Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    63,64% (49)
Жилищная субсидия
    18,18% (14)
Военная ипотека
    18,18% (14)

Поиск на сайте

А.Н.Луцкий. ЗА ПРОЧНОСТЬ ПРОЧНОГО КОРПУСА (воспоминания и размышления подводника ветерана «холодной войны») 2-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург 2010. Часть 18.

А.Н.Луцкий. ЗА ПРОЧНОСТЬ ПРОЧНОГО КОРПУСА (воспоминания и размышления подводника ветерана «холодной войны») 2-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург 2010. Часть 18.

— Поднять ВАН. Радистам, связаться с крейсером на УКВ ЗАС!
Через минуту-другую:
— Центральный, связь установлена.
— «Варяг», я «С-337». Прошу 1-го на связь... Через минуту-другую:
— «С-337», я 1-й, я 1-й, на связи...—узнаю голос командующего соединением надводных кораблей контр-адмирала Ховрина, встречался с ним ранее. — Что имеешь для меня? Где вы?
— 1-й, я «С-337». Я у Вас прямо по корме, дистанция 10 кб. Следите, поднимаю все выдвижные устройства.
— А-а-а, вижу...
— 1-й, у меня на борту две практические торпеды, приготовленные с затоплением в конце дистанции хода. Торпеды готовы к выстрелу. Ожидаю ваш поворот на генеральный курс 45 градусов, ваша скорость 25 уз... Но у меня просьба...
— Все правильно. Поворот на курс 40 через 2 мин, скорость 24 уз. Тебе зачет... Можешь не стрелять. Об чем просьба?
— У меня долг по плану боевой подготовки, старпомовская стрельба. Мне надо уходить в академию, а старпому нужен допуск к ИО. Может повторите галс, а старпом атакует?..
Пауза...
— Черт с тобой, пусть атакует! Сейчас развернемся...
Полчаса, и старпом благополучно атаковал. Выполнив послезалповое маневрирование, всплыли под перископ, установили радиосвязь с крейсером на УКВ ЗАС, получили результат атаки. Одна из торпед двухторпедного залпа прошла под крейсером. Это значит, что при полноценном залпе под «супостатом» были бы две торпеды.
— 37-я, что там сидишь? Исполняй «Волну», — это голос опять Ховрина.
— Да, боюсь опять засветиться. Прошлые сутки еле-еле отвертелся от авиации...
— Ерунда! Пока никого нет. А если что, поможем уклониться.



Адмирал Ховрин Николай Иванович. Худ. И.А.Пензов. - «Адмиралы и генералы советского и российского флотов. Портретная галерея Российского государственного военного историко-культурного центра при Правительстве Российской Федерации.»

Хороший мужик Ховрин! Как я уже упоминал, мы с ним уже встречались. Маленькое отступление в прошлое. Дело было так. Зима. Флот ожидает прибытия «очень высоких гостей» из Москвы. Естественно, готовится грандиозный «спектакль» на воде — демонстрация морской мощи. В программе: торпедная атака ОБК подводной лодкой, контратака подводной лодки реактивными бомбометами с кораблей охранения атакованного ОБК, отражение налета авиации с артиллерийскими и ракетными стрельбами по воздушным целям, стрельба крылатыми ракетами по морской мишени атомной подводной лодки и т. д.
Непосредственным организатором спектакля с участием надводных кораблей был Ховрин, он же проводил инструктаж.
— Так, где тут командир лодки, который должен стрелять торпедами?.. Встаньте. Та-а-к... Вам задача: занять к ... ч 00 мин вот эту позицию (показывает на схеме) и с приходом крейсера с «высокими» гостями в эту точку (показывает на схеме) выпустить две торпеды так, чтобы одна прошла под ходовым мостиком, а вторая под грот-мачтой. Сразу после залпа всплыть, показывая свое место, и тут же срочно погрузиться и полным ходом уходить в сторону... По вашему месту погружения сразу будет нанесен удар кораблями охранения и МПК из реактивных бомбометов!.. Вопросы?..
— Два вопроса. Первый — какова дистанция залпа? На взгляд по схеме кабельтов 30?
— Точно! Дистанция залпа 30 кб.
— Да, но с такой дистанции две торпеды под крейсер просто технически не положить!
— Хм-м! Мне в штабе флота сказали, что вы «снайпер» в торпедной стрельбе, что уже клали две торпеды под крейсер... А тут совсем просто, элементы движения, курс и скорость крейсера Вам заранее будут переданы по радио...
— Да, но тем не менее с такой дистанции гарантии попадания нет. И цель может не совсем точно удерживать курс и скорость, и торпеды из-за ухода гироскопа не точно выдерживают направление движения. С такой дистанции по теории нужен шеститорпедный залп.
— Так, хорошо. Давай дистанция залпа 20 кб — и вопрос закрыт. Второй?
— Бомбы боевые?
— Конечно!



Малый противолодочный корабль. П.П.Павлинов.

Сел, а сам думаю: «ничего себе задачка!» С 20 кб тоже не попасть, позоруха будет... Главное — из-под бомб уйти.
В конечном счете ситуация разрешилась просто. В день «спектакля» Уссурийский залив оказался покрыт довольно толстым слоем льда, лодка врубилась в лед и не смогла пройти в назначенную позицию стрельбы. ОД флота нырнуть под лед не разрешил, и мы из «программы» выпали.
Но вернемся в Филиппинское море... Всплыл, подошел к крейсеру на голосовую связь. Море чуть колышет, ярко светит солнышко, на небе ни облачка. Красота!.. А вот и «супостат» прилетел.
Вокруг кораблей закружили патрульный «Орион» и противолодочный «Трекер».
— Командир, давай выпусти команду наверх, пусть подышат свежим воздухом, на солнышке погреются, — это голос Ховрина по палубной корабельной трансляции гремит на весь океан. На крейсере и на эсминцах на верхней палубе свободные от вахт моряки в трусах и плавках, все загорелые.
— Да они у меня все грязные, в замусоленном одноразовом белье. К тому же выдали зимний комплект с кальсонами. Так моряки их оборвали выше колена, лохмотья висят. «Супостаты» увидят — со смеху попадают, международный скандал! А насчет погреться — так у меня в лодке температура 45-65 градусов!



На ходовом мостике подводной лодки «С-337». Филиппинское море. 1967 год.

— Выпускай, ничего страшного! Пусть ноги омоют в филиппинских водах...
— Внизу, свободным от вахты разрешен выход на палубу.
...И повалили «подводные духи» из чрева... Возносимые жарким, душным и влажным лодочным воздухом, гонимым через шахту рубочного люка мощными вентиляторами, с развевающимися рубахами и подштанниками разового белья, моряки сноровисто один за другим высыпали на палубу. И вдруг, усиленный мощными громкоговорителями палубной корабельной трансляции, над морем раздался дружный хохот. Хохотали моряки крейсера, хохотали моряки ближайшего эсминца. Наверно, хохотали в небе и америкосы. Наши сначала от неожиданности ошалели, а потом, глядя друг на друга, начали хохотать — и было от чего. Белое разовое белье (зимний комплект; летом положено выдавать голубое — рубаху и трусы) превратилось в подобие маскобмундирования с черными и рыжими масляными пятнами. Кальсоны, оборванные при этом выше колена на разном уровне, дополняли этот живописный наряд. Из этих лохмотьев контрастно торчали бледно-зеленые лица и конечности... Еще раз (уже в который!) подумал, что служба на дизельных подводных лодках, особенно без системы аэрокондиции, не сахар.
— Да, ожидал я что угодно, но такого предположить не мог, — это голос по трансляции Ховрина, — но, тем более, пусть понежатся на солнышке.
Ну, ладно, часик понежились, надо и дело делать.
— 1-й, я 37-й, авиация прицепилась, мне надо как-то удрать?
— Не волнуйся, становись в кильватер, пока пойдем совместно, пусть привыкнут, потом жизнь подскажет.



Стали в кильватер за крейсером, справа и слева по траверзу эсминцы. Пошли на юг. Самолеты в воздухе. Судя по бортовым номерам «Трекеры» сменяют друг друга. Наверно, где-то близко АПУГ! Точно! Поздно вечером, когда уже наступила кромешная тьма и только яркие звезды на черном небе отделяли небо от черной глади океана, там на горизонте, справа по нашему курсу открылись ходовые огни боевых кораблей. В ярких оранжевых огнях, освещающих полетную палубу, в окружении шести кораблей охранения пересекающимся курсом шел авианосец. Когда сблизились кабельтовых до 60, с авианосца засигналили прожектором. Наш крейсер ответил.
— Сигнальщик, читай. Внизу, приготовить международный свод сигналов.
По своду разобрали: «Мы корабли ВМС США. Кто вы и куда идете?». Крейсер ответил: «Мы корабли ВМФ СССР. Идем куда хотим!» — жестко, но верно!
— Мостик, с «Варяга» передали: «Приготовиться исполнить "Грунт"».
Ясно. Замысел Ховрина понятен — в «свалке» расхождения с кораблями АПУГ, когда внимание отвлечено переговорами и т.п., нырнуть, «супостат», самолеты и корабли могут не заметить погружение лодки. Тем более что лодка идет без ходовых огней в плотном окружении своих эсминцев, а потому на малой дистанции на экране радиолокатора трудно не потерять малую цель.
— Мостик, на связи 1-й, требует 2-го на связь. Беру микрофон радиостанции ЗАС:
— 1-й, я 2-й, на связи...
— 2-й, я 1-й. Ты меня понял?
— Понял. Готов исполнить «Грунт», ныряю с поворотом вправо, под корабли АПУГ, на контркурс, когда мой траверз пройдет головной эсминец. Он только один идет с гидролокатором.
— Правильно. Исполняй «Грунт»! Счастливого плавания!
— Спасибо, вам счастливого плавания!
Так... Вот уже головной позади траверза... Расходимся с кораблями АПУГ правыми бортами в дистанции кабельтов 20, они пересекают наш курс по корме...



— Стоп оба дизеля! Все вниз! Срочное погружение!
Нырнули... Ходом под слой «скачка»... Над головой прошумели винты корабля охранения. Посылки гидролокатора дежурного эсминца чуть слышны... Напряжение спало. Готовность № 2 подводная. Курс в базу, пока нацелились на острова Амами.
В середине следующего дня справа по корме стали слабо прослушиваться посылки гидролокаторов. Примерно через час стихли. Ближе к вечеру (хотя какой день-вечер под водой!) посылки обнаружились вновь, но более сильные. Классифицировали — гидролокаторы AN/SQS-23 и AN/SQS-26. Это уже серьезно! АПУГ возвращается? Хватились, что лодка исчезла! Бросились искать? Увеличил ход. Надо попытаться выйти из полосы поиска? пока корабли далеко, слышим мы их в дальних зонах акустической освещенности.
К 21 ч 00 мин стало ясно, что из полосы их поиска не выскочить, своя скорость мала, лодка-то дизель-электрическая, не атомоход. Идут широким фронтом, по центру молотит мощный гидролокатор AN/SQS-26, еще пять гидролокаторов AN/SQS-23 по флангам. Что делать?!
Надо всплывать, попытаться уйти надводным ходом, тем более что уже и аккумуляторную батарею заряжать пора. Да, надо всплывать, а то под водой вцепятся, гонять начнут, безопасно не всплывешь...
Всплываем. Ближе к поверхности стало покачивать. Это хорошо, среди волн рубку дизелюхи радиолокатором заметить трудно. Посылки гидролокаторов уже бьют хлыстом по корпусу, ближняя зона акустической освещенности. Вот-вот схватят! Поднимаю периcкоп, оборот по горизонту... Ничего не видно, волна швыряет здорово...
— Продуть среднюю... Отдраен верхний рубочный люк.
Выскакиваю на мостик... Справа по корме по горизонту огни кораблей, в центре в оранжевом ореоле авианосец, значит, в воздухе самолеты ПЛО «Трекер». Точно!
— Мостик, метрист. Слева 90 опасный сигнал самолетной РЛС AN/APS-44!
Опасный сигнал! Ничего, среди таких волн он нас не видит. А волна большая, хотя ветра нет... Толчея! Зарождается тайфун? Точно. Звезды только над головой, а по горизонту уже мгла, тучи. Да, но на такой волне и нам ход под дизелями не очень-то разовьешь, рубку зальет. Тем временем балласт продут, можно давать ход вторым дизелем.



— Внизу, поднять шахту РДП, подача воздуха к дизелям через воздухопровод РДП... Задраен верхний рубочный люк.
Так и пошли, под обоими дизелями полным ходом. Наблюдение за внешней остановкой в два перископа и поисковым радиолокационным приемником. Вышли из полосы поиска АПУГ, зарядили аккумуляторную батарею и под утро нырнули на спасительную глубину.
В родную базу, в бухту Улисс во Владивостоке вернулись вовремя, без каких-либо происшествий, встреч с «супостатом» накоротке уже не было. На переходе написали и напечатали отчет. Написал все как было, без утайки. Хотя, честно говоря, об аварийном всплытии из-за попадания воды в 4-й отсек через газопровод РДП не упомянул.
Кто читал отчет и насколько внимательно в штабе бригады и эскадры — не знаю, но возмутился только начальник разведки эскадры:
— Ты что, с ума сошел?!. Все пишут всегда, что поход прошел скрытно, а ты расписал, как тебя гоняли... Кому нужна твоя откровенность? Ты же в академию идешь! Смотри, дробанут! Перепиши лучше, на флоте не примут.
— Да, нет. Пусть все остается, как есть. Мне некогда. Вступительные экзамены через пару дней, а решения главкома о приеме без экзаменов до сих пор нет. Первый экзамен математика, надо хоть немного подготовиться. И так все за счет собственного отпуска.
— Ну, смотри, как знаешь... Я свой вывод напишу. Информация конечно ценная, но скрытность-то нарушена. Однако и флагштур высказывал недовольство...
Второй и, считаю, окончательный отзыв на свой отчет за тот и последующие походы, я получил много лет спустя, уже в конце службы, когда прибыл к последнему месту службы в НИИ ВМФ в Петродворце. Похвала была от однокашника по училищу Саши Золотова. Он тут докторскую защитил на наших отчетах за боевые службы. А начинали мы вместе во Владивостоке в 1955 году.



Золотов Александр Никитович, выпускник Рижского НВМУ 1951 года, доктор военных наук. - В.М.Йолтуховский. Знаменитые люди Северного флота. Биографический словарь.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю