников ушел на новостройку, вместо него пришел Марат Капранов. Замполитом пришел капитан 3 ранга Кузьмин, тихий человек предпенсионного возраста; запомнился тем, что до самых жарких дней поддевал под флотские брюки ватные (солдатские зеленые) штаны. Как он говорил, наследие солдатского прошлого, во время войны в таких брюках дошел до Берлина. Помощника и старпома не было, и я, по приказу временно исполняя обязанности помощника, на ходовых испытаниях после ремонта фактически отработал за двоих. Из отпуска вернулся старпом Шехурдин, назначили нового помощника (он в памяти не остался), и весной 1959 года лодка начала отработку курсовых задач боевой подготовки с нуля.



Дежурный по подводной лодке. 1957 год.

Не помню, что я «такого сделал», но комфлотовский «фитиль» в конце концов сняли. Собрал рекомендации для вступления в кандидаты партии. Комсомольская рекомендация — тоже без проблем. Идти в командиры без партийного благословления дело бесперспективное. Вообще-то, я давно был по убеждениям правоверным коммунистом. Еще в Нахимовском несколько энтузиастов, и я в том числе, в самостийном кружке под руководством преподавателя истории изучали труды философских предшественников марксизма. Само собой предполагалось, что с достижением 18-летнего возраста встанет вопрос о вступлении в партию. Однако в 10-м классе, почти перед самыми выпускными экзаменами, случился неожиданный инцидент. Писали по литературе сочинение по роману Павленко «Счастье». Не помню, какую я взял конкретную тему из нескольких предложенных преподавателем, но помню, что ожидал отличную оценку. Надо признаться, что я прицелился окончить училище с медалью. Нет, на золото я не рассчитывал, но на серебро основания были. Да, так вот, получаю на руки сочинение, смотрю... Ошибок нет. Оценка — четыре балла!
— У кого есть вопросы? — Это наша преподавательница по литературе Соловьева, по прозвищу «Коробочка» (понятное дело, известная литературная героиня). Поднимаю руку.
— Да, пожалуйста. Что у вас?
— Да, вот смотрю, ошибок нет, а оценка...
— Что ж тут непонятного? Ошибок нет — верно, но содержание, стилистика страдает.
— ..?
— Не отражена роль товарища Сталина. Собственно, Вы о нем совсем не упомянули.
— Да, но по избранной теме сочинения, по-моему, непосредственно о нем и писать-то не требовалось...
— Вот-вот, это по-вашему. А в романе писателя Павленко образ товарища Сталина проходит красной нитью через все произведение, и я на это обращала особое внимание.
— Да, но зато я по стилю сочинения выдержал сталинский стиль письма. Короткие, четкие фразы, как в четвертой главе Краткого курса ВКП(б)...
Короче, слово за слово, дошло до кабинета командира роты.



Соловьева Любовь Алексеевна принимает рапорт дежурного перед началом урока.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю