Подлодки Корабли Карта присутствия ВМФ Рейтинг ВМФ России и США
Какой способ жилищного обеспечения военных вы считаете наиболее оптимальным?
Жилье в натуральном виде
    64,10% (50)
Жилищная субсидия
    17,95% (14)
Военная ипотека
    17,95% (14)

Поиск на сайте

А.Н.Луцкий. ЗА ПРОЧНОСТЬ ПРОЧНОГО КОРПУСА (воспоминания и размышления подводника ветерана «холодной войны») 2-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург 2010. Часть 20.

А.Н.Луцкий. ЗА ПРОЧНОСТЬ ПРОЧНОГО КОРПУСА (воспоминания и размышления подводника ветерана «холодной войны») 2-е издание, переработанное и дополненное. Санкт-Петербург 2010. Часть 20.

— Товарищ адмирал, я же государственный человек, нахожусь на государственной службе. К кому ж мне обращаться за помощью, как не к вам как представителю государства? Государство ведь должно иметь определенные обязательства передо мной, как и я перед ним? Тем более что прошу всего на месяц...
Договорить не удалось. Моя сентенция начальника просто взорвала:
—Да вас вообще надо гнать со службы... Случайный человек... Сейчас позвоню главкому, чтоб отменили приказ о назначении... Во-о-н!



О А.Е.Орле (экипаж "С-13" называл его "птичкой";) см. ОЛЕГ СТРИЖАК - "CЕКРЕТЫ БАЛТИЙСКОГО ПОДПЛАВА": "Ни от кого в жизни Орел, я думаю, не натерпелся столько страху, как от Маринеско и его команды".

Пришел домой, рассказал, расстроились, но делать нечего. Надо собираться. Вещи (а их набралось прилично — на целый 5-тонный контейнер) складировали в городской квартире у родственников, а сами — на их же дачу в Рощино, в верандную пристройку. Квартиру сдал, явился в отдел кадров за предписанием. Но не тут-то было, не дают: завтра-де приезжают представители управления кадров МО СССР, будут разбираться и беседовать. Орел действительно в тот же день позвонил главкому, они приятели, но процедура отмены приказа МО не так проста, и вот завтра в 15 ч 00 мин надо быть на беседе. Смотался в Рощино, успокоил, как мог, жену, а утром на электричку — опять в город.
Комиссия, два капитана 1 ранга, уже после встречи с начальником академии, внимательно выслушали меня, откровенно посочувствовали и дали добрый совет: «Орла мы знаем, но советуем незамедлительно ехать в Москву на прием к главкому».
В Москве до главкома не допустили, провели в кабинет к начальнику кадров ВМФ вице-адмиралу Бодаревскому. Умные глаза, участливый взгляд.
— Я только что от главкома. Вот тебе один лист бумаги, иди в Ленинскую комнату, в твоем распоряжении полтора часа, напиши на имя главкома объяснительную записку так, чтоб не уронить своего достоинства и дать шанс Орлу отступить тоже с достоинством. Ясно?
Это тест, тест на профпригодность!
В Ленинскую комнату проводил офицер.
— Ты извини, приказано дверь закрыть на замок, пока не напишешь — не выпускать. Напишешь, звони по местному телефону... Вот графин с водой, жарко. Вот мусорное ведро... мало ли что. Адью! Звони...
Над объяснительной я мучился действительно долго. Как же написать, чтоб и овцы целы и волки сыты?.. Почти на исходе времени звоню по местному. Провели опять к .Бодаревскому. Читает почти с непроницаемым лицом, в конце добрая ухмылка.
— Посиди в приемной, я сейчас... Возвращается минут через 20.
— Ну, возвращайся в Питер, получай свое предписание, счастливой службы тебе! Впредь будь осмотрительней!



Вице-адмирал Бодаревский Юрий Сергеевич. - Знаменитые люди Тихоокеанского флота. Биографический справочник В.М.Йолуховский.

«КУРСК»

Воспоминания придется прервать...
«Курск» — очередная трагедия в нашем подводном флоте. Вернее, это событие общегосударственного, национального масштаба. Об оценке этого события в СМИ сказано уже много — и это не моя тема. Уже начались подводно-технические работы по подъему тел погибших подводников. Хочется записать свою версию возможных причин гибели лодки.



Клебанов, председатель госкомиссии, продолжает отстаивать три версии: столкновение с неким подводным объектом, подрыв на мине периода ВОВ и взрыв торпеды в 1-м отсеке лодки. Командование флота, ВМФ и кое-кто из ветеранов-подводников, например, адмирал Эдуард Балтии (кстати, я его знаю лично по службе на Камчатке) отстаивают версию столкновения с американской или английской подводной лодкой.
Когда это случилось, я был на даче, в институте работал по сокращенке, два дня в неделю — в среду и четверг. Первую информацию получил по телевизору в понедельник. В среду приехал в институт. Тут же высказал свою верcию: лодка погибла от взрыва торпедного боезапаса в торпедных аппаратах из-за того, что врезалась в грунт, и хорошо бы знать, в каком положении кормовые горизонтальные рули. Через пару дней от ЦКБ «Рубин» стало известно, что КГР действительно переложены на большой угол на погружение, нос разворочен, все выдвижные устройства подняты, перископ погнут. Еще больше уверился в своей версии. Пошел к начальнику отделения и предложил ему доложить версию директору С.Г.Прошкину для озвучивания в «Рубине» на госкомиссии. В следующую среду поинтересовался: как воcпринято. Оказалось, что данная версия генеральным директором ЦКБ «Рубин» Спасским воспринята без энтузиазма, больше пытаются проверить версию пожара и взрыва торпеды в отсеке. Еще бы! Тогда же виноват уж точно не «Рубин», а «Гидроприбор»!
Ну, ладно, по порядку о версии. Непосредственно перед катастрофой ПЛАРК «Курск» шла на перископной глубине, по глубиномеру ЦП (центрального поста) 15-18 метров, под килем метров 70-80. (Кто ж загнал такого «мастодонта» плавать на таком мелководье?!) Скорость хода, наверно, узлов 8, т. е. 4 м в секунду. По какой готовности был распределен по отсекам личный состав? По готовности №1 или №2? Неизвестно. Подсказать должны результаты обследования кормовых отсеков. Ждать уже не долго. Далее. При плавании на перископной глубине подводная лодка, как правило, поддифферентовывается так, чтобы иметь некоторую отрицательную плавучесть. Тогда, чтобы идти на заданной глубине хода, лодка рулями удерживает небольшой дифферент на корму, и корма не «липнет» к волне, и если вдруг необходимо быстро уйти на глубину, то, «переломив» дифферент рулями на нос, лодка быстро отрывается от поверхности.
Этот маневр применяется, когда надо уклониться от таранного удара надводного корабля или когда надо срочно уклониться от возможного обнаружения противником.
Итак, лодка идет на перископной глубине. Об этом свидетельствуют поднятые выдвижные устройства. Если бы она только-только всплыла, то поднят был бы только один перископ. А тут подняты все: радиоантенна, мачта поискового радиолокационного приемника и т.п. Значит, командир успел уже осмотреться вокруг по горизонту и воздуху.



Последний причал. В.П.Яркин.

Что произошло в следующий момент? Во-первых, мог быть «нормальный» отказ матчасти, заклинка КГР на погружение. Лодка быстро дифферентуется на нос, от набегающего потока возникает дополнительная топящая сила, под суммарным действием начальной отрицательной плавучести и этой силы лодка быстро теряет глубину. Так иногда бывает. Всякая техника имеет меру надежности, вероятность отказа. Меры противодействия этому специально отрабатываются в процессе боевой подготовки. Первое действие — «Реверс!» или «Турбины (моторы) назад ПОЛНЫЙ!». Гасится инерция переднего хода, вдруг нарастающий дифферент на нос отходит, лодка выходит на ровный киль — и все кончается благополучно. Если недостаточно «реверса», можно помочь частичным продуванием носовой группы цистерн главного балласта воздухом высокого давления. Можно вообще аварийно продуть весь балласт и всплыть! Все кончается благополучно, если не провалились глубже предельной глубины погружения или... если хватило глубины и не врезались в грунт! В нашей ситуации до грунта ходу всего 23-25 секунд! Лодка, пока не погасится инерция 25-тысячетонной массы, 300-400 м носом «пашет» ил, слой которого всего 1,5—2 м, о скальное гранитное ложе сминает носовую оконечность, сминает-корежит трубы торпедных аппаратов, которые торчат из прочного корпуса лодки на 2/3 своей длины, а в них корежатся торпеды, боевые зарядные отделения торпед, запальные стаканы, вторичные и первичные детонаторы — и... ВЗРЫВ! Первый удар лодки о грунт мог быть идентифицирован акустическими системами американских лодок и сейсмостанций Норвегии как взрыв 100 кг тротила, второй взрыв через некоторое время (пока лодка «пахала» носом) оценен в 1500-3000 кг тротила. Сходится. Так могли рвануть торпеды в аппаратах, может, еще одна-две в отсеке от удара оторванных задних труб или задних крышек ТА. В результате — разорванный нос, снесенные носовая переборка и переборка между 1-м и 2-м отсеками, а может и последующие, вплоть до ядерного отсека. Кроме того, от удара о грунт массивный прочный корпус лодки сработал как стальной сердечник бронебойного снаряда, обрывая жесткие связи и конструкции с легким корпусом, ушел вперед. Из-за этого оказались поврежденными комингс-площадка с «зеркалом» и сам люк 9-го отсека, заполнилась шахта спасательного устройства 9-го отсека. На легком корпусе видны продольные разрывы, как будто вспоротые стабилизаторами «чужой» подводной лодки. Эти разрывы могли появиться тоже из-за смещения прочного корпуса относительно легкого. Понятно, в результате такой катастрофы в носовых отсеках люди погибли в первые же секунды. Корма затопилась тоже, но позже через дейдвудные сальники гребных валов и оборванные патрубки забортных устройств вследствие удара о грунт. Часть тяжелых механизмов и устройств могла быть сорвана с фундаментов, с резинометаллических амортизаторов. Из-за коротких замыканий могли возникнуть пожары, возгорания, загашенные впоследствии затоплением отсеков. В результате затопления отсеков, а это могло происходить довольно быстро (вода поступала под давлением 10 кг/см2), воздушная подушка в них сжалась в 10 раз, парциальное давление углекислого газа (возможно, других вредных примесей) в атмосфере отсеков возросло тоже в 10 раз, и отравление оставшихся в живых после катастрофы людей наступило довольно быстро. Я думаю, часа через два-три. Итак, это один вариант развития событий. Что могло быть еще?



Могло быть и так. Внезапно командир или вахтенный офицер в перископ впереди по курсу увидел перископ «чужой» подводной лодки и принял решение уклониться от столкновения срочным уходом на глубину. Команда боцману, рули на погружение, дифферент на нос... А дальше все по предыдущему сценарию. А если столкновения или даже легкого касания избежать не удалось, то это дополнительный импульс на увеличение дифферента, и ходу до грунта еще меньше — секунд 15-18! Лучшим решением в этой ситуации, на мой взгляд, была бы попытка уклониться изменением курса... Ну коснулись бы две лодки, вывешенные почти с нулевой плавучестью, ну вмятина на легком корпусе, не больше. В крайнем случае продуй балласт аварийно и всплыви.
Так... Только что передали по радио, что опознали тело капитан-лейтенанта Колесникова! В кармане записка. Двадцать три человека из 6-, 7- и 8-го отсеков перешли в 9-й. Выйти из лодки не удалось... Понятно, шахта спасательного устройства затоплена. Все ли нам сказали? Ничего о причинах аварии... Не может же записка начинаться с 12 ч 58 мин и с информации о том, что 23 человека перешли в отсек живучести! А что до того? Ведь почти час они боролись за живучесть, каждый в своем отсеке. Да, и чтобы перейти из отсека в отсек, надо согласовать свои действия со смежным отсеком, переборочные двери же задраены. Значит перестукивались? А когда собрались вместе, наверно, обсуждали: что же произошло? Должна быть информация. Подождем.
Так, за сутки ничего нового, в Баренцевом море шторм. Продолжим записывать свои версии.
В-третьих, могло быть и так. В перископ впереди по курсу вдруг увидели идущий на лодку крупный надводный корабль или судно, например, танкер с носом ледокольного типа. Тут уж однозначно команда: «Боцман, ныряй на глубину...». Но свободной глубины-то под килем нет! Так и Гагарину в свое время не хватило высоты, не смог вывести самолет из штопора и врезался в землю. Что же было на самом деле? Лодка или надводный корабль? «Корабль» — все же маловероятно, если корабль, то это свой. Такое не скрыть! Хотя напрашивается и такая версия, очень уж быстро нашли лодку — три с половиной часа. Такое может быть, если место события известно с большой точностью. Что-то тут не все чисто! На наших «темнил» это похоже. В первые дни такую «лапшу» на уши вешали! Или СМИ перевирали?



Капитан-лейтенант Дмитрий Колесников: ... отчаиваться не надо.

Да, о версиях взрыва в отсеке и мине. Пожар и последующий взрыв в отсеке отпадают, потому что лодка сразу бы аварийно всплыла в надводное положение. С пожарами в мирное время борются в надводном положении, да и характер взрыва подводный, а не приповерхностный. Мина тоже отпадает, так как мина периода ВОВ прочный корпус такой лодки не достанет. Легкий корпус разрушит, но не больше. Лодка бы, конечно, опять просто аварийно всплыла.
Так что же было? НК или ПЛ? Пожалуй, все-таки ПЛ. По случаю зашел к начальнику отделения (он в «Рубине» фильмы подводных съемок «Курска» смотрел), так он рассказал, что у «Курска» не только небольшая вмятина на боку легкого корпуса, но и правое перо носового горизонтального руля загнуто в легкий корпус, а левое, наоборот, вывернуто. Так что скользящий удар, видимо, все же был. Да, но не дырка же в прочном корпусе, не потеря плавучести! Скорее всего, если бы не собственный «нырок» на таком мелководье, то катастрофы бы не было. А может перо загнул баллон ВВД, отброшенный взрывом? Это версии. А как было на самом деле? Может, все же узнаем. Во всяком случае, спланировать и не обеспечить безопасность плавания такого уникального во всех отношениях корабля на таком мелководье... Это что? Глупость? Халатность? Безответственность?.. Или преступление?
Еще кое-какие рассуждения. Если бы лодка имела не носовые торпедные аппараты, выдвинутые вперед из прочного корпуса, а бортовые, развернутые под углом, например, из 2-го отсека, как у американских лодок, был бы взрыв? Кстати, и для акустики в носовой оконечности было бы больше места, да и шумы бы во время приготовления торпедных аппаратов к выстрелу не мешали бы акустикам пеленговать цель. Или еще. А если бы вместо детонаторов в БЗО торпед стояли бы электровзрыватели без инициирующих веществ, был бы взрыв? Ведь тротил, да и смеси его, как мыло! Будут ли сделаны правильные выводы после этой трагедии?
Можно было бы порассуждать и о нынешнем состоянии нашей аварийно-спасательной службы. Ведь и этим делом мне пришлось заниматься. Два с половиной года был командиром 438-го ОДАСС, отдельного дивизиона аварийно-спасательных судов КВФ. Уже после ОДАСС, будучи заместителем командующего КВФ по ВиС, часто привлекался к руководству аварийно-спасательными работами флотского масштаба. Кстати, был начальником штаба экспедиции по подъему затонувшей на Камчатке ПЛАРК пр. 670 «К-429». Тогда же, еще до сформирования экспедиции, осуществлял общее руководство как бывший спасатель по обеспечению выхода подводников из затонувшей ПЛ мокрым способом через торпедный аппарат методом «свободного всплытия».



Адмирал Сидоров Владимир Васильевич. И.А.Пензов.

Примечательно, что в районе затопления ПЛ находился и командующий флотилией подводных лодок, но командующий ТОФ адмирал Сидоров руководство поручил мне, и главком ВМФ его не поправил. И это после того, как я его сильно подвел, даже «подставил» столкновением двух наших ПЛАРБ летом 1978 года. Повреждения были легкие, зачинили быстро, но выход этих лодок на боевую службу в заданный срок был сорван. Меня с должности зам. командующего флотилией подводных лодок на Камчатке снял своим приказом министр обороны, а главком ВМФ настоял на том, чтобы назначить с понижением своим приказом.
«Обидную» должность искали долго, даже заштатный двухмесячный срок прошел. Наконец, нашли. Назначили командиром 438 ОДАСС КВФ, должность капитана 2 ранга. Ну, об этом потом более подробно.
Коснулся этих воспоминаний только для того, чтобы сказать, что имею личный опыт столкновения двух лодок, и не маленьких— по 12 тысяч тонн каждая. Подъемом лодки занимались почти полтора месяца. Привлекались силы всех флотов Союза. И Главком адмирал Флота Советского Союза С.Г.Горшков провел там не один день!
«К-429» пришлось поднимать дважды. Еще раз ее умудрились утопить у стенки завода, где ее восстанавливали после первого потопления. После второго потопления списали. «Курск» тоже поднимут. Надо. Но восстанавливать, конечно, не будут.

Продолжение следует.



Верюжский Николай Александрович (ВНА), Горлов Олег Александрович (ОАГ), Максимов Валентин Владимирович (МВВ), КСВ.
198188. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, дом 11/3, кв. 70. Карасев Сергей Владимирович, архивариус. karasevserg@yandex.ru


Главное за неделю